Категории
 
архив
 
94 < 95 > 96



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Сергей Булгаков — первый крымский репатриант

/ЕВГЕНИЙ КОКОУЛИН/

[1K] Среда обитания :: Сергей Булгаков — 
первый крымский репатриантРусские изгнанники

Сергей Булгаков известен как философ, мыслитель-гуманист, который искренне исповедовал марксизм, но решительно с ним порвал, обратившись к религии. В СССР имя этого человека, одного из столпов российского религиозно-философского ренессанса начала XX века, не употреблялось без ругательных эпитетов.

Пожалуй, нет в нашей новейшей истории более загадочной фигуры, чем Сергей Николаевич Булгаков. Он стоял у истоков российского социал-демократического движения, но по благословлению патриарха Тихона был рукоположен в священнический сан. В СССР его книги запрещались, а если и распространялись, то самиздатом. Но и во времена перестройки первые издания книг С. Булгакова на его родине тоже ждала нелегкая судьба — в 1995 году в Москве один из священников демонстративно сжигал их во дворе храма.
Так кто же он, Сергей Булгаков? Отчего многочисленные книги, статьи и проповеди этого выдающегося философа, социолога и богослова широко известны на Западе и до сих пор почти не известны у нас? И почему, размышляя в конце жизни о своей судьбе, Булгаков с горечью заметил: «Чужой среди своих, свой среди чужих, а в сущности, нигде не свой…»

Рожденный в епитрахили

Сергей Николаевич Булгаков родился в 1971 году на Орловщине в шестом поколении провинциальных священников. Огромный род Булгаковых, происходивший от татарских князей, широко расселился по России. Среди Булгаковых были церковные писатели, историки, богословы, в том числе известный Московский митрополит Макарий. Друзья Булгакова шутили, что он рожден в епитрахили, то есть священником.
«Примерно до 12 — 13 лет, — вспоминал Булгаков, — я был верным сыном церкви по рождению и воспитанию, учился в духовной школе, сначала в духовном училище (четырехклассном) в родном городе Ливнах, а затем в Орловской духовной семинарии (3 года). Уже в первом-втором классе семинарии наступил религиозный кризис, который закончился утратой религиозной веры на долгие, долгие годы…»
Сделавшись, как он сам писал, «жертвой мрачного революционного нигилизма», Сергей Булгаков летом 1887 г. оставил Орловскую семинарию и после двухлетнего пребывания в Елецкой гимназии продолжил учебу в Московском университете «для того, чтобы тем спасать отечество от царской тирании...». Не удивительно, что юный Булгаков увлекся марксизмом. «Мне шел двадцать четвертый год, — вспоминал он позже. — Но уже почти десять лет в душе моей подорвана была вера, и после бурных кризисов, сомнений в ней воцарилась религиозная пустота… Одновременно с умственным ростом и научным развитием душа неудержимо и незаметно погружалась в липкую тину самодовольства, самоуважения, пошлости…»
В то время Сергея Булгакова многое объединяло с его сверстником В. Ульяновым (Лениным) — отказ от религии, приверженность марксизму и даже учеба на юридическом факультете университета. И хотя в дальнейшем их пути резко разошлись, они внимательно читали книги и статьи друг друга.
После окончания университета Булгакову была предоставлена двухлетняя научная командировка в Германию. Там он познакомился с известным немецким социологом М. Вебером, и они оба начинают работу над исследованием роли религии в развитии общества. При этом Сергей Булгаков выдвинул идею «христианского социализма» (в книге «От марксизма к идеализму», 1903 год). «Капитализм, — писал он, — есть организованный эгоизм, который сознательно и принципиально отрицает подчиненность хозяйства высшим началам нравственности и религии, он есть служение мамоне… Никогда еще в истории и не проводилось в жизнь такое безбожное, беспринципное служение золотому тельцу, низкая похоть и корысть, как ныне». М. Вебер придерживался иных взглядов, которые изложил в книге «Протестантская этика и дух капитализма» (1904 год). Но Булгаков отличался от своего немецкого коллеги еще и тем, что не довольствовался лишь научной работой. В 1904 году вместе с Н. Бердяевым он редактирует журнал «Новый путь», в 1906 г. участвует в создании Союза христианской политики, а в 1907 г. от Орловской губернии как беспартийный «христианский социалист» избирается депутатом второй Государственной Думы.

«У меня была смерть на душе...»

В 1909 г. Сергей Булгаков переживает личное горе — в Кореизе, где было имение родственников его жены Елены Токмаковой, умирает его четырехлетний сын. В письме своему другу он тогда написал: «Как изобразить Вам пережитое? Скажу одно: я еще никогда не переживал такой муки в своей в общем благополучной, хотя и не свободной от утрат жизни…»
После личной трагедии Булгаков отходит от активной политической работы. Вероятно, смерть сына заставила его пересмотреть прежние взгляды на жизнь и свое место в ней. В том же году в знаменитом сборнике «Вехи» он публикует статью «Героизм и подвижничество». Теперь Сергей Булгаков подвергает «пламенных революционеров», не имеющих Бога в душе и премудрости Божией в голове, убийственной критике. Прочитав эту брошюру, Ленин был в бешенстве. Через 13 лет вождь революции расквитается со всеми авторами философского сборника, включая С. Булгакова, С. Франка, Н. Бердяева, П. Струве и других.
Вспоминая Февральскую революцию, Булгаков удрученно писал: «...Начали ловить и водить переодетых городовых и околоточных с диким и гнусным криком... появились сразу зловещие длинноволосые типы с револьверами в руках и соответствующие девицы... У меня была смерть на душе... А между тем кругом все сходило с ума от радости... брехня Керенского еще не успела опостылеть, вызывала восхищение (а я еще за много лет по отчетам Думы возненавидел этого ничтожного болтуна)...».
Летом 1917 г. Сергей Николаевич Булгаков участвует в организации Священного Собора православной российской церкви. Его избирают членом высшего церковного совета. Булгаков становится одним из сотрудников св. патриарха Тихона, который вскоре дает благословение на посвящение Булгакова в священнищеский сан, с сожалением заметив при этом: «Вы нам больше нужны в сюртуке, чем в рясе».
Сразу после рукоположения Булгаков был уволен с должности преподавателя в Московском университете и в начале июля уехал в Крым, где находилась его семья. В Москве остался старший сын Федор, которого он больше не увидит.

Последний полуостров Родины

В Крыму Сергей Булгаков на протяжении двух лет преподавал в Таврическом университете и в Симферопольской духовной семинарии. В этот период он написал свои последние философские книги: «Трагедия философии» и «Философия имени». Кроме того, он участвовал в работе временного высшего церковного управления на юго-востоке России. Его перу принадлежит «Послание ВВЦУ православному русскому народу», в котором, в частности, говорилось: «Многими тяжкими грехами осквернился народ наш в недобрые годины мятежного лихолетья и смуты: бунт и измена, пролитие крови и братоубийство, безбожие и осатанение, богохульство и кощунство, разбой и лихоимство, зависть и хищение, блуд и растление, празднолюбие и празднословие». Послание, написанное им в 1918 г., осуждало «учение безбожное» и его «лукавых лжеучителей, которые лестью обманули народ, чтобы затем поработить».
В конце 1920 г., после разгрома Врангеля, Булгаков «по причине священства» был вновь исключен из числа профессоров — на сей раз Симферопольского университета. Он переезжает в Ялту, где смиренно служит вторым священником Александро-Невского собора. Он не имеет возможности не только публиковать, но и высказывать свои взгляды. Но весной 1922 года уже смертельно больной Ленин вспоминает о нем. В то время вождь пишет печально известное письмо: «Изъятие церковных ценностей должно быть произведено с непреклонной решимостью. Чем большее число реакционной буржуазии и духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». А 19 мая Ленин адресует Дзержинскому инструкцию о проведении массового ареста и высылки «писателей и профессоров», причем лично участвует в подготовке проскрипционного списка.
Уже в августе того же года в Москве, Петрограде, Киеве и в других крупных городах были арестованы и высланы за границу около 200 историков, философов, экономистов, математиков, журналистов. В список в первую очередь попали все российские философы и публицисты, «засветившиеся» в сборнике «Вехи». К ним «пристегнули» и всех прочих, в том числе ректора Московского университета профессора Hовикова, ректора Петроградского университета профессора Л. Карсавина, социолога П. Сорокина, гениального конструктора И. Сикорского, изобретателя телевидения Зворыкина, композитора С. Рахманинова, математика В. Стратонова. По этому случаю Л.Троцкий разразился в «Известиях» статьей, суть которой сводилась к следующему: «Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».
Высылаемым разрешалось взять: одно зимнее и одно летнее пальто, один костюм, по две штуки всякого белья, две денные рубашки, две ночные, две пары кальсон, две пары чулок. Золотые вещи, драгоценные камни, за исключением венчальных колец, были к вывозу запрещены, даже нательные кресты следовало отдать на нужды революции.
Сергея Булгакова между тем не «брали» вплоть до октября. Может быть, «вождь мирового пролетариата» махнул рукой на заштатного православного священника? Нет, телеграмма за подписью зампреда ГПУ Уншлихта о производстве обыска и аресте «профессора-лектора Булгакова» была направлена в Крым 17 августа. Но в Крыму обнаружились два Булгаковых (второй — бывший секретарь Льва Толстого). Пока выясняли, какой же «профессор-лектор» имеется в виду, сделав, на всякий случай, обыск у обоих, прошло два месяца. Поэтому Сергей Булгаков был арестован лишь 13 октября. А 23 октября из Москвы пришла новая телеграмма: «Профессора Булгакова после ареста выслать за границу бессрочно. Обвинение — 57 статья кодекса. Об исполнении сообщите. Начсоперупр ГПУ Менжинский. Помначсоч ГПУ Дepибaс». Под подозрение бдительных чекистов, видимо, опять попал второй Булгаков. Лишь через месяц было утверждено постановление о бессрочной высылке Булгакова «из пределов РСФСР» без права возвращения.
27 декабря 1922 г. Сергей Булгаков покидал Крым, который очень любил. Это о нем он писал с горечью в своей книге «У стен Херсониса»: «Во всей России нет места более древнего и священного. Здесь залегло несколько пластов античной культуры, перед нами вскрытых, здесь и родилась духовно наша Родина... И как трудно связать эти истоки России с теперешним потопом грязи и крови...»

«Умираю всю оставшуюся жизнь»

Жизнь Сергея Булгакова за границей внешне сложилась вполне благополучно. Из Константинополя переехал в Прагу, где был избран профессором церковного права и богословия. В 1925 году переехал в Париж, где стал профессором богословия и деканом Православного богословского института. Но в своем дневнике он записал: «От родины я не должен, не могу и не хочу никогда отказаться и, значит, умираю всю оставшуюся жизнь».
Все его книги, написанные в эмиграции, были посвящены богословию. По поводу одной из них под названием «Агнец Божий» в 1935 году был издан указ Московской патриархии, осуждающий учение Сергия Булгакова и предостерегающий от увлечения им клириков и мирян. Впрочем, в дальнейшем ни один поместный собор не признал взгляды Булгакова ересью.
Отчасти этот конфликт был вызван расколом православной церкви, а также тем, что Сергей Булгаков принимал активное участие в экуменическом движении (объединении различных религиозных конфессий). Когда в конце 20-х годов начались первые конференции, конгрессы Всемирного совета церквей, Булгаков неизменно представлял на них православную церковь. Вне всяких сомнений, он делал это достойно. Недаром за рубежом его называли «совестью русской эмиграции».
Умер Сергей Булгаков в 1944 году и был похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа, недалеко от Парижа.
Вместо заключения: На основании статьи 1 Закона Украины от 17 апреля 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине» прокуратурой Автономной Республики Крым 22 февраля 1996 года С.Н. Булгаков был реабилитирован.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Среда обитания:

 

Компрофагия: Пискун и Порошенко «съедают» друг друга

[1K] Политика :: Компрофагия: Пискун и Порошенко «съедают» друг друга В Украине происходит невиданное по масштабам выпадение компрометирующих осадков на головы отдельных граждан. Уже есть первые жертвы, по прогнозам политологов, полку «замазанных» отставников может прибыть.

Он сражался за...

«Девочка Коля» во главе Германии

[1K] Политика :: «Девочка Коля» во главе Германии Политический кризис в Германии, кажется, подходит к логическому завершению. На этой неделе при формировании коалиционного правительства наконец-то стало известно имя будущего канцлера страны. Герхард Шредер уходит с политической арены, а лидер ХДС...

Власти признали, что стихийную торговлю нельзя победить, как мафию

[1K] Инфраструктура :: Власти признали, что стихийную 
торговлю нельзя победить, как мафию Похоже, стихийная торговля все-таки победила республиканские власти, и они почти готовы расписаться в собственной беспомощности. Как уже рассказывала «1К», какие бы методы борьбы с ней ни применялись, какого масштаба проверки и рейды ни...

Пьянчика сгубила любовь и... крахмал

[1K] Криминал :: Пьянчика сгубила любовь и... крахмал Если бы не Горбачев Михаил Сергеевич с его так и не оцененным по достоинству простым советским обывателем сухим законом, судьба нашего героя сложилась бы совсем иначе. Не было бы в его жизни ни подпольной торговли нелегальной водкой и наркотиками,...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Детей приглашали в «модельное агентство» и снимали обнаженными
  • Настоящий лимонник: лиана — красивая и целебная
  • «Не может быть!» — последняя удача Гайдая
  • Многоликий и коварный стоматит
  • Одышка: результат физической нагрузки или проблемы со здоровьем?
  • «Линия конфликта» Маши Ефросининой
  • Посадочные ямы для фруктовых деревьев
  • Суррогатное материнство: сдам в аренду… свой живот
  • Семена со своего огорода: сбор, хранение, обработка
  • Иван Папанин: хождение из чекистов в полярники
  • Корабли искусственного оплодотворения
  • Переоформление земли теперь будет длиться вечно?
  • Милицейский нокдаун «каратюгам»
  • Колдун убьет девушку
  • Высотным домам грозят пожары
  •  
    Яндекс.Метрика