Категории
 
архив
 
429 < 430 > 431



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

«Троянский конь» Николая Данилевского

/ЕВГЕНИЙ КНЯГИНИН/

[1K] Среда обитания :: «Троянский конь» Николая ДанилевскогоЛица минувшей эпохи

В истории можно насчитать совсем немного книг, во многом предопределивших судьбу человечества. Одной из них была книга Николая Данилевского «Россия и Европа», которая не потеряла свое значение и поныне. Впрочем, вопрос о том, кто действительно является ее автором, до сих пор остается открытым.

В начале 1869 года петербургский ежемесячный журнал «Заря» стал по частям публиковать сочинение Н.Я. Данилевского «Россия и Европа». Федор Достоевский, прочтя первые главы, написал сотруднику журнала Н. Страхову: «Статья же Данилевского в моих глазах становится все более и более важною и капитальною. Да ведь это — будущая настольная книга всех русских надолго; и как много способствует тому язык и ясность ее, популярность ее, несмотря на строго научный прием... Она до того совпала с моими собственными выводами и убеждениями, что я даже изумляюсь на иных страницах сходству выводов». Однако по мере выхода новых номеров журнала Достоевский все более разочаровывался в этом труде.
Как же могло случиться, что одна и та же книга вызвала у Достоевского столь противоречивые чувства, особенно если учесть, что он был хорошо знаком с автором произведения?

Узник Петропавловской крепости

Николай Яковлевич Данилевский родился 28 ноября 1822 года в селе Оберец Орловской губернии. Он происходил из старой дворянской семьи, основателем которой был казачий сотник Данила Данилевский. Отец Николая Данилевского в 1812 году оставил учебу в Московском университете и поступил на военную службу в действующую армию. В составе гусарского полка Яков Данилевский участвовал в заграничном походе русской армии, был ранен в «битве народов» под Лейпцигом и впоследствии дослужился до генерала. Маленький Николай не мог пойти по стопам отца — в детстве он был очень слабым, много болел. В 1837 году после учебы в частном пансионе в Москве Николай в качестве своекоштного воспитанника был принят в Царскосельский лицей. Там он подружился с будущим сенатором Николаем Семеновым, сыгравшим в его судьбе особую роль.
Те, кто учился с Данилевским, вспоминали, что память у него была превосходной, но с одним изъяном — он прекрасно запоминал имена и даты, но был не в состоянии запомнить стихи. Кроме того, Николай с большим трудом излагал свои мысли на бумаге. Видимо, поэтому в 1842 году, после окончания лицея, он предпочел поступить в качестве вольнослушателя на физико-математический факультет Петербургского университета. Спустя пять лет Данилевский выдержал экзамен на степень бакалавра по математике, а в 1848 году защитил диссертацию по ботанике, получив степень магистра. Юного ученого ожидала блестящая научная карьера, но летом 1849 года он был арестован и заключен в Петропавловскую крепость.
Арест был связан с тем, что в студенческие годы Данилевский очень увлекался идеями французского социалиста Шарля Фурье и на этой почве сошелся с участниками кружка Михаила Петрашевского. Всего по делу привлекли 252 человека, из них 21 вольнодумца, включая Достоевского, приговорили к смертной казни. На Семеновском плацу им зачитали приговор, был совершен обряд гражданской казни, после чего осужденных отправили на каторгу. Еще 23 человека отделались ссылкой. В их числе был и Данилевский. Мало того, что он три месяца провел в казематах Петропавловской крепости, так вдобавок Николай I лично отправил его в Вологду, назначив писарем в канцелярию вологодского губернатора. Это не помешало Данилевскому продолжить научные исследования. Его работа «Климат Вологодской губернии» была даже отмечена премией Русского географического общества.
В сентябре 1852 года в его жизни произошло радостное событие — к нему приехала красавица Вера Беклемишева, с которой Данилевский долго переписывался, и они поженились. Вскоре Николая Яковлевича перевели в Самару, казалось, все оборачивалось к лучшему, но его ожидало новое испытание — в июне 1853 года от холеры умерла его жена. Как рассказывал сам Данилевский, это событие настолько потрясло его, что он целый год был в отчаянии.
Спасло Данилевского то, что его друг Николай Семенов привлек его к участию в организованной географическим обществом научной экспедиции по исследованию рыболовства на Волге и Каспийском море, которую возглавил ученый с мировым именем Карл Эрнст фон Бэр. Экспедиция продолжалась более трех лет. В октябре 1857 года Николай Яковлевич был зачислен «чиновником, состоящим при департаменте сельского хозяйства» и вскоре назначен начальником экспедиции для исследования рыболовства в Белом и Ледовитом морях. Вслед за этим последовали экспедиции в дельту Волги, на Урал, Черное и Азовское моря. Вскоре Николай Данилевский с легкой руки своего друга стал признанным специалистом по рыболовству, его научные доклады и рекомендации служили основой для формирования российского законодательства о рыбной ловле и воспроизводстве рыбных ресурсов.

«Все это совершеннейший вздор!»

Со временем боль от смерти жены притупилась, и в 1861 году Николай Данилевский вновь женился. Этот брак был долгим и счастливым, вторая жена Ольга Межакова подарила ученому пять детей. Однако у Данилевского долгое время не было своего дома, и потому семья кочевала с ним по всей стране.
Бытует мнение, что в марте 1864 года Данилевский приобрел в Крыму имение Мшатка, состоявшее из огромного сада и развалин барского дома, сожженного французами в Крымскую войну. Однако по другим данным, приехав в Крым в 1863 году, Николай Яковлевич вместе с семьей долгое время жил в Феодосии, затем в Никите и лишь в июне 1867 года перебрался в свое имение. Впрочем, это громко сказано, так как целым и невредимым в то время оставался лишь небольшой домик сторожа. Как бы то ни было, а рукопись книги «Россия и Европа» Данилевский привез в Петербург в январе 1868 года, стало быть, написал он ее в Крыму.
В том, что ученый, целиком поглощенный своим делом, выкроил время для написания этой книги, не было ничего удивительного. Данилевский живо интересовался тем, что происходило в России и во всем мире, раздумывая, как и почему это происходит. Видимо, поначалу он вел записи для себя, но что-то побудило его к тому, чтобы их опубликовать. Для начала Данилевский задался вопросом, отчего в Европе так не любят русских. Может, просвещенные европейцы считают русских диким народом? Нет, «прочтите отзывы путешественников, — писал Данилевский, — и вы увидите в них симпатию к самоедам, корякам, якутам, татарам, к кому угодно, только не к русскому народу». По мнению ученого, русские вызывают у европейцев отвращение лишь потому, что во всем стараются быть на них похожими. «Запад и Восток, Европа и Азия представляются нашему уму какими-то противоположностями, полярностями, — писал Данилевский. — Запад, Европа составляют полюс прогресса, неустанного усовершенствования, непрерывного движения вперед; Восток, Азия — полюс застоя и косности. Как можно громче заявим, что наш край европейский, европейский, европейский, что прогресс нам пуще жизни мил, застой пуще смерти противен, что нет спасения вне прогрессивной, европейской, всечеловеческой цивилизации, что вне ее даже никакой цивилизации быть не может, потому что вне ее нет прогресса».
Эти взгляды широко распространены и сегодня, а тогда они и вовсе считались не подлежащими сомнению. Однако, оценивая эти взгляды, Данилевский заключил: «Все это — совершеннейший вздор, до того поверхностный, что даже опровергать совестно». Ученый считал, что европейскую цивилизацию нельзя считать вершиной творения. Если внимательно приглядеться к растениям, растущим на лугу, то окажется, что одни только зарождаются, другие уже цветут, а третьи — умирают. «История, — писал Данилевский, — говорит то же самое о народах: и они нарождаются, достигают различных степеней развития, стареют, дряхлеют, умирают — и умирают не от внешних только причин. Внешние причины, как и у отдельных лиц, по большей части только ускоряют смерть». Вчера расцвела одна цивилизация (Данилевский привел в пример Китай, который в XIII веке на голову был выше тогдашней Европы), сегодня другая, а завтра расцветет третья. Будущее подтвердило правоту ученого — буквально через несколько лет в США начался бурный расцвет, а старушка Европа померкла.
Из этого, писал Данилевский, следует, что народам нет никакой необходимости слепо копировать чужой опыт. Для того чтобы встать вровень с европейской цивилизацией, недостаточно обрезать бороду и надеть одежду на европейский манер. Это глупо и смешно. «Прививку европейской цивилизации к русскому дичку, — писал он, — хотел сделать Петр Великий. Но результаты известны: ни самобытной культуры не возросло на русской почве, ни чужеземное ею не усвоилось и не проникло далее поверхности общества. Слава Богу, что, по крайней мере, дичок пока уцелел и сохранил свою растительную силу». В то же время Данилевский считал, что замыкаться в себе, отгораживаясь от всего мира стеной, народ тоже не должен, так как это пагубно скажется на развитии страны.

Без Царьграда никак

Для своего времени теория Данилевского была революционной. В Европе и Америке интерес к ней возник в 1918 году — после выхода в свет книги немецкого философа Освальда Шпенглера «Закат Европы», причем европейцы и американцы, видимо, учли многие рекомендации Данилевского. А в России, как это обычно бывает, книга Данилевского прошла почти незамеченной, его идеи подхватили лишь Константин Леонтьев и позднее Лев Гумилев. Правда, на то была веская причина.
Достоевский неслучайно охладел к книге Данилевского, так как вторая ее часть резко отличается от первой. Если первая написана живым образным языком, то язык второй части тяжелый, тусклый, с множеством придаточных предложений. Складывается ощущение, что книгу писали два разных человека, тем более вторая часть не соответствует тем выводам, которые были сделаны в первой. Если коротко, то в ней утверждается, что в истории существовали различные культурно-исторические типы, например, египтяне, китайцы, древние греки, римляне. Именно благодаря им и существовали великие цивилизации. Теперь настал черед славян, которые создадут сверхцивилизацию — венец достижений человечества. Для этого нужно лишь объединить всех без исключения славян, а заодно греков, румын и венгров в единое государство. Разумеется, под властью русского царя. И обязательно включить в состав славянского государства Царьград, он же Константинополь. Без него никак.
Данилевский написать такое вряд ли мог. Но кто же это сделал? Вероятнее всего, тот, кому Данилевский был многим обязан, — Николай Петрович Семенов. Опубликовать проект под своим именем ему было не с руки, так как в 1868 году Семенов был назначен сенатором. Кстати, он поступил весьма предусмотрительно. Во многом благодаря книге, весьма напоминающей троянского коня, то есть скрывающей за привлекательной формой коварные планы, Александр II в апреле 1877 года подписал манифест о вступлении России в войну с Турцией. Но реализовать план создания славянской цивилизации не удалось, после чего на славянофилов были устроены гонения. Семенов сделал вид, что он к этому плану не имеет никакого отношения, и совсем не пострадал.
Что же касается Данилевского, то опубликование книги «Россия и Европа» ничего в его жизни не изменило, он по-прежнему занимался наукой, возглавлял многочисленные экспедиции по исследованию рек и озер европейской части России. Помимо этого, Николай Яковлевич некоторое время исполнял обязанности директора Никитского ботанического сада, первым указал на опасность заражения виноградников филлоксерой, распространившейся по Европе. В 1873 году Данилевский обратился к императору с предложением запретить экспорт в Россию виноградных лоз из-за границы. Его предложение было поддержано, однако в 1880 году филлоксера была обнаружена в Крыму, а позже и на Кавказе. Будучи председателем Крымской филлоксерной комиссии, Николай Яковлевич очень многое сделал для того, чтобы уберечь полуостров от страшной болезни.
Умер действительный статский советник Н.Я. Данилевский в ноябре 1885 года в Тифлисе, куда его пригласили исследовать причины истощения рыбных ресурсов в озере Гохче. Похоронили Данилевского в его крымском имении. Сейчас могила ученого восстановлена.
К сожалению, Николай Яковлевич не успел завершить книгу «Дарвинизм. Критическое исследование», которую считал делом всей своей жизни. В ней он пытался доказать, что, вопреки утверждению Дарвина, человек — это вовсе не венец природы, а лишь одна из форм жизни, достигшая своего расцвета. Эта идея настолько опередила свое время, что и сейчас воспринимается в штыки.
Н.П. Семенов пережил своего товарища на 19 лет. Он и представить не мог, что его идея объединения всего славянского мира когда-нибудь осуществится, однако после Второй мировой войны это произошло. Правда, советская цивилизация оказалась не совсем такой, о которой мечтал Семенов, да и продержалась она сравнительно недолго. Наверное, потому что опять не удалось присовокупить злосчастный Царьград.

комментариев:2   распечатать статью 

Еще в рубрике Среда обитания:

 

Грач пойдет на Симферополь, а Червоненко, возможно, на Ялту

[1K] Политика :: Грач пойдет на Симферополь, а Червоненко, возможно, на Ялту Кандидаты приходят и уходят, а выборы никто не отменял. После некоторых раздумий определился со своим участием в предстоящей кампании Леонид Грач. Экс-губернатор Севастополя Сергей Иванов, наоборот, окончательно сошел с дистанции, возможно, и не...

На полуострове в соревнованиях по рыбной ловле участвуют дети от 5 лет

[1K] Соцзащита :: На полуострове в соревнованиях по рыбной ловле участвуют дети от 5 лет Рыба, как известно, любит где глубже. А человек любит рыбу. Впрочем, для многих представителей рода человеческого сам процесс ее ловли даже важнее результата. Прийти домой с хорошим уловом, конечно, приятно. Но вряд ли кто-то, поймав «мелочишку...

Передвижные аттракционы: сомнительная безопасность

[1K] Соцзащита :: Передвижные аттракционы: сомнительная безопасность Чуть ли не 90% стационарных аттракционов были выпущены еще в советские времена. А летом в Крым в надежде хорошо заработать предприниматели еще и привозят всевозможные устройства для развлечения детей и взрослых. Насколько безопасны стационарные и...

Под прицелом видеокамер, или Зачем IT-шникам льготы

[1K] Инфраструктура :: Под прицелом видеокамер, или Зачем IT-шникам льготы Представьте себе ситуацию: вы возвращаетесь домой после сложного дня, и единственное, о чем можете думать в столь поздний час, это чашка горячего кофе. Теперь ее можно заказать домашней кофеварке, находясь за несколько километров от дома, —...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • 26-летний спортсмен-насильник предпочитал пожилых женщин
  • Жара еще впереди
  • Товарищ, нардепом станешь?
  • Джемилев не знает, от кого получит мандат, но закон уже продавил
  • Социальные карты: кому это выгодно?
  • Как мошенник стал начальником исправительной колонии
  • Два рыбных дня в неделю для вашего сердца и суставов
  • Психически больной получил пожизненный срок
  • Саша Марковна — единственная дочь худрука Захарова
  • Школьница насмерть забила уголовника
  • Выгоды и риски жилья с бюджетной скидкой
  • Не жизнь, а малина
  • Эхинацея пурпурная — мощный стимулятор защитных сил организма
  • Клубнику можно вырастить из семян
  • Дядя оказался педофилом
  •  
    Яндекс.Метрика