Категории
 
архив
 
425 < 426 > 427



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Не казенный дом: с надеждой на счастливое будущее

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: Не казенный дом: с надеждой на счастливое будущееМягкие ковровые дорожки устилают коридоры. «А к вам проверяющие не придираются, все-таки порядок труднее поддерживать, чем с голыми полами?» Таисия Николаевна Плескацевич пожимает плечами: здесь же не больница, а дом. Она произносит это слово значительно — так, что даже хочется писать его с большой буквы: Дом. И живут в нем пятьдесят мальчиков и девочек. Поэтому и дорожки, и детские фотографии на стенах в коридоре, и черепаха в просторном аквариуме, и в каждой группе разного цвета яркие кафельные фризы в ванных. Поэтому те, кто постарше, нередко просачиваются в кабинет Таисии Николаевны, когда хочется поговорить или просто тихо посидеть. А для маленьких, наверное, куда важнее то, что здесь, как дома, можно открыть любую дверь и просунуть туда любопытный нос, и к директору тоже.

Первый свой день на новой работе, а это было 17 лет назад, Таисия Плескацевич не смогла бы забыть, даже если бы очень захотела. Не только потому, что волновалась: за плечами опыт учителя, директора школы, замначальника районо, а теперь она будет работать в детском доме. В первый рабочий день ей утром позвонили, сообщив о тяжелой болезни отца, о том, что идет операция, — и не думать об этом было невозможно. Но Таисия Николаевна знакомилась с сотрудниками, подходила к малышам, играющим на площадках, что-то спрашивала у них… Таким получилось начало работы в должности директора нынешнего республиканского учебного заведения «Строгановский детский дом Минобразования и науки, молодежи и спорта АРК». Может быть, в тот день она не запомнила все лица и имена, зато потом ей было дело до всего: до каждой строчки в личном деле, неурядиц в семьях, где жили дети, их успехов и огорчений, до каждой ссадины и ушибленной коленки. Недавно Таисия Плескацевич была выдвинута на премию АРК педагогическим и научно-педагогическим работникам.

Друзья, игрушки, сладости

Маша выстроила на столе целую колонну животных: слоны, зебры, крокодил, собака, горилла и даже бронтозавр. Жираф, видимо, за главного — он уводит в какое-то увлекательное путешествие звериную команду. А рядом завершается строительство невиданной машины, чуть дальше дети «воспитывают» большую куклу-капризницу… Игрушки теснятся на полках, заполняют «тематические» контейнеры, подписанные: «парикмахерская», «больница», «одежда для кукол», стоят огромные упаковки с конструкторами. Это все не напоказ, не для того чтобы удивить гостей. А их здесь бывает много: школьники, студенты, просто друзья, которые организуют интересные поездки, шефы из воинской части. И они принимали ребят у себя: все показали, солдатской кашей кормили. К праздникам в детдом везут такое количество сладостей, мандаринов и апельсинов (все почему-то думают, что малыши недополучают сладкого), что воспитатели тревожатся, как бы дети не переели этих подарков.
Со временем ребята привыкают и к вниманию, и к изобилию, о котором в своем доме чаще всего не могли даже мечтать. Впрочем, кто-то из них, живя с мамой, не подозревал, что существуют чистая одежда и белье, зубная щетка, обед из нескольких блюд. В детдоме многие такие ребятишки учатся спать на кровати, умываться, переодеваться, есть не руками, а ложкой и вилкой. Случалось и такое, что приучать приходилось к… еде. «Был у нас мальчик, хороший такой, общительный, веселый, но когда поступил к нам, то ел только хлеб и суп, — вспоминает Таисия Плескацевич. — Его было очень сложно накормить: плачет и отталкивает тарелку с незнакомой пищей! И ведь речь не шла о том, что он любит, а что нет, ребенок просто не знал вкуса другой еды. Когда нам все-таки удалось уговорить его пробовать разные блюда, он долго не мог наесться мяса, специально для него подавали дополнительную порцию мясного».
В личном деле каждого ребенка есть акт обследования жилищных условий, по нему можно составить представление о том, как он жил. «Стол, две табуретки, диван, на котором спит мама с каким-то приходящим дядей, а для детей на пол брошены тряпки вместо постели, — приводит пример Таисия Плескацевич. — Сколько раз приходилось читать в документах такое описание! Еще чаще бывает, что живут с родственниками: тетями, бабушками, но те, как и родители, выпивают, гуляют, детей иногда подкармливают соседи». Грустных историй за 17 лет Таисия Николаевна начиталась вдоволь, многие навсегда запали в память, как, к примеру, история мальчика, который в 5 лет присматривал за младшим годовалым братом. Дети были от разных отцов, мама просто оставляла их одних в квартире, на пол ставила тарелку с кусками какой-то еды на весь день. Малыш выползал на лестничную площадку, плакал, а старший боялся, что он упадет со ступенек, и волок его назад, в квартиру…

Даже если один шанс…

Из семей, где все благополучно, в детский дом не попадают. К тому же этот предназначен для детей с задержкой психического развития. Часть случаев ЗПР — это те, где причиной как раз и является существование ребенка в ненормальных условиях, отсутствие внимания и воспитания. Обычно дело поправимо, для таких малышей здесь проводят специальные коррекционные занятия, и многие из них, когда приходит время идти в школу, учатся по обычной программе. Чтобы довести часть воспитанников до уровня возрастного интеллекта, Таисия Плескацевич добилась возможности оставлять их в детдоме не до 7 лет, а до тех пор, пока они не окончат начальную школу. Но и тех детей, у которых прогнозы не такие оптимистичные, можно многому научить: быть самостоятельными, обслуживать себя, осваивать доступные знания.
Не все мамы и папы маленьких обитателей детдома были равнодушны к собственным детям, не все лишены родительских прав. Есть семьи, оказавшиеся в трудных обстоятельствах, и лучшее, что можно было сделать для ребенка, — поместить его на время в детдом. И не так уж редко здесь провожают малышей домой — туда, где живут родные люди. С собой они всегда уносят личную папку, в которой собраны их рисунки, аппликации, поделки — память и о собственных достижениях, и о детдоме.
Ни одному человеку здесь, от директора до воспитателя, не все равно, куда и к кому ушел воспитанник. «Если есть вероятность, что он сможет вернуться в семью и у него там будет все необходимое, значит, и мы должны помочь, — считает Таисия Николаевна. — Бывает, лишенные родительских прав мамы и папы приходят навестить ребенка. Мы порой идем им навстречу, разрешаем такие свидания, ведь есть вероятность того, что родные захотят исправиться и изменить ситуацию. Хотя случаев, когда родители восстанавливают свои права, очень мало. Помню женщину, лишенную прав на двух своих детей, она часто навещала их, было видно, что очень хочет снова заботиться о малышах. И она смогла найти работу, жилье, пройти очень сложный путь восстановления родительских прав и забрала детей. Около полутора лет мы наблюдали за этой семьей и могли только радоваться, что все у них благополучно».
…Нередко в детдом приходят письма из исправительных колоний, отбывающие свой срок мамы и папы интересуются, как поживают сын или дочь, обещают забрать к себе сразу после освобождения. Директор или воспитатели отвечают, высылают детские рисунки — но… на счастливое воссоединение семьи не надеются. В закрытом пространстве человек часто переоценивает себя, рисует будущее в розовом цвете — реализоваться негде, вот появляется интерес к когда-то оставленному на кого-то из родных ребенку, попавшему затем в детдом. А свобода все меняет, дети снова оказываются на заднем плане, и никто к ним так и не приезжает.

Нужно только дождаться

О ком в этом детдоме ни возьмутся рассказывать — все умницы, все красавцы и красавицы. Жаль, что никогда не приезжают те выпускники, которые дальше учились в интернатах. Для них это далекое детство, может, и не очень хорошо запомнившееся, ведь более зрелые воспоминания связаны с интернатом — там были друзья и недруги, радости и обиды, оттуда пришлось уходить во взрослую жизнь. А вот дети, которых усыновили иностранцы, здесь появляются часто. За границей не принято скрывать факт усыновления, и эти мамы с папами, когда ребенок подрастает, даже устраивают специальные поездки на родину — туда,
где он родился, жил, рос. Даже ищут биологических родителей и других родственников, устраивают встречи с ними. Эта поездка дает ответы на вопросы, которые всегда мучают детей, растущих в новой семье: кто они, почему от них отказались мамы, были бы кровные родственники более заботливыми, внимательными, понимающими, чем нынешние родители? И все становится на свои места. Во время таких путешествий бывшие воспитанники навещают и детдом. И с какой гордостью смотрят здесь, например, на 16-летнюю девочку, говорящую на нескольких языках, объездившую большую часть Европы и уже распланировавшую свое будущее!
«Я не могу назвать себя ни сторонником, ни противником усыновления иностранцами, — говорит Таисия Плескацевич. — Каждая ситуация уникальна, в каждой нужно выбрать тот вариант, который наиболее благоприятен для ребенка. У нас хотели усыновить мальчика, у него была прабабушка — очень хорошая женщина, но тяжело больная, почти прикованная к постели. По документам она не является его близкой родственницей, препятствий к усыновлению нет. А они привязаны друг к другу, пожилая женщина страдала оттого, что от нее могли оторвать правнука. И выход нашли: несколько раз иностранцы, решившие усыновить мальчика, навещали ее вместе с правнуком. И ей стало легче отпустить его. Они сейчас перезваниваются, общаются, передают подарки. А правнук даже посылает часть своих карманных денег».
Другой пример: умерли родители, остались старшая сестра, совсем молоденькая девушка, и двое младших братьев, попавших в строгоновский детдом. Сестра привыкла заботиться о них, очень любила, навещала, обещала оформить опеку, когда сама окончит учебу и найдет работу. Детей могли усыновить, но девушку жалко было разлучать с братьями. Они подросли, ушли в интернат — она и там навещала их. Потом вышла замуж, а братьев под опеку так и не взяла. Поблагодарили ли они ее за то, что росли и учились в специнтернате для детей с особенностями психического развития? Ведь в семье, тем более за границей, дети имели все шансы развиваться.
В Строгановском детдоме, рассчитанном на 100 воспитанников, сейчас живут 50 детей — светленькие, темноволосые, рыженькие, веселые, ласковые, открытые, себе на уме. Одних навещают родные, другие сироты при живых родителях. И за каждого здесь переживают, каждого хочется увидеть идущим к воротам за руку с папой и мамой. А дети верят, что у каждого так и будет — нужно только дождаться.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Начался сезон трагедий на воде

[1K] Соцзащита :: Начался сезон трагедий на воде «Сезон курортных утоплений» в Крыму начинается за несколько недель до первого дня лета и заканчивается вместе с осенним теплом. Будто под копирку писаны короткие трагедии на воде, повторяющиеся из года в год, меняются только имена, возраст, место...

В 2012-м в Крыму отремонтируют 4% дорог?

[1K] Инфраструктура :: В 2012-м в Крыму отремонтируют 4% дорог? Для того чтобы крымские дороги были проезжими, ежегодно на их ремонт и содержание необходимо от 200 до 350 млн. грн. Реальное финансирование стремительно сокращается: если в 2009 году выделили 25% от необходимой суммы, в 2010-м — 15%, то в прошлом...

По мажоритарке от ПР пойдут Дзоз, Баталин и Дейч. Темиргалиева и Ковитиди прокатили?

[1K] Политика :: По мажоритарке от ПР пойдут Дзоз, Баталин и Дейч. Темиргалиева и Ковитиди прокатили? Несобранный пазл, рассыпанная мозаика… Партии и кандидаты-мажоритарщики продолжают решать предвыборную головоломку, как поделить места в списке и округа, при этом никого не обидев. И если в списочной части у оппозиции и их оппонентов-«регионалов»...

Жертва заплатила киллеру $30 тысяч за свою жизнь

[1K] Криминал :: Жертва заплатила киллеру $30 тысяч за свою жизнь В 2008 году некий крымский бизнесмен возжелал устранить конкурента. Он нанял для этого киллера и пообещал заплатить ему 30 тысяч долларов. Каково же было удивление заказчика, когда киллер отказался от «работы», потому что предполагаемая жертва...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • На корабле партии власти бунт!
  • Сергей Велижанский: «Регионалам» в Крыму уже ничего не светит»
  • Кофе сохраняет зрение
  • Садисты в погонах
  • «Петр Годованец» отправился за энергонезависимостью
  • Страна лохотронов
  • Скандал в маршрутке закончился поножовщиной
  • Трутовики и гребенщики — грибы, которые селятся на деревьях
  • Вводят регистрацию
  • Мошенники заказали ПК от имени больницы
  • Франчук просит помощи у Януковича
  • Поите землянику часто, но в меру
  • На освобождение самозахватов уйдут годы
  • Выплаты продлят до 2015 года
  • Транзитный город
  •  
    Яндекс.Метрика