Категории
 
архив
 
32 < 33 > 34



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Большие надежды Коли Стебловского

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: Большие надежды Коли Стебловского«Один мальчик раньше меня взялся руками за что-то металлическое — и ничего. Тогда и я дотронулся…» — «А потом?» Коля прикусывает губу. Не то чтобы вспоминает, он эту историю рассказывал уже много раз, наверное, мысленно снова возвращается на несколько месяцев назад, в трансформаторную будку, куда забрались несколько детдомовских мальчишек. Им не пришлось даже трудиться, чтобы открыть ее, — на будку никто из взрослых не додумался повесить замок.

Роковая будка

Потом были треск и боль. Когда Коля Стебловский пришел в себя, рядом не оказалось никого. Его приятели, увидев, что «Кольку убило током», поспешили разбежаться. А он прополз несколько шагов, скатился с металлической лесенки вниз. Увидел незнакомого мужчину, прохрипел: «Позовите кого-нибудь из детдома!»
Через несколько дней Колю перевезли из районной больницы в Симферополь, в ожоговое отделение 6-й больницы. Он знал, что будут делать операцию, и почему-то верил, что после нее сможет снова почувствовать свои руки. А проснулся без них.
Коле Стебловскому двенадцать лет. Он любит футбол, американский сериал про Синдбада-морехода и российскую «Бригаду». Не очень любит читать — вряд ли его родители дарили Коле книжки и заучивали вместе с ним стихи про Муху-цокотуху и доктора Айболита. И вообще, все, что было с ним до шести лет, Коля не помнит. Может быть, и к лучшему.
В шесть Коля Стебловский попал в детский дом, что в селе Чернышеве Раздольненского района. О своей семье знал только, что есть старший брат, наверное, сводный, потому что у него такое же имя, и две сестры — Таня и Кристина. Он никогда не задумывался о том, чтобы разыскать их, не пытался узнать что-то об отце и матери. Таких, как он — из неблагополучных семей, — в детдоме было предостаточно.
Оттуда Коля убегал потому, что какие бы хорошие условия в казенном доме ни были, отношения между детьми складываются отнюдь не по-братски. Есть сильные, есть слабые. Есть друзья, есть враги. Есть смелые и удачливые — и те, кто идет за ними следом.
«Пойдем с нами!» — однажды сказали мальчишки Коле. Они собрались вытащить содержимое трансформаторной будки, что в селе. Ребята и раньше добывали металл, сдавали его в пункты приема, а деньги тратили, как Коля говорит, на всякую ерунду — сигареты, жвачки. Он тоже пошел.

Он верит

«Мне обещали, что я не вернусь назад, в детдом». Коле действительно обещали, только вот несколько минут назад заведующая ожоговым отделением Нина Зуева с сожалением сказала, что до сих пор вопрос о помещении мальчика в семью или детский дом семейного типа не решен. А Колю давно пора выписывать. Как ни печально, но отправлять его больше некуда — только в детский дом, где он жил раньше. Там не отказываются принять Колю, но можете представить, насколько тяжело придется мальчику без обеих рук.
Он по-детски легко принял известие о своей беде. А слезы и выкрики «лучше бы мне умереть!» были, пока не прошла боль после операции. Коля верит, что, когда заживут культи и он обзаведется протезами, все наладится. Врачи вздыхают: «Если и будут протезы, то не фукционирующие, а выполняющие эстетическую функцию».
«Кем ты собираешься стать?» — «Футболистом!» Пока никто не набрался смелости сообщить Коле, как неосуществима эта его мечта.
Здесь, в больнице, мальчик получил больше внимания, любви и заботы, чем за всю свою маленькую жизнь. Его балуют врачи и медсестры, он подружился со взрослыми и детьми и на правах старожила шмыгает по всем палатам. Коле дарят одежду и игрушки, одна из медсестер брала его к себе домой на выходные и водила в Детский парк, где он по нескольку раз опробовал все аттракционы. Вот только нет пока желающих забрать Колю к себе насовсем.
Я могу рассказать, что будет с Колей, если он снова вернется в детский дом. Конечно, от его воли и силы характера, от доброты и снисходительности окружающих будет зависеть, каким он станет через шесть лет. Но все это время Коля будет чувствовать себя калекой среди здоровых. А после восемнадцати его ждут интернат для инвалидов и безрадостное существование за казенный счет.

Что может семья

«Есть одна девочка…» — сказал Коля. И ему, и побывавшему когда-то в ожоговом отделении мальчику Жене — он тоже остался без рук после электро-
травмы — рассказывали об одиннадцатилетней Марине Ходий из села Лесновка Сакского района.
Марина родилась без рук, даже без культей. «Оставляйте ее, вам с таким ребенком не справиться!» — сказали в родильном доме ее маме Наташе. Медперсонал даже недоумевал: надо же, сколько усилий пришлось приложить, чтобы уговорить эту женщину совершить поступок во благо себе. А через несколько дней Наташа вернулась в роддом и вышла оттуда со свертком в руках. Они с мужем ехали домой, а на коленях у матери улыбалась Марина.
В начале этого года Марине Ходий в Киеве вручили премию «Гордость страны». Марина — человек, который доказал: нет ничего невозможного. Эти слова часто повторяла Наталья Ходий, когда учила дочку ходить. Это сказала сама Марина, когда заявила, что хочет учиться музыке, — и стала играть на фортепиано пальцами ног.
Марина выросла в семье, где к ней относились как к обычному ребенку, — поэтому она учится в обычном классе сакской гимназии. Она пишет, рисует, вышивает, помогает маме готовить — чистит картошку и овощи, может даже лепить вареники.
У меня до сих пор хранится тетрадный листочек: «Желаю успехов и всего хорошего. Марина», который подарила на память эта красивая улыбчивая девочка. Счастливый маленький человек, окруженный родными, друзьями и подружками. Такой ее сделала семья.

Коля учится есть и читать

Врачи говорят, что Коле повезло — он остался жив, несмотря на тяжелейшие травмы. А мальчика из Белогорского района живым до больницы не довезли — он получил 60% ожогов поверхности тела, забравшись на высоковольтный столб.
В прошлом году от ожогов в Крыму умерли два ребенка, один из них пострадал от электротравмы. А за последние шесть месяцев этого года погибли уже двое детей. Заведующая ожоговым отделением 6-й больницы сообщила, что число доставляемых сюда детей уже несколько лет остается примерно одинаковым — около 250 — 260. На самом деле их гораздо больше — в Симферополь отправляют детей с тяжелыми ожогами, если ситуация не такая серьезная, их лечат в городских и районных больницах.
Малыши страдают по недосмотру взрослых — обвариваются кипятком, обжигаются об электроприборы. Дети постарше, особенно из неблагополучных семей, пытаются заработать сбором металла, вот и лезут на столбы и в трансформаторные будки. А одиннадцатилетний мальчик из Ялты, в этом году пополнивший печальную статистику, сгорел из-за шалости приятеля. Дети развели костер, и один из мальчишек плеснул туда мебельный лак из найденной где-то бутылки. Вспыхнувшее пламя перекинулось на стоявшего рядом с костром ребенка, он получил 90% ожогов поверхности тела.
…Коля уже научился включать телевизор и переключать на нем каналы, нажимая на кнопки носом. Он пробует есть самостоятельно и учится держать в зубах карандаш. А если садится читать, то дует на страницы, чтобы они переворачивались. Он охотно и часто улыбается, особенно когда произносит подслушанную фразу «целесообразно отправить в семью или семейный детский дом». Это о нем так говорили взрослые.
Потерять руки — и обрести настоящую семью. Возможно, такой обмен кажется Коле равноценным.
Сколько он еще пробудет в больнице и куда отправится, когда его выпишут?

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Дом-призрак в крымской столице

[1K] Инфраструктура :: Дом-призрак в крымской столице
Дом-призрак поселился в Симферополе во дворе девятиэтажки на улице Куйбышева, 91, и рядом стоящей пятиэтажки в конце прошлого года. Уже тогда он отнял нормальный сон и покой у жильцов. Представить, что на маленьком клочке земли прямо во...

Бандит с «девичьей» фамилией

[1K] Криминал :: Бандит с «девичьей» фамилией Проживает сейчас в России добропорядочный гражданин Виктор Юрьевич Кочиев, но фамилия эта «девичья», то есть по жене, а более известен господин Кочиев как Виктор Авдышев — он же известный киевский криминальный авторитет Авдыш.

...

Крепость Керчь: опасности мнимые и настоящие

[1K] Инфраструктура :: Крепость Керчь: опасности мнимые и настоящие Холмик, под которым лежат опасные химические вещества, торчит рядом с траншеями, где видны округлые бока артиллерийских бомб. «Осторожно, не споткнитесь, тут боеприпас лежит», — поддерживают под локоток. Интересно, а если все-таки споткнусь?...

Джордж Буш против Саддама Хусейна

[1K] Политика :: Джордж Буш против Саддама Хусейна 3 июля начались судебные слушания по делу свергнутого иракского президента Саддама Хусейна. Суд над экс-диктатором и его одиннадцатью сподвижниками — членами бывшего иракского руководства — проходит на американской военной базе Camp Victory,...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • «Добрая» слава луганского авторитета Доброслава
  • Помидоры в теплице
  • Остеопороз — проблемы возраста и хрупких костей
  • Самые длинные бобы — это выгодная вигна
  • Шиповник «в болезнях помогает и чистит нутро»
  • Евгений Жагорников: «До выборов вряд ли появится уголовная ответственность за самозахваты»
  • От «металлистов» нет спасения даже для… СБУ
  • Уксус — от плодожорки
  • «Девочка, мы такие вызовы не принимаем!»
  • В Украине хотят ужесточить «пиротехническую» ответственность
  • Мессир не выносит экранизаций
  • Сердцу и сосудам штанга только в помощь
  • Владимир Познер открыл ресторан
  • Кавалергард Его Величества
  • Аконитом по ревматизму
  •  
    Яндекс.Метрика