Категории
 
архив
 
282 < 283 > 284



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Гримасы эпохи монументальной пропаганды

/ЕВГЕНИЙ КНЯГИНИН/

[1K] Среда обитания :: Гримасы эпохи монументальной пропагандыВ сводках новостей все чаще сообщается о том, что взорван или поврежден очередной памятник Ленину. Такое ощущение, что вся отечественная история новейшего времени представляет собой череду кампаний по торжественному возведению и лихорадочному сносу памятников. Удастся ли нам когда-нибудь вырваться из этого замкнутого круга, неизвестно.

В Симферополе из уст в уста передается легенда о том, что памятник Ленину, установленный на привокзальной площади, поначалу назывался «Ленин и Сталин на отдыхе». Как утверждается, в начале 50-х годов фигуру Сталина отрезали, а голова Ленина так и осталась повернутой к несуществующему уже собеседнику. Тогда же монумент был перенесен в начало бульвара им. Ленина, поскольку стоявшего на привокзальной площади бронзового «отца всех народов» к тому времени уже свергли с пьедестала и площадь опустела.
Не исключено, что это всего лишь слухи. Впрочем, достоверно известно, что в 1952 году в подмосковном Красногорске бригада скульпторов за ночь действительно отсекла Сталина от памятника, где он сидел в обнимку с Лениным. А что оставалось делать, если насчет Сталина поступило указание, а за порчу памятника Ленину была предусмотрена уголовная ответственность? В 1935 году скромная школьная уборщица из Евпатории Евдокия Охрименко получила восемь лет заключения в исправительно-трудовых лагерях только за то, что, убирая возле гипсового бюста Ленина, она качнула хлипкий постамент и вся конструкция обрушилась на пол.

«Я сам постою вместо памятника»

С XI века скульптурные изображения людей на Руси было принято именовать болванами, языческими идолами. А ведь когда-то им поклонялись как божествам. Летопись свидетельствует: «Нача къняжити Володимер в Кыеве един. И постави кумиры на хълме: Перуна древяна, а главу его сьребряну, а yс злат, и Хърса, и Дажьбога, и Стрибога, и Семарьгла, и Макошь». Целый сонм богов — на все случаи жизни. Однако, решив принять христианство, Владимир «повеле кумиры испроврещи, а другия огневи предати», так как в Библии насчет болванов есть недвусмысленная заповедь: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу… Не поклоняйся им и не служи им». Вплоть до XIX века в Киеве, Новгороде и Москве значительные исторические события увековечивались строительством церквей, соборов, часовен, основанием монастырей.
Что касается Европы, то там в эпоху Просвещения возродились традиции Древней Греции и Рима ставить памятники по малейшему поводу, причем всем и каждому. История сохранила легенду о том, как однажды римляне с ужасом обнаружили, что сенатору Катону-старшему памятник не возведен. Они собрались было это сделать, но сенатор их остановил: «Я предпочитаю, чтобы вы спрашивали друг друга: «Почему не воздвигнут памятник Катону?», нежели недоумевали: «Зачем ему поставили памятник?» Нечто подобное произошло уже в XIX веке, когда магистрат итальянского городка Пезаро решил установить памятник великому Россини.
— А сколько будет стоить эта статуя? — осведомился маэстро.
— 20 тысяч лир.
— Господа, лучше отдайте эти деньги мне. Уверяю вас, за такую сумму я и сам охотно постою вместо памятника.
В России моду на монументы ввела Екатерина II. 7 августа 1782 года в Санкт-Петербурге был открыт памятник Петру I. Этот день следует считать началом эпохи монументальной пропаганды, поскольку памятник был заведомо лжив. По античным канонам, если конь поставлен на дыбы, значит, всадник погиб на поле боя (если у коня поднята передняя нога, всадник скончался от ран). Но Петр, насколько известно, умер в собственной постели да вдобавок от нехорошей болезни. Зачем же поставили коня на дыбы? Чтобы в памяти народной император остался похожим не на кого-нибудь, а на святого Георгия Победоносца, каким тот изображался на иконах.
Конечно, далеко не все
дореволюционные памятники были столь вызывающими. Этого нельзя сказать, например, об опекушинском памятнике Пушкину, однако в конце XIX века (монумент был установлен в 1880 году) очень многие весьма образованные люди считали, что загаженный голубями бронзовый истукан никак не может олицетворять великого поэта. К тому же кто как не Пушкин считал, что он не нуждается в бронзе:
Я памятник себе воздвиг
нерукотворный,
К нему не зарастет
народная тропа.

Неустойчивый «товарищ Радищев»

После 1917 г. сооружение памятников стало делом государственным. Подготовленный Лениным и Луначарским план монументальной пропаганды предусматривал снос памятников «в честь царей и их слуг» и возведение монументов в память «революционеров и прогрессивных деятелей культуры всех времен и народов». Однако исполнение категорического приказа «снять безобразных истуканов деятелей реакции в двухнедельный срок» растянулось на полгода. Процесс разрушения был не для слабонервных. Император Александр III, восседавший на троне возле храма Христа Спасителя, по конструкции не отличался от куклы Барби: к телу крепились штаны, жилетка и мантия, сняв которые рабочие испытали шок, обнаружив бронзовый зад монарха. Голову от туловища им удалось отвинтить только на следующий день.
Также были снесены памятники Александру II, Николаю I, а вот Медного всадника не тронули, подтвердив догадку Максимилиана Волошина о том, что «великий Петр был первым большевиком». Впрочем, сами большевики в ту пору еще решали, на кого равняться. В 1918 году в городе Свияжске они всерьез намеревались установить памятник Люциферу, но, посчитав его фигуру несовместимой с материалистическим мировоззрением, обратились к образу Каина. Однако этот библейский антигерой был признан исторически недостоверным. В итоге решили поставить памятник Иуде Искариоту в знак признания его революционных заслуг. Датский писатель Хенниг Келер вспоминал об этом: «Когда настал момент открытия памятника и покров упал к ногам присутствовавших, их взорам открылась буро-красная гипсовая фигура человека — больше натуральной величины с искаженным, обращенным к небу лицом, судорожно срывающего с шеи веревку».
Революционные монументы лепили наспех, а потому они быстро разрушались. Так, например, памятник «товарищу Радищеву» в Петрограде упал через три месяца после торжественного открытия. Впрочем, обелиск, установленный на месте, где некогда находился памятник «прислужнику царизма» генералу Скобелеву, вопреки ожиданиям обывателей, так никого и не задавил. По словам Луначарского, он символизировал стремление пролетариата ввысь, однако москвичи между собой называли обелиск «мечтой импотента». Маркса и Энгельса, которые были установлены на Театральной площади, острословы прозвали «московскими купальщиками» — сам Луначарский сетовал, что основатели марксизма выглядят «словно высовывающимися из большой ванны». Потом основоположников разделили: Маркс остался на месте, а Энгельса отправили на Кропоткинскую площадь, отчего москвичи и гости столицы почитали его за идеолога анархизма. Новый образ Маркса тоже породил множество шуток. Фаина Раневская называла его «холодильником с бородой».
Шедевр Мартоса (первый памятник, появившийся в Москве) всего лишь передвинули из центра Красной площади к собору Василия Блаженного. А могли бы пустить в переплавку, ведь на прежнем месте Минин, указывая точно на Мавзолей и на занятый большевиками Кремль, жаловался Пожарскому:
Смотри-ка, князь, какая
мразь
В стенах кремлевских
завелась!
Пушкина тоже передвинули, поставив на место колокольни Страстного монастыря, которую по такому случаю снесли. Это считалось за правило — там, где сносились храмы и церкви, немедленно устанавливались памятники. В Кремле на месте разрушенного монумента Александру II Ленин хотел непременно поставить памятник Льву Толстому, поскольку того отлучили от церкви в Успенском соборе Кремля. Но этим надеждам вождя не суждено было сбыться. После его смерти началась другая эпоха, в которой ему довелось играть роль главного «болвана». На то местечко, которое Ленин присмотрел для Толстого, усадили самого вождя.

Две кепки вождя пролетариата

Понач
алу памятники Ленину изображали вождя каким он был на самом деле — неказистым интеллигентом наподобие Свердлова. А вот постаменты использовали старые. Получалось не очень убедительно. Например, в Костроме щуплого вождя поставили на огромный пьедестал, на который когда-то предполагалось водрузить величественный монумент в честь трехсотлетия дома Романовых. На фоне монументального гранитного подножия с венками и нишами для икон фигурка вождя совсем потерялась. Когда советские экскурсоводы патетически рассказывали о том, как «символ нового времени попирает символ прогнившего царского режима», слушателям трудно было удержаться от смеха. Но на новых памятниках вождь очень скоро приобрел монументальность, то есть ощутимо подрос и поправился. Но случались и другие накладки. В Минске Ленина умудрились одеть в женское пальто. В Днепропетровске бронзовую статую вождя пролетариата установили на пьедестал, после чего обнаружили, что на темечке Ильича зияет большая трещина. Заваривать ее не решились. По-быстрому отлили вождю бронзовую кепку, торжественно водрузив ее на треснутую лысину. И все бы ничего, но в руке у Ленина уже была одна кепка. Рассказывают, что на церемонии открытия памятника секретарь обкома невозмутимо пояснял: «На голове у Ильича кепка собственная, а в руке он держит головной убор питерского рабочего».
Проблемы были также с ориентацией вождя в пространстве. В Курске Ленина поставили так, что его рука прямиком указывала на ресторан «Центральный». В Барнауле Ильич направлял народ в гастроном. Однажды шутники повесили вождю на руку авоську с пустыми бутылками, так весь город покатывался от смеха. Дело, конечно, было вовсе не в том, что жители Барнаула испытывали к вождю личную неприязнь. Нет, они всего лишь потешались над памятником.
Кстати, в стране подшучивали не только над ленинскими монументами. У Томского университета, например, был установлен памятник Куйбышеву. Он некогда учился в этом университете, но был отчислен. Как в народе стали называть этот мемориал? Правильно, памятником отчисленному студенту.
Вообще, складывается впечатление, что нет такого монумента, у которого нельзя найти изъян. В Днепропетровске, например, есть памятник Максиму Горькому — писатель задумчиво сидит на камне, положив руки на колени. Но кому-то показалось, что он сидит на горшке, и теперь заботливые студенты, проходя мимо, обязательно засовывают в руку Горького газетку.
Такова судьба всех каменных и бронзовых изваяний, причем не только прошлого, но и настоящего. Совсем недавно на крутом волжском берегу близ города Тольятти была воздвигнута самая высокая в Европе конная статуя. На поднебесном постаменте красуется отлитый в бронзе граф Татищев. Поза графа, как и полагается, надменна, выражение лица брезгливо, правая рука двумя оттопыренными пальцами небрежно машет в сторону ближайших людских поселений. Граф — он и есть граф, что с него взять. Казалось бы, тольяттинцам теперь есть чем гордиться, ведь переплюнули даже Санкт-Петербург с его Медным всадником. Однако за величественным монументом в народе прочно закрепилось название «Еще два пива за тот столик».

Маркс принял вахту от Потемкина

Может быть, все же правы те, кто считает, что памятники можно и нужно посвящать знаменательным событиям, но ни в коем случае не реальным историческим деятелям, тем более что отношение к ним далеко не всегда однозначное? Стоило ли, например, устанавливать в Москве новый памятник Александру II, если в Санкт-Петербурге есть замечательный храм Спаса на Крови, построенный на месте гибели императора? Даже у большевиков не поднялась на него рука. А правы ли те москвичи, которые просят вернуть на Лубянскую площадь памятник Дзержинскому, так как без него она выглядит уныло? Этот монумент Евгений Вучетич поставил лишь в 1958 году, а до того на этом месте был замечательный фонтан, который, откровенно говоря, куда лучше всяких памятников.
В Симферополе все происходило наоборот. В 1890 году в память 100-летия присоединения Крыма к России городской сад украсила бронзовая Екатерина II и ее сподвижники: Потемкин и Долгорукий в полный рост, Суворов и Булгаков (посол России в Турции) были удостоены бюстов. В 1921 году императрица и ее свита покинули пьедестал, уступив место пролетарию, разбивающему цепи, сковывающие земной шар. Маркс занял место Потемкина с Долгоруким, Энгельс и Ленин сменили Суворова и Булгакова. Композиция «Освобождение Крыма как этап борьбы за торжество мирового пролетариата» продержалась 20 лет. В 1940 году ее разобрали и на этом месте установили памятник Ленину. В 1970 году вождю воздвигли новый монумент на центральной площади, а старый разобрали, построив фонтан. Сейчас перед городскими властями стоит дилемма — оставить фонтан или достать из запасников императрицу, пустив историю по новому кругу.
Это еще что, вот в одном ташкентском сквере за 80 лет сменились шесть памятников: «покорителю Средней Азии» генералу фон Кауфману, «Освобожденному труду», десятилетию Октября, Сталину, Марксу и, наконец, Тамерлану. Интересно, как бы выглядели все эти персонажи, если бы удалось поставить их плечом к плечу? Несколько лет назад в акватории мыса Тарханкут на глубине 12 метров была создана «Аллея вождей». Зрелище жуткое.

Фото: Утверждается, что памятник Ленину на симферопольском железнодорожном вокзале когда-то выглядел именно так

комментариев:2   распечатать статью 

Еще в рубрике Среда обитания:

 

В Крыму обещают аграрные бунты

[1K] Инфраструктура :: В Крыму обещают аграрные бунты Государственные мужи, по всей видимости, решили провести очередную предвыборную кампанию за счет отечественных сельхозпроизводителей. А что, собственно говоря, им еще остается, если нагреть руки, например, на укреплении гривни, как это было в...

Бесплатные звонки мобильной связи исчезнут

[1K] Инфраструктура :: Бесплатные звонки мобильной связи исчезнут Нацкомиссия по вопросам регулирования связи на минувшей неделе известила о принятом ею запрете на так называемые нулевые тарифы мобильной связи. Это значит, что с полюбившимися бесплатными разговорами внутри сети придется распрощаться. Причем...

В Приморском владелец пансионата самовольно… засыпает озеро Аджиголь

[1K] Соцзащита :: В Приморском владелец пансионата самовольно… засыпает озеро Аджиголь Крымские водоемы страдают от бездумного прибрежного строительства

Классический пейзажный сюжет — дом на берегу реки или озера — любили изображать на своих полотнах и великие художники, и предприимчивые халтурщики: он всегда находил...

Убийство Вишни и Кривоножки — дело рук «башмаков»

[1K] Криминал :: Убийство Вишни и Кривоножки — дело рук «башмаков» Многие годы убийства «криминальных депутатов» Александра Вишнякова и Сергея Мишака оставались нераскрытыми. Поначалу правоохранители считали, что их кровью испачканы руки двух братьев-киллеров из Керчи и что заказали их тоже два брата — Любичи....

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Сильный запах пота — опасный признак
  • Крах «Богдановской»: как «башмаки» ликвидировали конкурентов
  • Бессмысленная жестокость. И сам не понял, зачем убил
  • Крымские татары больше не верят Ющенко
  • Обама в Москве «вкусно поел»
  • Чай от рака
  • Зональная терапия, восточный массаж и точка долголетия
  • Для Крыма деньги — грязь. Целебная
  • Тема номера: В ближайшие годы лучше не болеть — медицине будет некогда
  • Коля и Филя повздорили
  • Производство биотоплива выгоднее, чем разработка нефти
  • Меню жаркого дня
  • В Севастополь стекались террористы
  • Как защитить растения от плесени и грибковых болезней
  • Отец погибшей мотоциклистки: «Передо мной даже не извинились»
  •  
    Яндекс.Метрика