Категории
 
архив
 
269 < 270 > 271



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

В Чеботарской школе-интернате особенные дети учатся всему, что пригодится в жизни

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: В Чеботарской школе-интернате особенные дети учатся всему, что пригодится в жизниСвое «здрасьте!», адресованное незнакомому человеку, они произносят по-разному: кто-то выкрикивает громко, кто-то почти шепчет — стесняется. Знакомясь, мальчишка-первоклашка громко представляется по имени-отчеству, а вот скороговорку его одноклассницы невозможно разобрать. «Ва-ля!» — четко произносит учительница, и девочка старается медленнее повторить за ней. Дети с готовностью тянут руки, услышав: «Чью тетрадку покажем, у кого она лучше?», и заглядывают в глаза, стараясь понять, понравились ли строчки кружочков, палочек и букв. На освоение алфавита у них уходит не полгода, как в обычной школе, а в два раза больше времени.

Учеба продолжается каждую минуту за стенами класса: как пить из чашки и пользоваться ложкой, как завязывать шнурки, складывать одежду и чистить зубы. На то, что обычно дается ребенку за считанные дни, у них могут уйти недели или месяцы. Это особенные дети. Трудные, ранимые, порой непредсказуемые и замкнутые, часто доверчивые и привязчивые. Чеботарская специальная школа-интернат — одна из четырех в Крыму, где учатся особенные дети. То, что недодала или повредила природа, возместить нельзя, но частично компенсировать можно — улучшить речь, память, моторику, выучить всему, что способен постичь ребенок. И у воспитанника появится шанс занять свое место в жизни. Эти дети нечестолюбивы, не рвутся в начальники, не ищут славы и известности. На вопрос, кем хотят быть, отвечают: пастухом, сапожником, швеей. У многих золотые руки и такие воистину золотые качества, как исполнительность и терпение.

Равны, но неодинаковы

Трудно сказать, чего больше боятся родители: самого слова «интернат» или того, что их ребенок непохож на остальных. В Чеботарской школе-интернате случалось, что еще в советские времена сюда попадали дети, не прижившиеся в обычных школах, с диагнозами на той зыбкой грани, которая отделяет норму от отклонений. Сейчас такого нет, у всех воспитанников органические поражения, которые повлекли за собой более или менее тяжелые последствия. И специалисты утверждают, что четверть, а то и более учеников обычных школ должны были бы воспитываться в специальных интернатах. Их становится все больше — виноваты в этом и ухудшающаяся экология, и неудачные роды, и генетические болезни, и многое другое. Родные не хотят понять и принять то, что их дети в этом нуждаются. Они предпочитают переводить их на индивидуальное обучение, закрывать глаза на неспособность учиться (пусть двоечник, но в обычном классе, и на второй год все равно не оставят), но не признавать его отличие от других. А за это платить придется ребенку, когда окажется, что он неспособен жить самостоятельно.
Есть дети, которые попали в интернат, пройдя настоящий ад в обычной школе: их не любили учителя, травили сверстники. Был шестиклассник, который так и не научился писать, ему не по плечу оказался темп обычной школы. А здесь они все равны, хотя неодинаковы. Учителя находят, за что отличить и похвалить каждого: ты лучше всех пишешь, а ты самый добрый, у тебя замечательно получаются стежки на салфетке, а ты старался на физкультуре. Таких детей обязательно нужно хвалить за прилежание, пусть даже результат скромный, за терпение, за красивую прическу…
В Чеботарском интернате новые учителя и воспитатели или уходят после нескольких месяцев работы, или остаются на всю жизнь. Здесь есть династии педагогов, и работу свою они измеряют не зарплатой, а тем временем, трудом и силами, которые нужны, чтобы каждый ребенок сделал следующий шаг к своему будущему. Чаще всего оно в буквальном смысле слова оказывается в руках воспитанников. Девочек учат шить, вязать, вышивать, немало мальчиков тоже охотно проводят время за рукоделием. Некоторые мальчики учатся столярному делу, в интернате есть сделанные их руками тумбочки, стол, а множество выточенных на токарном станке поделок побывали не на одной выставке. В классе обувного дела мальчики осваивают азы сапожного мастерства. Это верный кусок хлеба — человек, чинящий обувь, может работать хоть на предприятии, хоть на дому.
«В советское время всех наших девочек забирали швейные фабрики, мальчиков — мебельные, и мы были спокойны за них, — рассказывает директор интерната Виктория Зубарева. — Сейчас мы даем специальность, но работать по ней негде. Сегодня даже люди с высшим образованием не могут устроиться, что уж говорить о наших выпускниках, им приходится намного труднее».
Между тем есть сферы, где наблюдается вечный дефицит кадров, например, младший медперсонал или почтальоны. Но чтобы обучать этим специальностям, необходимы программы и своя база.

Трамплин в неизвестность

Уголок, посвященный судьбам бывших воспитанников, устроен на стене одного из коридоров. Несколько фотографий улыбающихся девушек и женщин: эта удачно вышла замуж, стала счастливой мамой здоровых детей; эта уже бабушка, эта стала мастером в своем цеху… Один воспитанник добился таких успехов, что поступил в вуз, где сейчас учится. Как правило, «успешные» стесняются того, что окончили специальный интернат, стараются не упоминать об этом, но фотографии и письма шлют: кому же еще можно рассказать о том, как у них все счастливо сложилось?
К сожалению, это исключения. А правило нерадостное: большинство детей повторяют судьбу родителей — пьющих, равнодушных, не заглядывающих в будущее дальше завтрашнего дня. В интернате есть не только династии педагогов, но и семей, проходящих через него. Виктория Зубарева упомянула, что примерно 40% детей со знакомыми фамилиями: здесь учились их браться и сестры, а то и родители. По трое-четверо, иногда и пятеро детей из одной семьи. И каждый следующий «тяжелее» предыдущего. Нередко все усилия, все десять лет кропотливого труда, рассчитанного до минуты режима дня заканчиваются возвращением в семью и утратой всех этих завоеваний.
Вот почему за многих из тех, кто через год-два покинет интернат, так болит сердце. Чье-то будущее видится более благополучным, у других впереди неизвестность. У Хатидже, брат которой тоже учится здесь, умер отец, а мама бьется изо всех сил, чтобы заработать хоть что-то. К Лене сначала часто приезжала мама, рассказывала, как хорошо они все будут жить, когда дочка окончит учебу. А теперь у нее родился братик — здоровый нормальный ребенок, и непонятно, как впишется девочка в семью. Слава Богу, у Оли, очень трудной девочки, все будет хорошо: ее любят, она не будет грузом для мамы, потому что обслуживает себя и может помогать по дому. Леша — ходячая проблема: маму лишили родительских прав, вскоре после этого она умерла, брат в другом интернате. У Юсуфа две сестры учились здесь и брат сейчас в младшем классе. Учители и воспитатели мальчиком не нахвалятся: честный, открытый, добросовестный, трудолюбивый, все лето трудился на току, заработанное отдал семье, 1 сентября пришел в одежде и со школьными принадлежностями, купленными на собственные деньги. Нет, он точно не пропадет. А другой мальчишка, его ровесник, растет без отца, мать психически больна, у сестры своя семья, она даже на летних каникулах с трудом терпит трудного подростка с фантастическим аппетитом, готового при случае и стянуть что-нибудь.
Многим ребятам возвращение домой сулит нерадостное будущее. Для большинства будущее после интерната, как трамплин, обрывается в неизвестность. «Их бы поддержать еще несколько лет, дать возможность зацепиться, определиться с работой и жильем. Необходимы социальные центры, где наши дети могли бы жить эти первые, самые трудные для них годы», — говорит Виктория Зубарева.

Найти свое место

Наверняка многие выпускники будут вспоминать интернат как свой настоящий дом. Спальни с ковриками, где будто идет негласное соревнование, чья уютнее и красивее. Здесь аквариум, а там настоящие джунгли из огромных комнатных растений. В этой мальчишки украсили шторы роскошными шифоновыми цветами, а там девчонки расстелили на тумбочках собственноручно вышитые дорожки и вязаные салфетки. В каждой комнате, особенно у малышей, полно игрушек. Для игр есть и специальные комнаты, и уголок в спортзале. Практический психолог Мунире Бекербаева свои занятия проводит тоже с играми, случается, ей приходится уводить прямо с урока взвинченного ребенка — иногда особенного малыша из равновесия может вывести любой пустяк; значит, предстоит подавить агрессию и вернуть хорошее настроение.
Один из самых любимых предметов старших — социально-бытовое обслуживание. Место, где ему обучают, меньше всего похоже на класс, скорее, это комната с кухней. И сами занятия необычные: как вести себя на улице, ездить в общественном транспорте, общаться с людьми, устраиваться на работу, планировать собственные расходы, распознавать моющие и чистящие средства, пеленать малыша… Многое из этого обычный ребенок, растущий в семье, усваивает незаметно для себя. Хотя преподаватель Александра Кирнос, которая «учит жизни», считает, что далеко не все домашние дети умеют вымыть пол или погладить себе одежду, тем более приготовить несколько видов бутербродов. Эти дети все постигают на практике. К примеру, на уроках русского языка они пишут письма и изучают образцы заявлений о приеме на работу. Им рассказывают, как отправить почтовый перевод, как выглядят разные документы. Не все и не полностью освоят эту науку, но каждое зернышко, зароненное учителями и давшее всходы, принесет когда-нибудь урожай.
Они родились такими — особенными, которым труднее искать свое место среди тех, кто здоровее, умнее, сильнее, предприимчивее. В интернате они еще не чувствуют, чем отличаются от других, потому что для людей, которые каждый день рядом, они все замечательные и выдающиеся. Они способны радовать и удивлять: открывшимся талантом танцора, впервые произнесенным словом, желанием кому-то помочь. Или даже тем, что научили собаку играть в футбол и поставили на ворота.

фото: НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА. Занятия в кабинете социально-бытового ориентирования.

комментариев:1   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

В семье Корольковых куличи пекут по рецепту… полуторавековой давности

[1K] Жизнь :: В семье Корольковых куличи пекут по рецепту… полуторавековой давности Когда-то наступление Пасхи во многих семьях чувствовалось по сладко-сдобному аромату куличей, женская половина семьи последние дни перед праздником проводила на кухне, гадая, каким в этот раз получится тесто, выйдут ли куличи пышными и мягкими....

Реализовать проекты в сфере энергосбережения поможет госбюджет

[1K] Инфраструктура :: Реализовать проекты в сфере энергосбережения поможет госбюджет В середине марта Украина подписала договор с Японией о продаже 30 млн. единиц своих квот на выброс углекислого газа, что допускает Киотский протокол. Сумма сделки составила примерно 300 млн. грн., которые Украина собирается потратить на...

Ялта – город, где милиция выгуливает VIР-ов

[1K] Криминал :: Ялта – город, где милиция выгуливает VIР-ов Не каждый из гражданских знает, что в обязанности милиции входят не только расследование уголовных дел и поимка преступников, но и проведение таких специальных мероприятий, как, к примеру, встреча и сопровождение высокопоставленных лиц государства...

Нелегалов привлекают жизнь и работа в Украине

[1K] Соцзащита :: Нелегалов привлекают жизнь и работа в Украине У граждан Украины есть повод для недовольства. По данным соцопросов, количество людей, которых не устраивает экономическая нестабильность, скромная зарплата, недостаточная социальная защищенность, растет прямо на глазах. Впрочем, и наша жизнь...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Ксения Собчак беременна?
  • Семья экс-начальника охраны Кучмы засветилась в рейдерском скандале
  • Тарас Бульба оказался настоящим полковником, а Владимир Бортко — кровожадным режиссером
  • Уволенные из «ВИА Гры» объединились в группу
  • БЮТ утверждает: президент проплатил столкновения на 18 мая
  • Авакадо – вечнозеленый лавр с «мясными» плодами
  • История одного долга: братва испугалась российских киллеров
  • Смутное время пророков и лжепророков
  • Тема номера: - Рыбакам придется сматывать удочки.
  • Симферопольская пенсионерка обезвредила банду грабителей
  • Кредиты вернулись. Но кроме банков на них стали зарабатывать еще и посредники
  • Осетровые исчезают, а их мясом и икрой по-прежнему торгуют
  • Спикер пожелал новому начальнику КРУ…не слишком усердствовать
  • В Афганистане узаконили изнасилование в семьях
  • Запуск северокорейского спутника: и волки сыты, и овцы целы
  •  
    Яндекс.Метрика