Категории
 
архив
 
243 < 244 > 245



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Симферополец Женя Боровко, оставшийся без рук, ищет свое место в спорте

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: Симферополец Женя Боровко, оставшийся без рук, ищет свое место в спортеТому, как уверенно и быстро Женя плавает, мама не перестает удивляться: «Там же надо грести руками,
как ты умудряешься плыть без них?» Тот отшучивается: мол, и ног достаточно!


В школе у Жени Боровко любимыми предметами были физкультура и математика. Младший брат, Костя, частенько подсовывал ему свои домашние задания: ты, мол, мне быстренько все решишь, а я тоже тебе в чем-нибудь помогу. Хотя Женя по дому и сам помогал — подметал, даже полы мыл, но брату не отказывал. Брал ручку ногой — и принимался за работу, причем почерк выработался такой, что никто, глядя на эти ровные аккуратные строчки, не догадался бы, что у их автора нет обеих рук. А что до физкультуры, то и сейчас 19-летний Женя лучшим времяпрепровождением считает футбол — и сходить на матч с друзьями, и самому во дворе погонять мяч со сверстниками, к которым частенько присоединяются взрослые солидные граждане.

Будка-убийца

В сентябре следующего года исполнится ровно десять лет с того дня, как одной парой рук в этой семье стало меньше. Началось все с самой обычной неприятности — захлопнулась дверь в квартиру, а ключей у десятилетнего Жени и его старшего брата Коли не было. Поэтому они и отправились к маме, которая присматривала за одним из комплексов на территории бывшей совхозной птицефабрики им. Дзержинского, что под Симферополем: ничего ценного там уже давно не было, но пустующие здания могли растащить на стройматериалы. Двухэтажная трансформаторная будка оказалась незапертой — впрочем, все местные жители считали, что электричество здесь давным-давно отключено. Вот к незапертому щитку на втором этаже и подобрался Женя, обнаружил три рубильника. Повернуть два из них, заржавленные, видимо, не хватило силенок, и он схватился за третий…
«Старший сын потом мне рассказывал, что был у лесенки на второй этаж, когда услышал треск, — вспоминает мама Жени, Ирина. — Он бросился наверх и увидел, что Женя держится за рубильник и его трясет. И как только не побоялся подбежать, схватить Женьку за шиворот, оттащить… А тому совсем плохо, пена изо рта идет. Брат на руках его вынес, сразу в нашу больницу, там сказали: нет, не к нам — надо срочно в Симферополь везти».
Самым страшным воспоминанием так и осталось, как брат умолял врачей уколоть что-нибудь Жене от боли, тот ведь оставался в сознании, на его черные от ожогов руки было страшно смотреть. Правда, сам Женя сейчас уверяет, что в первые часы боли не ощущал, видимо, у организма не было еще сил, чтобы отреагировать на страшное потрясение. «Я узнала обо всем, когда ребенок уже был в больнице, — продолжает Ирина. — Мне сказали, что, скорее всего, он не выживет, поэтому не стали сразу делать операцию, ампутировать руки. Сделали только через несколько дней, когда стало понятно, что Женька умирать не собирается. Я потом узнала, что хотели удалить руки полностью, даже с плечевыми суставами, но один из хирургов, профессор, настоял, чтобы оставить культи, без этого невозможно было бы потом носить протезы. Помню, меня пустили в реанимацию после операции, Женька глаза открывает — в одну сторону посмотрел, в другую, будто ищет что-то. Потом спрашивает: а где мой свитер? Был на нем свитерок из синтетической пряжи, сгорел полностью. Я говорю, что нет свитера, а он чуть не плачет, спрашивает: «А что же Костя будет носить?» Мы жили очень трудно, вещи у моих мальчишек переходили друг к другу».

Обещаний было много

Этой семье пережить предстояло еще очень много, и трагедия, которая случилась с Женей, была не последним испытанием для нее. Несколько лет братья прожили в семейном детском доме, туда отвела их мать, когда поняла, что несколько лет она не сможет о них заботиться. Все могло сложиться дальше по-разному: не одна семья распадалась оттого, что родители и дети после длительной разлуки не могли нащупать те самые родственные нити, что должны их связывать. Но эта семья смогла снова склеиться.
Женя вымахал в высокого красивого парня, сейчас учится в колледже, осваивая премудрости бухгалтерии. На занятиях он ничего не записывает, говорит, что нормально усваивает все, зачеты и экзамены сдает тоже устно, прошлый год закончил нормально, с хорошими и отличными оценками. В этом году, когда пошла уже высшая математика, уверен, что справится с ней. «Правда, сейчас часто задают написать реферат, то есть большие объемы текстов, очень трудно приходится без компьютера, — признается Женя. — Набирать я на нем могу, нажимая на клавиши культей».
Протезы у молодого человека есть, искусственные руки, изготовленные в Харькове, даже сгибаются в локтях, но он их надевал всего несколько раз — они, скорее, декоративные, чем функциональные. Брать предметы, выполнять с помощью них какие-то элементарные движения невозможно. Недействующие руки «для красоты» Жене не нужны — он вовсе не стесняется отсутствия настоящих. Поэтому пока остается мечтать о последних достижениях науки и техники, которые на Западе уже прочно вошли в жизнь людей без рук. Правда, стоят они запредельных по нашим реалиям денег, их нет ни у Жени, ни у его родных. Кстати, не единожды, пока он жил в семейном детском доме, туда приезжали очень известные и в Крыму, и в
Украине люди. Узнав, какая требуется помощь, обещали ее и… забывали об этом.

«Где-то я наверняка нужен!»

Футбол во дворе — это отзвук еще одной мечты Жени, ведь он мог бы заниматься тем же на другом уровне. В футбольную команду, которая участвует в различных параолимпийских состязаниях Крыма, его не взяли, поскольку там играют ребята с ДЦП: совсем другая скорость, тактика игры. Никак не вписывается туда игрок со здоровыми ногами. Но ведь проводятся в Украине чемпионаты по футболу среди инвалидов-ампутантов — таких, как Женя, ребят, лишившихся из-за травм или болезни рук и даже ног. «Узнать бы подробнее об этом: где они есть, с кем связаться, чтобы меня попробовали, — говорит он. — Наверное, я мог бы и легкой атлетикой заниматься — бегать и прыгать люблю, плаваю неплохо». Кстати, тому, как уверенно и быстро Женя плавает, мама не перестает удивляться: «Там же надо грести руками, как ты умудряешься плыть без них?» Тот отшучивается: мол, и ног достаточно!
Но в том-то и дело, что здоровому спортивному парню, пусть и без рук, оказалось почему-то трудно найти место в параолимпийском спорте. Желание заниматься есть, и это даже необходимо, потому что у таких людей, как Женя, часто возникают проблемы с позвоночником, но пока не нашелся человек, готовый заняться им. Возможно, дело и в том, что Крым больше ориентирован на силовые виды спорта, в которых наши параолимпийцы неизменно завоевывают медали как на украинском, так и на международном уровне. Но для занятий, например, штангой нужны руки.
«В прошлом году в одном из симферопольских парков проходили спортивные соревнования, Женю пригласили посмотреть, — рассказывает мама. — А он вдруг стал участвовать: прыгал, бегал, завоевал две золотые медали, еще подарков ему разных надарили. И сам как-то воодушевился, понял, что в спорте он может чего-то достичь. Мы ездили после этого в параолимпийский центр в Евпатории, ему предложили заниматься или бобслеем (что Женя сразу отверг, поскольку считает неактивным спортом), или биатлоном — так бегать-то он может, а вот чем стрелять?»
Если верить народной мудрости: где родился, там и пригодился, то здесь, в Крыму, обязательно должен найтись тренер, который бы помог Жене Боровко найти свой путь в спорт. Или, может быть, такой отыщется в Украине. «Ведь где-то я наверняка нужен!» — уверен сам Женя.
Координаты Жени Боровко и его мамы есть в редакции «1К» (наш тел. (0652) 27-32-39). Возможно, среди наших читателей найдутся люди, которые могут подарить студенту без рук компьютер в рабочем состоянии. Это облегчит Жене учебу.

фото: Наталья Якимова

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Проверка «добротой» на вшивость

[1K] Политика :: Проверка «добротой» на вшивость К концу и этой кризисной недели стало ясно, что ничего не ясно. Активно обсуждавшаяся возможность создания нового альянса между БЮТ и ПР вроде бы почила в бозе. Зато замаячила перспектива реанимации коалиции «резус-несовместимых» БЮТ и НУНС вместе...

Олег Софяник: всю дорогу, от берега до берега, читаю молитвы

[1K] Жизнь :: Олег Софяник: всю дорогу, от берега до берега, читаю молитвы Пятилетие «Первой крымской», которое приходится на эту осень, один из наших постоянных читателей — севастополец Олег Софяник — решил отметить посвященным газете заплывом. Можно сказать, что в море он себя чувствует так же уверенно, как на суше:...

Золотая дверь на «Волге» подпольного крымского миллионера

[1K] Криминал :: Золотая дверь на «Волге» подпольного крымского миллионера В конце 60-х годов одним из самых громких скандалов в Крыму стал, пожалуй, арест симферопольского миллионера, заведовавшего подпольным швейным цехом. При конфискации имущества у этого гражданина были изъяты несколько золотых слитков, валюта и......

Крым стареет: ему уже под сорок

[1K] Соцзащита :: Крым стареет: ему уже под сорок Очень может быть, что в ближайшие годы этот праздник — День пожилого человека, отмечаемый во всем мире 1 октября, в Украине станет одним из самых заметных. Просто потому, что еще больше станет пенсионеров и еще меньше людей трудоспособного...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Передача «Жди меня» раскрыла преступление
  • Сколько стоит отдых по-крымски
  • Рожь на вашем участке — санитар и отличное удобрение
  • Полковника Зверева убили из-за симферопольской «табачки»?
  • Потеря самостоятельности — подарок «Черноморнефтегазу» к 30-летию?
  • Пьяному за рулем придется заплатить штраф 500 долларов
  • Невеселые приключения иностранцев в Крыму
  • Конгресс США признал голодомор в Украине геноцидом
  • Крым славился своей коррупцией и в древние времена
  • У каждого канала свой телевизионный междусобойчик
  • Справедливость с криминальным оттенком
  • Вор в законе сбежал из-под стражи
  • Губернаторство — лобное место
  • Супермаркетов становится больше
  • Индийский огурец — растение-богатырь до 2 метров в длину
  •  
    Яндекс.Метрика