Категории
 
архив
 
201 < 202 > 203



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Ссыльные от рождения: три сестры-крымчанки отбывали срок на Соловках

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: Ссыльные от рождения: три сестры-крымчанки отбывали срок на СоловкахСамым отчетливым воспоминанием о детстве у трех сестер остался голод — застарелый, привычный, не утихающий. Они находили способы хоть ненадолго заглушить его, собирая морские водоросли, которые здесь, на Белом море, называли «тура». Их можно было сварить в котелке и есть эту безвкусную скользкую массу. Еще жевали сосновые иголки, искали и варили ракушки, ходили за ягодами. Случалось, что, когда дети подбирались к особо красивому кусту, увешанному крупными ягодами, их ноги проваливались под тонкий слой земли, пробивая крышки неглубоко зарытых детских и взрослых гробов — безымянные кладбища ссыльнопоселенцев были разбросаны по всему островку.

Валентина, Галина и Марина, дочери ссыльных крымчан Никифоровых, родились на Жижгине, одном из Соловецких островов, «филиале» знаменитого ГУЛАГа. И даже каким-то чудом выжили, отбыв «срок» вместе с родителями.

«Кулаки» из Золотого Поля

Когда-то недалеко от села Золотое Поле, что в нынешнем Кировском районе, стоял хутор крестьянина Никифорова. Старый хозяин положил жизнь на то, чтобы выбиться из бедности. Все — от крепкого дома до коров, овец, лошадей — было нажито своим трудом. Трех сыновей вырастил в такой же уверенности, что добро нажить можно только собственным горбом. Двух старших успел женить, младший, Петр, присмотрел себе девушку из соседнего села. Это было в 1929 году. Свадьбу играли вечером — а на рассвете за всеми Никифоровыми пришли люди в форме. Дали несколько минут на сборы, объявили, что семья подлежит раскулачиванию и ссылке. Оказывается, в сельсовет кто-то отослал донос: дескать, Никифоровы пользуются трудом батраков, хотя те только своими силами обихаживали большое хозяйство. Но разбираться не стали: государственная машина получила порцию сырья и принялась его перемалывать.
Бабушка Никифорова, услышав о ссылке, молча рухнула на пол — ее парализовало. Старушку оставили, где лежала, остальных увезли. Много лет спустя стали известны страшные подробности ее смерти: в опустевший дом пришли местные активисты — национализировать «кулацкое» добро. Чтобы не возиться с беспомощной старухой, ей… выстрелили в голову из пистолета и оставили там же, на полу, решив, что она мертва. А женщина еще жила день или два, слышала, как по дому ходили чужие люди, как резали тут же овец и жарили мясо… Соседи лишь через несколько дней решились заглянуть в разграбленный дом и только тогда похоронили бабушку.
Остальных членов семьи в это время везли в переполненных телячьих вагонах на Север. Был март, но не привычный, крымский, а холодный, с морозами. Ледяной ветер задувал в щели, в отверстия внизу «для естественных надобностей». На станциях из вагонов выносили замерзших до смерти и укладывали в штабеля крест-накрест. Наконец, добрались до места — на много лет домом крымской семье стал соловецкий остров Жижгин.

Мал мала меньше

Первое время жили в землянках, осенью насквозь промерзшие стены блестели от инея. Потом построили деревянные бараки, где в тесноте ютились взрослые и дети. «У нашей мамы всего детей было шестеро, — вспоминает Галина Петровна Лутцева (Никифорова), — а выжили только мы, три девочки: Валя родилась в 1931-м, четыре года спустя я, еще через два года Марина. Как мы уцелели, сейчас понять трудно. Болели цингой, рахитом, от голода отекали — были похожи на стеклянные бутылки. Родители работали, но ссыльным денег практически не давали, только небольшой паек, который нужно было растянуть на месяц. В 1941 г. от туберкулеза умерла мама, ей было только 29 лет, отец остался с тремя маленькими детьми на руках».
Казалось, хуже уже некуда. Оказалось, что есть. Слова о том, что началась война, для девочек недолго были чем-то далеким, не касавшимся их напрямую. А потом они впервые увидели плачущего отца — его, ссыльнопоселенца, мобилизовали на фронт. Государство не интересовало, как будут без кормильца выживать три девочки, старшей из которых исполнилось десять лет, младшей всего три. Правда, отец отсутствовал недолго — его вернули как человека нужной профессии и поставили капитаном на крохотном суденышке, что перевозило в Архангельск те самые водоросли, которыми спасались от голода местные жители. Из растений добывали йод, так нужный фронту.
«Помню, как летели самолеты и бомбили эти суда, мы очень боялись за папу, и самим было страшно. Мы забирались под кровать, прижимались друг к другу и верили, что здесь нас бомба не достанет», — рассказывает Галина Лутцева.
Недалеко от дома была метеостанция, работники которой получали богатые, по меркам ссыльных, пайки. Девочки караулили время, когда сотрудники выбрасывают мусор, и рылись в помойке, выуживая то банку из-под сгущенки, которую можно было вылизать, то корки от сыра — можно было выковырять из них пластмассовые цифры, счистить парафин и съесть…

Невиданный полуостров

Это сейчас сестры способны удивляться: почему их отец так покорно воспринимал все несчастья, почему не роптал, осознавая, что его несправедливо осудили, сослали, что из-за этого он потерял жену и троих детей? «Наверное, он был очень напуган и хотел сохранить то, что у него оставалось от семьи, — предполагает Марина Калягина (Никифорова). — Никогда в нашей семье ни слова плохого не звучало ни в адрес Сталина, ни государства вообще».
Когда закончилась война, Петру Никифорову разрешили отправить детей с острова, но самого не отпустили. Сестры разъехались в разные стороны, к разным родственникам, которые жили в Крыму. Галина попала к феодосийской тетке, пожила у нее недолго и… осталась на улице: родственнице с большим опозданием пришла похоронка на сына — а она еще утешалась бумагой, что тот пропал без вести, сберегая в сердце надежду на его возвращение. Женщина в одночасье скончалась от сердечного приступа, а девочка оказалась без крыши над головой. Она безуспешно попыталась продать на рынке единственное свое имущество — сарафан, чтобы купить хлеб. В конце концов оказалась в детприемнике, откуда ее отправили в симферопольский детдом. Там и выросла. Ее не спрашивали — а она сама не рассказывала о семье, вот и получилось, что анкета у девочки оказалась «чистой». Училась она хорошо и получила направление в педучилище — туда направляли не по склонности, а по успеваемости. Троечниц ждали фабрично-заводские училища, много девчонок отправляли в Иваново, на ткацкие фабрики. Это только киношную героиню Любови Орловой ждал там светлый путь и орден, а многих — смерть от туберкулеза, вызванного условиями работы.
У Валентины и Марины жизнь пусть при дальней, но все же родне, тоже не была особо радостной: в тяжелое время люди тяготились ими, не хотели, а может, не могли относиться теплее и внимательнее.
Сестер всех вместе собрал отец, когда списался с родственниками. Потом ему наконец-то разрешили вернуться в Крым, он осел сначала в Феодосии, где стал заниматься привычным и любимым делом — водил суда, потом работал в Ялте. Он так и не нажил собственного угла, домом своим считал корабль, любовью всей жизни — умершую жену и часто приходил к одной из дочерей, чтобы посмотреть на ее большой портрет, висящий на стене. Из жизни ушел он очень рано, успев, правда, собрать множество грамот и наград за отличный труд на благо государства, которое сломало и его жизнь, и жизни его детей. Все три сестры, в отличие от многих других детей репрессированных, смогли получить образование, стать самостоятельными людьми. Но всегда помнили о цене, которую пришлось за это заплатить. Два года назад сестры получили справку о том, что их родители реабилитированы. Галина говорит, хорошо, что восстановлено доброе имя отца и матери, но они и так знали, что те ни в чем не были виноваты. А вот на вопрос, за что так с ними поступили, уже, наверное, не ответит никто.

Автор благодарит за помощь при подготовке статьи председателя комиссии Верховной Рады Крыма по вопросам восстановления прав реабилитированных Николая Козицкого.

Две из трех сестер: Галина Лутцева и Марина Калягина

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Коалиция неудачников

[1K] Политика :: Коалиция неудачников Пессимисты утверждают, что долговременной «оранжевой» коалиции так и не будет, несмотря на то, что, по уверениям главы президентского секретариата, к четвергу все неподписанты из НУНС таки дали согласие завизировать с БЮТ соглашение, открывающее...

Массовое жилье в обмен на землю

[1K] Инфраструктура :: Массовое жилье в обмен на землю Украина столкнулась с пугающей динамикой роста цен на жилье. Эксперты утверждают, что изменений в лучшую, то есть в меньшую, сторону в ближайшее время ожидать не приходится. Причин тому достаточно, в том числе и высокий спрос при все еще...

Не всякий газовый баллончик для самообороны разрешен законом

[1K] Соцзащита :: Не всякий газовый баллончик для самообороны разрешен законом Согласно статистике, большинство жителей полуострова не понаслышке знакомы с так называемыми средствами самообороны в аэрозольной упаковке — у каждого третьего имеется газовый баллончик, который можно без специального разрешения (в отличие от...

Для развития ветроэнергетики недостает «зеленого» тарифа и электросетей

[1K] Инфраструктура :: Для развития ветроэнергетики недостает «зеленого» тарифа и электросетей Разговоры о том, что в курортном Крыму необходимо развивать экологически чистую энергетику, ведутся давно. В умах насмотревшихся на европейских соседей украинских и крымских чиновников возникали идеи о монтаже крупных комплексов солнечных батарей,...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Инжир — спаситель пожилых, лечит все заболевания старости
  • Советский диверсант №1 Павел Судоплатов
  • Зимний праздник ягоды-калины
  • Сухой воздух. Чем мы дышим дома и на работе?
  • Конфиденциальные данные о любом гражданине можно купить за $150
  • Продукты с истекшим сроком годности утилизируют… покупателям
  • Поддельные справки о доходах
  • Горохом по изжоге
  • Бордовое чудо-лекарство
  • Цветочная палитра на книжных стеллажах и полках
  • Угонщиков иномарок соблазняют злая любовь и коварная водка
  • Кандидат в депутаты, за которого голосовали всем дурдомом!
  • Терапия по дороге домой
  • Объявлена охота на инвестора
  • Детский ад: мать забила пятилетнего сына
  •  
    Яндекс.Метрика