Трамп может отозвать свою подпись под итоговым коммюнике саммита НАТО, поскольку неизвестно, получили ли американские переговорщики полное одобрение президента

Фото: AFP

Трамп может отозвать свою подпись под итоговым коммюнике саммита НАТО, поскольку неизвестно, получили ли американские переговорщики, которые принимали участие в финализировании коммюнике, полное одобрение Трампа

Не успел в Брюсселе стартовать саммит НАТО, как в прессу просочились первые скандальные заявления президента США Дональда Трампа с завтрака с генсеком Альянса Йенсом Столтенбергом. Там хозяин Белого дома не только упрекнул союзников в слишком низких по его мнению расходах на оборонку, в то время как Штаты должны со своего собственного кармана платить за безопасность Европы.

Более того, Дональд Трамп не упустил возможности упрекнуть Германию, которая тратит 1,1%ВВП на оборону (при положенных 2%ВВП по Уставу), заявив, что Берлин «впал в полную зависимость от России». Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен в ответ конечно же сказала, что Берлин намерен достичь необходимых показателей по расходам на оборону до 2024 года. Но вопроса упреков Трампа это не снимает.

Эксперты не исключают, что если американскому президенту что-то не понравится, он снова может отозвать свою подпись под итоговым коммюнике саммита НАТО, как это было на саммите G7, еще раз продемонстрировав слоган своей национальной доктрины «We are America, Bi**h».

О том, чего же ожидать от самого непредсказуемого за всю историю существования Альянса (которому, кстати, в следующем году исполняется ровно 70 лет) саммита НАТО сайт «Сегодня» поговорил со старшим научным сотрудником Немецкого Фонда Маршалла в Брюсселе Питером Чейзом.

— Мой первый вопрос конечно же о саммите НАТО, где Трамп поднимет вопрос оборонных расходов. Лишь пять стран тратят необходимые 2%ВВП. Чего вы ожидаете от Трампа? Может ли он нас удивить?

-Конечно, может. Я знаю, что партнеры НАТО хотят продемонстрировать свое единство. То, что Трамп хочет сделать, это другой вопрос. В своих недавних заявлениях он совершенно ясно сказал, что по-прежнему чувствует, что НАТО – еще один пример того, как все в мире используют Америку. Думаю, он ошибается. Но это то, что он, кажется, думает.

— По словам посла США при НАТО Кей Бейли Хатчисон, чувствительные для США и ЕС вопросы торговли не будут обсуждаться на саммите. Но лично я в это не верю. Мы слышали, как в Монтане Трамп говорил о большом торговом дефиците с ЕС, а США при этом должны платить еще и за безопасность Европы.

— Я почти уверен, что Трамп поднимет эту тему (фактической торговой войны США с ЕС на саммите НАТО – Авт.), хоть некоторые люди и хотели бы отделить вопросы торговли и внешней политики, но я не думаю, что Трамп это сделает. Думаю, что он считает эти вещи взаимосвязанными. Тот факт, что Германия в Европе недостаточно тратит на оборону, что позволило им улучшить свою экономику, по мнению Трампа, (дает Германии возможность – Авт.) успешно использовать США. Мне трудно представить, что он будет разделять эти две вещи. Это стало довольно ясно еще на саммите G7.

— Честно ли Штаты себя ведут в сегодняшней «торговой войне»? Почему Обама не переживал о торговом дефиците с Европой так, как Трамп?

-Потому что торговый дефицит – не показатель справедливости, и Обама это знает. Есть много вещей, на которые можно жаловаться в ЕС и в плане экономической политики ЕС. Но я думаю, что Обама и его Администрация действительно пытались сделать – это амбициозное торговое соглашение между США и Европой, которое бы устранило любые остающиеся барьеры между нами. Когда речь заходит о Европе, Трамп не понимает, что у США и Европы нет торговых отношений – есть инвестиционные отношения. Это две очень большие экономики, идентичные по размеру. Американские компании инвестировали в Европу около $2,7 трлн , европейские компании в США – около $2,5 трлн. Наш торговый оборот – триллион долларов в год. И никакие другие отношения не имеют такого объема инвестиций с обеих сторон.

Таким образом, большая часть нашей торговли приходится в основном на компании, которые инвестируют по обе стороны Атлантики, почти половина нашей торговли происходит между фирмами. Это совершенно другая торговая парадигма, которой у США нет даже с Канадой; но, конечно, если мы говорим о Японии или Китае, с ними у нас нет таких торговых отношений. Обама и большинство людей в его правительстве знали об этой разнице, они видели дефицит торгового баланса, который является вопросом бухгалтерского учета. Если у вас есть дефицит торгового баланса со страной, это означает, что эта страна вкладывает много своих денег в США. Это не обязательно плохо. Но это не так, как видит это Трамп. Он считает, что «в течение 75 лет американские лидеры лидеры позволяли остальным в мире пользоваться Штатами», потому что мы взяли на себя ответственность беречь Европу и Азию от войны. И Трамп больше не думает, что США должны продолжать тянуть на себе эту ответственность, или, по его мнению, эта ответственность должна быть более сбалансирована. В некотором смысле он прав – с 1950 года ситуация изменилась, и в отношениях может быть найден и лучший баланс. Но то, как он это делает, ошибочно, отвергать наших союзников не имеет смысла. Подход Обамы, который заключался в том, чтобы достичь соглашения между США и ЕС, был правильным. Но это не совпадает с подходами Трампа.

— На какие еще европейские товары США могут ввести пошлины? И куда вообще может привести эта торговая война? Все станет еще хуже?

— Да, все может ухудшиться. США всегда могут ввести дополнительные пошлины. Так или иначе, они могут сделать это законно, не нарушая наших обязательств по международным договорам, но это другой вопрос. Я лично считаю, что введенные пошлины (на европейские и канадские – Авт.) сталь и алюминий противоречат нашим обязательствам в ВТО. Если Трамп сделает то же самое с авто и автозапчастями, на которые, по-видимому, он намерен ввести пошлины, это будет противоречить нашим юридическим обязательствам. И я думаю, что европейцы здесь правы, говоря, что они не могут позволить кому-то не выполнять обещания без последствий. Так что да, все может стать еще хуже.

— Мы помним эти твиты Трампа о засилье немецкого автопрома на американском рынке, который он угрожал обложить 20% пошлиной.

— Трамп может сделать это в соответствии с законодательством США. Но, если они это сделают, как я уже сказал, они нарушат международные обязательства в рамках ВТО. Это не в наших интересах, чтобы все начали игнорировать свои международные обязательства. Есть другие способы, как это все сбалансировать, Европа может взять на себя большую ответственность. Более того, в течение длительного периода мы приводили Германии абсолютно правильный аргумент, что ее внутренний объем потребления недостаточный, что ее экономика не сбалансирована из-за слишком низкого внутреннего спроса, и Германия должна делать больше для того, чтобы это исправить. Но это не повод, чтобы вводить заградительные пошлины на легковые автомобили.

— Наверняка почти все союзники в ЕС обеспокоены предстоящим саммитом Трампа и Путина. По их мнению, Трамп может пожертвовать ценностями НАТО для big deal с Путиным. Интересно, что обеспокоенность выражают и немецкие политики, когда Германия продолжает строить «Северный поток-2». Вам не кажется это странным?

— Правительство США долгое время высказывало опасения по поводу «Северного потока-2», частично по экономическим причинам, частично из-за отношений с Россией после Крыма и войны в Украине. Но даже до Крыма у нас уже были проблемы с «Северным потоком-2». «Северный поток-2» предшествует этому и просто сделал все еще хуже. Те немецкие политики, которые все еще поддерживают создание «Северного потока-2», похоже, связаны с SPD (Социал-демократической партией Германии – Авт.). Вы знаете, что было много разговоров об их отношениях со Шредером (ходит шутка, что его трудовая книжка лежит в «Газпроме», правда теперь уже в «Роснефти» – Шредер председатель совета директоров – Авт.) и его отношениях с «Газпромом».

Даже под руководством Обамы правительство США выступало против «Северного потока-2». И мы сильно выступали против этого в основном из-за влияния этого проекта на Украину и Польшу. По оценкам правительства США на то время, для России и «Газпрома» целью «Северного потока-2» было в первую очередь уйти от необходимости платить за транзит через Украину. Интересно, что Трамп продолжает «бить» немцев за «Северный поток-2». Но он здесь упускает один момент. Насколько я знаю, «Северный поток-2» не финансируется правительством Германии. Возможно, может быть незначительное финансирование, но по большей части это коммерческий проект. Похоже, он больше связан с политикой SPD, и я не думаю, что он имеет какое-либо отношение к решениям правительства Германии.

Немцы могут и должны тратить больше на свою оборонку, если они считают, что на это есть причина. Для этого у них есть деньги, у Германии очень низкий государственный долг, сбалансированный бюджет – они могут это сделать. Но я думаю, более важно для Германии увеличить расходы на внутреннюю инфраструктуру, чтобы открыть сектор услуг, который все еще очень закрыт, чтобы увеличить внутреннее потребление. Все это может оказать намного большее влияние на торговые отношения, чем если Германия просто увеличит свои военные расходы. Но мне интересно, видит ли Трамп в этом необходимость защиты от России? Я не уверен, что он видит эту потребность. И если он не видит в этом необходимости, почему его беспокоит «Газпром» и «Северный поток-2»? Мне это кажется немного непоследовательным, но на самом деле многие вещи, которые он делает, выглядят непоследовательно.

— То же самое и с президентом Франции Макроном. Как по мне, он изменил свое отношение к России, что он ясно продемонстрировал во время визита в Санкт-Петербург на экономический форум в мае. Он привез с собой огромную делегацию французских бизнесменов и говорил о росте торговли с Россией.

— Из-за Крыма, из-за того, что произошло в Украине, США и Европа ввели санкции против России. Но санкции имели определенную цель, поэтому они могут ориентироваться только на определенные вещи. Компании должны придерживаться санкций и закона. Но когда что-то не запрещено санкциями, это разрешено. Мы не говорим, что никто не должен вести бизнес с Россией. В этом смысле, если кто-то делает что-то законное, даже если многие люди скажут, что это неправильно – все в порядке. Но если это в какой-то степени противоречит санкциям – это другая проблема. То, что Макрон поговорил с Путиным, Трамп собирается встретиться с Путиным – в этом нет ничего плохого. Мы не пытаемся изолировать Россию.

Когда все согласились с Минскими договоренностями, идея заключалась в том, что Россия будет их выполнять. Но мы пока этого не видим. Всего две недели назад европейцы расширили связанные с этим санкции. Но я должен сказать, что санкции должны быть нацелены на что-то определенное – это не должно быть полное эмбарго. Если вы делаете больше бизнеса вне санкций, теоретически это нормально. Но, возможно, это не совсем разумно, учитывая деловой климат. Лично я считаю, что любой, кто ведет бизнес с Россией, должен делать поправку на очень высокий риск своих транзакций. Поэтому они делают то, что позволяет им быстро получать деньги. Это означает, что все сделки в России обходятся дороже, чем если бы Россия не создавала кризисы, за которыми последовали санкции.

— Может ли проблема оборонных расходов стать настолько драматичной при согласовании итогового коммюнике саммита НАТО, что Трамп откажется его подписывать, как это было на саммите G7?

-Конечно, может. И это было бы довольно показательным решением. Коммюнике было написано так, как думают другие партнеры НАТО, принимая во внимание то, что хочет правительство США. Неизвестно, получили ли американские переговорщики (которые принимали участие в финализировании коммюнике – Авт.), полное одобрение Трампа. Даже если они это сделали, никто не знает, не изменится ли его мнение? Это вполне возможно.

— XX юбилейный саммит Украина-ЕС, который прошел в Брюсселе 9 июля, к счастью для нас закончился итоговой декларацией, в которой ЕС признал европейские стремления Украины и предоставил Украине новый пакет микрофинансовой помощи на 1 млрд евро. Но для Украины это очень мало. Можем ли мы надеяться когда-либо на «План Маршалла для Украины»? Ведь многие страны ЕС против этого, как и против членства Украины в ЕС.

— Я впервые приехал в Брюссель в 1992 году, и пока я был здесь до 1996 года, ЕС, как и США, предоставлял значительную финансовую помощь Украине. Я не сомневаюсь, что Европа, как и США, хочет видеть, как Украина растет, становится процветающей, более стабильной и демократической – все это в большой степени отвечает интересам Европы и США. Я думаю, это понимает европейское руководство. Но это не обязательно должно перейти в «План Маршалла». Важно понимать, что основная возможность Украины для роста, процветания и укрепления демократии находится внутри Украины. Доступ к европейскому рынку в этом очень помогает. Но вопрос хорошего государственного управления, уважения прав собственности, наличия хорошей судебной системы и верховенства права – все это необходимо для достижения амбиций Украины. И это более важно, чем членство в ЕС…

Я работал в Госдепартаменте во время Оранжевой революции в Украине. И было ощущение, что большой потенциал революции был растрачен впустую – украинское руководство не делало того, что нужно Украине. Вместо того, чтобы сосредоточиться на «Плане Маршалла для Украины» из Европы, вместо того чтобы сосредоточиться на членстве в ЕС, для Украины было бы гораздо лучше, если бы ее правительство осознало, что внутри самой Украины даже в нынешних условиях есть большой потенциал. Сегодня перед правительством Украины стоит важное задание – создать правовые рамки, которые позволят людям использовать этот потенциал. На самом деле я считаю, что «План Маршалла для Украины» не очень то и хорош для Украины. Я не думаю, что вам нужны деньги. Думаю, вам нужен «Маршалл» для денег, и талант для этого есть внутри самой Украны. Так что речь должна идти не о «Плане Маршалла» извне. Это должен быть «Плана Маршалла» внутри Украины, который нужно создать.

Источник: Сегодня

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о