Попытка объегорить Запад, вызвавшая недвусмысленный окрик оттуда, прекрасна в нескольких отношениях. Причем прекрасна настолько, что остается лишь жалеть, что она не была предпринята раньше.

Речь о демонстративном стремлении Банковой взять под контроль назначение руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Стратегически важное место освободилось после чуть преждевременного увольнения Назара Холодницкого, и победить искушение поставить на его место своего человечка не было никаких сил. Идея показалась настолько удивительной и новаторской, что делом техники было убедить себя, будто западное буржуинство, обессиленное эпидемией коронавируса, эту наглость проглотит и не подавится.

Для начала, как водится, нужно было выбрать нужных выбирающих. Моноголосов, подпирающих шальные инициативы сверху, уже традиционно не хватало, поэтому легко подключили медведчуковских, которые всегда только рады показать голый зад той части человечества, которая не разделяет их нездоровой страсти к плешивому агрессору. Одолжил своих и Игорь Валерьевич, у которого своя антикоррупционная повестка. Проголосовали, показали. А Запад вдруг – кто бы мог подумать? – стал активно возражать и даже некоторым образом угрожать. Иначе как угрозами нельзя назвать намеки на то, что нам материально помогают и к себе без виз пускают не из-за того, что страшно рады видеть, а потому что авансом подразумевают в нас не тех дикарей с самоубийственными социальными наклонностями, которыми мы большую часть времени являемся. Но если мы настаиваем, авансы можно и отозвать.

Владимир Александрович Зеленский подумал-подумал и заявил, что согласен с нашими западными партнерами. «Считаю, что по-другому и быть не может», – отчеканил президент, воплощение воли и разума.

Вот поэтому-то и жаль, что стычка с Западом у нашего президента не произошла раньше. Раньше стал бы думать и считать, что по-другому быть не может.

Легитимность Владимира Зеленского, несмотря на его сокрушительные результаты на выборах, президентских и парламентских, которые были, по сути, третьим туром президентских, с самого начала была довольно условной. Не было никаких оснований считать, что перед нами выдающийся государственный деятель. Зато была твердая уверенность, что, испортив отношения с Западом, любой распрекрасный руководитель Украины убьет ее шансы на развитие и преподнесет на блюдечке Кремлю. Так уж выходит, что помимо собственно народной поддержки другим мощным источником легитимности украинской власти является ее взаимопонимание с Западом и его поддержка. Тот, кто неспособен их обеспечить, обрекает себя на скорую политическую дисквалификацию. Самостоятельность в принятии ключевых решений – это прекрасно, но только пока она учитывает это императивное обстоятельство.

В случае с Зеленским отсутствие стартовой политической убедительности только в разы повышало ценность и важность для него внешних оснований легитимности. От того, как ведущие международные партнеры ответят для себя на вопрос «Who is Mister Zelenskiy?» напрямую зависит, кем он будет и что сумеет. Времени прошло всего ничего, а уже нужно не только доказывать свою партнерскую вменяемость, но и разуверять в невменяемости. И не сказать, что кто-то спешит это делать. Скорей, наоборот.

Источник: «Слово и дело»

Опубликовано с личного разрешения автора

Источник: gordonua.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here