Исполнительный директор «Рено» Марцин Будковский ответил на обвинения со стороны главы «Хааса» Гюнтера Штайнера в том, что своим протестом после финиша Гран-при Италии Формулы-1 французы нарушили негласное джентльменское соглашение между командами. Считается, что команды должны подавать протесты на машины друг друга до начала гоночного уик-энда, когда ещё есть возможность заменить спорную деталь.

«Мы и, думаю, многие другие команды обнаружили это несколько гонок назад. Думаю, это днище было представлено в Канаде. Да, долгое время протесты не подавались. Это не вопрос джентльменского соглашения или неджентльменского соглашения — ФИА дала ряд гонок на то, чтобы днище стало легальным. Мы не имели проблем с тем, что им дали это время. Но они не уважали указанные сроки. Не думаю, что они правда оказались удивлены.

Вероятно, Гюнтер ссылается на то, что если мы обнаруживаем что-то нелегальное на машине, то не протестуем сразу, а, вероятно, сначала общаемся с ФИА или командой, прежде чем всё решить. Но техническая директива была вполне публичной, разве нет? Мы, как и все остальные, ожидали, что они привезут в Монцу днище, которое соответствует регламенту. Мы были удивлены, что они этого не сделали. После гонки мы собрались и решили, согласны ли мы оставить всё как есть — сохранив машину, которая очевидно нелегальна. Мы решили, что не будем рады бороться с машиной, которая не соответствует техническому регламенту, вот и всё», — приводит слова Будковски Autosport.

В «Хаасе» знали о проблемах с легальностью днища, но надеялись на отстрочку

Источник: Championat