Прогуляться по средневековой крепости, увидеть драгоценности времен Александра Македонского или заглянуть в гигантскую пещеру с подземным озером. Все это не где-нибудь, а прямо под Уфой. Село Охлебинино. Уникальное место, которое буквально напичкано объектами культурного наследия – памятниками природы, истории и архитектуры.

Эти кадры сняты в абсолютной темноте, здесь только свет от нашей камеры. Огромный подземный зал поражает размерами, на фоне которых человек просто теряется, и даже не верится, что где-то там, над головой, каменный потолок. Площадь только одной из галерей Охлебининской пещеры – почти с футбольное поле, 90 на 40 метров. А еще здесь круглый год не замерзают два подземных озера.

Зимой пещера очень красивая. Вот эта вся арка покрыта сталактитами, сталагмитами изо льда. Сказка такая, немножко Нарния.

Ильшат Фасхутдинов, инструктор по туризму

Но, несмотря на всю красоту, Охлебининская пещера считается самой обвалоопасной в республике. Она находится на дне большой карстовой воронки на берегу реки Белой, примерно в 45 километрах от Уфы. Посещать ее рекомендуется только зимой и в сопровождении опытных инструкторов. Летом и особенно весной велик риск обрушения хрупких гипсовых пород – здесь это происходит регулярно, что подтверждают огромные валуны на дне пещеры, говорит инструктор по туризму Ильшат Фасхутдинов.

Если люди посещают эту пещеру, ни в коем случае краевые опорные конструкции трогать нельзя. Потому что цепной реакцией гипс может обвалиться сверху. В пещере нельзя шуметь, кричать, камни кидать. Любой звук создает резонанс, и гипс падает.

Ильшат Фасхутдинов, инструктор по туризму

А безобидная, на первый взгляд, конфетка, забытая в пещере, может обернуться настоящей экологической катастрофой, добавляет спелеолог Анна Евдокимова. Все, оставленное человеком в пещере, не разлагается и остается там навсегда, нарушая экобиоценоз. Из-за этого погибает уникальная флора и фауна пещер, а также возрастает риск обвалов.

Будут страдать животные, которые там обитают: летучие мыши, микроорганизмы. Будет разрушаться сама тоже, потому что микроклимат нарушается, температура поднимается из-за людей, и это приведет к тому, что она будет обваливаться еще чаще.

Анна Евдокимова, участник спелеоклуба им. Валерия Насонова

Стоит подняться от пещеры по крутому берегу наверх, и оказываешься на горе Акташ, где сохранилось основание средневековой крепости времен Золотой Орды. Оно хорошо заметно на снимке со спутника – это П-образное оборонительное сооружение, протяженностью около 700 метров, по краям которого раньше располагались две укрепленные башни. Выделяются руины и на съемках с коптера. Эта полоса – не что иное, как бывшая крепостная стена. Если восстановить примерный облик крепости, то получится следующее: сначала копали глубокий ров, который заполнялся водой, на образовавшемся земляном валу выкладывали каменное основание и уже сверху строили основную деревянную часть.

Вот сейчас мы с вами подошли к крепостному рву, обратите внимание. Вот я иду на край, и вот я с него спускаюсь и начинаю подниматься на крепостную башню. Вот это, собственно, сама башня этой самой средневековой крепости.

Никита Савельев, археолог

Археолог Никита Савельев изучил здесь почти каждый сантиметр во время раскопок. Это так называемый Охлебининский археологический комплекс, состоящий из нескольких городищ разных эпох и могильника – крупнейшего во всей Восточной Европе. История здесь – буквально под ногами. Прямо во время съемок у нас на глазах археолог находит на полевой дороге несколько древних артефактов.

Если здесь походить, посмотреть, здесь и керамика, и чего только нет. Тут вот даже кусочек кости обожженной. Это древний абразив, точильный брусок – вот это очень глубокие следы от заточки ножа, скорее всего. Мы видим, что все сколы заглаженные, что свидетельствует о том, что это было сделано очень давно. – Это точно делал человек? – Конечно! Мало того, вот эта часть использовалась для того, чтобы что-то раскалывать, разрубить кость, например.

Никита Савельев, археолог

Ученый сравнивает археологию с криминалистикой: говорит, разница лишь во времени произошедшего события – вчера или две тысячи лет назад.

Мы опустились на дно так называемого археологического раскопа. По сути, это разрез крепостной стены, которая стояла здесь – сложно представить – в 13 веке. Ученые сделали этот раскоп, чтобы изучить срез и установить примерный возраст этого городища.

Вот как выглядел этот раскоп в 60-е годы. Тогда впервые работы здесь были проведены известным уфимским археологом Анатолием Пшеничнюком. Было установлено, что люди начали селиться на горе Акташ еще две с половиной тысячи лет назад – вероятнее всего, это были восточные финны. Как считают ученые, их ближайшие потомки – современные жители Удмуртии.

В эту сторону от городища, от крепости начинает формироваться очень большой грунтовый некрополь, могильник, ну или кладбище, если говорить современным языком. По подсчетам специалистов, в нем должно содержаться около 10 тысяч погребений, то есть это либо самый крупный, либо один из самых крупных могильников эпохи раннего железа во всей Восточной Европе.

Никита Савельев, археолог

Археологи исследовали около 650 погребений так называемой Кара-Абызской культуры и сделали массу удивительных находок. Например, этим человеческим останкам – две тысячи лет, и они отлично сохранились. В то время женщин хоронили с золотыми и бронзовыми украшениями, мужчин – с оружием, конской упряжью и другими атрибутами. Большинство артефактов сейчас хранятся в Музее археологии и этнографии в Уфе.

Это коренные зубы медведя. Просверленные, которые носились в виде бус. Это удивительная вещь, которая говорила о том, какой великий охотник – носитель этого ожерелья, раз он не боится даже такого свирепого зверя, как медведь.

Виталий Федоров, ведущий научный сотрудник Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева

В погребениях также были найдены боевые железные ножи, необычный топор – так называемый кельт, характерный для жителей лесной местности, а также мужской пояс с бронзовыми насадками, кожаная часть которого полностью сохранилась и не истлела за тысячи лет только за счет бактерицидных свойств бронзы. И, пожалуй, самые необычные находки – египетские или сирийские подвески с изображением – так называемые геммы. Их местное осёдлое население, вероятно, выменивало у кочевников-сарматов, служивших наемниками у Александра Македонского.

Подвеска с лицом человека, который почему-то приставил палец к подбородку. Конечно, это предмет не местный, а привозной издалека. Все эти геммы, бусы произведены в Египте, Сирии, а оказались найдены у нас, здесь, в Башкирии, совсем недалеко от Уфы.

Виталий Федоров, ведущий научный сотрудник Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева

Загадочно выглядят и элементы китайской культуры – бронзовые фигуры животных, также найденные в Охлебининском могильнике.

Пантера, которая наклонилась головой вниз и оскалила свои зубы – такие пантеры просто одинаковые с теми, которые делали в Китае, можно подумать даже, что одной рукой. И вот тамошняя бронза каким-то образом неизвестным оказалась здесь.

Виталий Федоров, ведущий научный сотрудник Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева

Сегодня на вершине горы Акташ, в самом центре могильника, можно увидеть большую колоннаду. Но к истории она не имеет никакого отношения. Ротонда появилась здесь всего несколько лет назад, причем кто построил ее прямо древнем кладбище, выяснить не удалось.

Это все протоколировалось, оценивался ущерб, направлялись все документы в администрацию. Мы пытались разобраться, кто все это строил. Но в итоге выяснилось, что никто ничего не строил, никто ничего не знает. Как мы предполагаем, это кто-то из местных жителей решил облагородить красивое место для фотографирования.

Никита Савельев, археолог

Теперь эта колоннада уже сама стала достопримечательностью. Сооружение возвышается над обрывом, откуда открывается потрясающий вид, внизу – слияние рек Сим и Белой, чуть выше – Инзер. Это место еще называют трехречьем.

Тут Башкирия во всей своей красе. Мы просто обалдели от того, какая здесь красота, панорама. Нам так нравится, что мы уже третий год ездим. Думаю, что еще неоднократно приедем.

Вячеслав и Вера Мясниковы, туристы

Здесь же, неподалеку, природный памятник – скала Большой колпак, которая получила свое название из-за каменной шапки в верхней части, которая, к сожалению, обрушилась несколько лет назад. Но вид по-прежнему впечатляющий. Рядом скала Малый колпак, не менее живописный.

В самом селе Охлебинино можно «отведать» еще один слой культурного пирога – здесь сохранилось сразу несколько памятников истории и архитектуры 19-го и начала 20-го веков. Прежде всего, это каменная церковь, которой почти 200 лет. Сохранилась фотография, на которой Троицкий храм в первоначальном облике. Это так называемый александровский классицизм с поправкой на губернскую специфику. Как и для всех религиозных учреждений, советские годы стали для церкви тяжелым испытанием.

Местного звонаря сбросили с колокольни. Он похоронен здесь. А сам купол сбросили в реку Белую, сбрасывали церковную утварь, все сбрасывали в Белую.

Алла Кокшарова, староста храма

Саму церковь тоже хотели сравнять с землей, но не получилось, рассказывает школьный учитель истории Лидия Арысова.

В 30-е годы, когда ломали храм, его разломали только до карниза, а дальше сломать не смогли, потому что храм был скреплен вот такими мощными металлическими стяжками.

Лидия Арысова, учитель истории

Чудом избежал участи быть утопленным в реке и церковный колокол – после революции его использовали на пожарной каланче.

Колокол был перенесен на пожарку, рядом с церковью недалеко пожарка. Потом случился пожар, и пожарка сгорела. Колокол вместе со всем мусором оказался в овраге – туда стряхнули, потом местные жители его оттуда достали и обратно на церковь. Первый колокол, который был на этой церкви, вот он сохранился, вон даже следы от копоти на нем остались.

Лидия Арысова, учитель истории

В период тотального атеизма в здании церкви был сначала склад, затем сельский клуб. А церковная ограда перекочевала к памятнику советским воинам.

Вот эта ограда стояла у церкви, но в 80-е годы она уже стояла на территории пионерского лагеря крестами вниз. Позже лагерь развалился, и эту ограду перенесли сюда, кресты спилили, и теперь она стоит, охраняет наших погибших воинов.

Лидия Арысова, учитель истории

Восстановление Троицкого храма началось в 90-е годы. Надстроили колокольню, купол, правда, уже в измененном виде.

Местные жители сумели сохранить старинный крест и несколько икон. И теперь вернули их церкви. Одна из них под названием «Тайная вечеря» нуждается в реставрации.

Удивительным образом сохранилась эта икона. Ее принесли местные жители. Это все-таки подвиг – сохранить икону, когда за это вешали, могли сослать в Сибирь, они сохранили. Мы очень надеемся, что икона будет отреставрирована, как и весь наш храм.

Алла Кокшарова, староста храма

Само село Охлебинино появилось в середине 18-го века и получило название по фамилии своего основателя – помещика Охлебинина, который выкупил эти пустующие земли у местного башкирского населения. Здесь сохранились сразу несколько объектов культурного наследия, например, два здания, принадлежавших купеческому роду Колотовых.

Усадьба Колотова – здание 1905 года постройки. В начале прошлого века здесь был лесозавод. И с тех самых дореволюционных времен здесь сохранился огромный теплонагреватель. В нем кипятили воду для нужд завода. Когда-то его вынесли на улицу за ненадобностью. И с тех самых пор он и лежит здесь как своеобразный символ давно ушедшей эпохи.

Здание завода примечательно тем, что это один из редкостных памятников промышленной архитектуры (есть такой стиль – индустриальная, промышленная архитектура), который сохранился, вообще дошел до нас в Уфимской губернии. Как правило, они все разобраны на кирпич.

Павел Егоров, историк

Историк Павел Егоров лично занимался выявлением памятников истории и архитектуры в Охлебинино. В их числе – больничный комплекс из 7 зданий. Это наиболее полно сохранившийся медгородок из всех подобных в республике. Сейчас в этих зданиях располагается детский приют. Однако и здесь они частично утратили свой первоначальный облик.

Стали спиливать железные козырьки варвары, покрасили красный кирпич какой-то дурацкой побелкой, чем нарушили структуру красного кирпича. В городах, наоборот, красный кирпич везде реставрируют, очищают… Видимо, нашелся какой-то не очень умный главврач, который сделал это.

Павел Егоров, историк

Охлебинино – поистине уникальное место на стыке культур, и здесь целый ряд причин, по которым этот объект под Уфой может стать крупным центром притяжения туристов. Но пока это малоизвестная, «непричесанная» достопримечательность. Ни табличек, ни информации об объектах культурного наследия, средневековая крепость порастает бурьяном, а добраться до природных памятников можно лишь по рыбацким тропам. Впрочем, мы уверены, что сейчас, на волне развития туризма в Башкортостане, этот своеобразный музей под открытым небом все же получит заслуженное внимание.

Ян Романов

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о