Дальнейший ход событий в Беларуси сложнопредсказуем, противостояние «власть-народ» перешло в позиционную фазу, и спектр прогнозов может включать как дальнейшее силовое подавление протестов (с гибридным вмешательством Кремля), так и конфликтно-драматическую смену власти. Впрочем, некоторые уроки белорусских событий очевидны уже сейчас.

Во-первых, это сильный импульс на российском направлении, ибо ситуация в Беларуси во многом является отражением российских реалий – достаточно вспомнить недавнее голосование по поправкам в конституцию РФ. Причем протест против фальсификации выборов и авторитарного режима в союзной Беларуси, для россиян, на фоне «непокорного» Хабаровска, более показателен и убедителен нежели украинский опыт. В Кремле это понимают, и старший брат, безусловно, не посторонний наблюдатель. Однако, при всей лояльности белорусов к России, их массовое неприятие существующей модели государственного устройства, так или иначе – удар по планам «собирания земель» на постсоветском пространстве под эгидой Кремля.

Во-вторых, важно и то, что Беларусь из союзника превращается для Москвы в потенциально «проблемную» страну. В зоне «привилегированных интересов» России появилась еще одна зона конфликтности. Причем, протест против диктата Лукашенко в перспективе непременно повлечет за собой сомнения в правильности геополитического курса на интеграцию со страной, где правящий режим еще хуже. Официальный Брюссель открестился от каких бы то ни было геополитических оценок событий в Беларуси. Однако, освобождение от постсоветской и пророссийской ментальности в белорусском общественном сознании – вопрос времени. Поэтому логично, что ЕС ориентируется именно на поддержку гражданского общества в этой стране.

Собственно, перед Путиным был небольшой выбор: а) беспощадное силовое удушение протестов руками Лукашенко, в т.ч. и с помощью импортированных «вежливых зеленых человечков»; б) некий компромисс с протестующими и сохранение в смягченной форме нынешнего режима. Как крайний «подвариант» – проведение повторных выборов, которые пройдут по российскому сценарию и прогнозировано победит пророссийский кандидат.

в этом плане стало интервью телеканалу «Россия» 27 августа 2020 года., в котором Путин, во-первых, полностью поддержал Лукашенко, заявив, что создание «каких-то надконституционных органов…которые пытаются перехватить власть недопустимо» и «правоохранительные органы Белоруссии ведут себя достаточно сдержанно». Однако, при этом намекнул (сославшись на слова Лукашенко) на возможность конституционной реформы и новых выборов. Во-вторых, в рамках договоренностей ОДКБ и Союзного государства Путин пообещал силовую поддержку, если ситуация выйдет из-под контроля и «экстремистские элементы» приступят к «разбою» (а это вовсе не сложно спровоцировать).

При этом, Путин понимает, что силовое вмешательство чревато усугублением санкций, обструкцией Запада, тотальным осуждением в международных организациях и всплеском антироссийских настроений в Беларуси. Поэтому, очевиден гибридный вариант (массовый заброс политтехнологов, журналистов, штрейкбрехеров, укрепление местных силовиков) который сегодня и реализуется.

этом, возникшая (безусловно, «западная»!) угроза ближайшему союзнику, «братскому белорусскому народу» – желаемая и крайне необходимая путинскому режиму «страшилка», с помощью которой кремлевская власть традиционно переключает внимание от внутренних проблем на внешние. Это очень хорошо понимает и Лукашенко, вещая со всех трибун о том, что натовские танки уже лязгают гусеницами у белорусских границ. Он старательно и добросовестно озвучивает нужные Кремлю заготовки о том, что США руководят минскими протестами, что американцы хотят «оторвать» Беларусь от России и превратить в «санитарную зону». Весь этот фейковый бред являет собой неуклюжее «подстраивание» под кремлевскую доктрину о внешних врагах и «осажденной крепости».

В-третьих, белорусские события – вызов и проблема для Украины. Первая реакция украинского Президента и МИДа была весьма осторожной и сдержанной. Впрочем, остается в силе традиционная практика присоединения официального Киева к политическим заявлениям ЕС, что в ближайшее время, очевидно, и будет продемонстрировано. Особенно, после дистанционного саммита лидеров Евросоюза, который решил ввести адресные санкции против белорусских чиновников и силовиков.

Однако, некая деликатность украинского руководства выглядит труднообъяснимой, особенно на фоне оскорблений в адрес Украины со стороны Лукашенко и его недавнего предупреждения Зеленскому об «ответственности за разжигание беспорядков». Плевком в сторону Киева выглядит и полное игнорирование требований Украины выдачи «вагнеровцев».

Можно предположить, что без публичного непризнания выборов и без публичной солидарности с народом Беларуси нас не поймут не только ближайшие соседи – Польша, страны Балтии, но и ЕС, и другие западные партнеры, поддержавшие в свое время демократические перемены в Украине. И именно от позиционирования на белорусском направлении будет в определенной степени зависеть атмосфера отношений Украины и Запада.

Очевидно, что о ІІІ украинско-белорусском форуме регионов в Гродно, запланированном на октябрь, ныне речь уже не идет. Так или иначе, встает вопрос и о дальнейшем местопребывании Трехсторонней контактной группы, ибо после кровавых расправ над митингующими, белорусским властям как-то не подходит статус миротворцев и посредников.

При этом нужно понимать, что победа лукашенковской диктатуры, удушение протестов в Беларуси, ускорит ее «поглощение» российским режимом, превратит соседнюю страну в крайне опасный для Украины плацдарм. Иными словами, к двум тысячам километров границы с российским агрессором фактически добавляется еще тысяча.

В-четвертых, ситуация в Беларуси усугубляет конфронтацию и противостояние на оси Россия-Запад. Вокруг бурлящего Минска сталкиваются экономические и геополитические интересы с одной стороны Вашингтона и Брюсселя, с другой – Москвы и Пекина. Причем, если для Поднебесной Беларусь – это трамплин для экономической экспансии в Европу, то для России – ключевой союзник по ОДКБ и ЕАЭС, и верный сателлит в ООН. При этом нельзя исключать того, что Беларусь станет ареной латентной экономической конкуренции Москвы и Пекина. А для Брюсселя лукашенковская Беларусь – это заноза махрового авторитаризма в Европе. Но ЕС и в страшном сне не пожелал бы превращения Беларуси в очередную горячую точку на континенте.

Евросоюз ограничится персональными точечными санкциями и политико-гуманитарной поддержкой оппозиции, в ответ на что официальный Минск может свернуть участие в проекте «Восточное партнерство» и усилить дрейф на российском и китайском направлениях. Если раньше для Лукашенко заигрывания с Брюсселем были всего лишь способом выжать из Кремля очередные экономические преференции, то теперь он будет вынужден уступить российским требованиям «глубокой интеграции», – т.е. по сути создания автономного белорусского федерального округа, сохраняющего атрибуты независимого государства.

Протесты в Беларуси добавляют конфликтности и турбулентности в европейском регионе. И тут стоит упомянуть о стартовавшей недавно кампании по выборам Президента Молдовы. Там, кстати, геополитический вектор противостояния (ЕС или Россия) является главенствующим и определяющим.

Источник: www.segodnya.ua

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о