Украинская семья покорила шестую, самую северную вершину мира

Покорители Арктики. Киевляне Алена Куклева и Кирилл Варченко рискнули подняться на гору Ньютон. Фотографии из архива А. Куклевой

Есть люди, которым мало просто бродить по Риму, Парижу или Барселоне, загорать в Тунисе или медитировать в Индии. К примеру, у некоторых альпинистов есть сверхзадача: покорить семь самых высоких вершин мира (это мало кому удается, скажем прямо, но такие есть). А ведь есть еще и «островные» вершины: их по глобусу разбросано аж 13! Именно их решили поочередно покорить супруги-украинцы Алена Куклева и Кирилл Варченко.

«Вряд ли кому-то еще взбредала в голову эта безумная идея, — смеется Алена. — Мы решили стать первыми. На сегодняшний день побывали на пяти вершинах больших островов: Бен Невис (Великобритания), Фудзи (Япония), Мауна Кеа (Гавайи), Тейде (Канарские острова) и, наконец, недавно покоренной нами горе Ньютон на Шпицбергене».

Курс на Арктику

В эти суровые края туристы добираются нечасто. А на гору Ньютон, как оказалось, поднимались только местные, норвежцы.

«Нам предстояло стать первыми украинцами, покорившими эту вершину, — говорит Алена. — Экспедицию на конец апреля мы начали планировать за полгода. Разрешение на это можно получить только у губернатора Шпицбергена. Все пять компаний, в которые мы обратились за помощью, нам отказали. Наконец нашелся человек, который согласился помочь. В специальном документе нужно было подробно объяснить, кто мы и зачем нам это нужно. Потому, в придачу к этой бумаге, пришлось прикрепить ссылки на свои блоги, где описаны другие восхождения.

На остров мы прилетели из Норвегии. Нас сразу предупредили, что снегоход можно получить только при наличии водительских прав.

Мы наняли русскоязычного гида, который, как оказалось, за пять лет жизни на острове ни разу(!) не поднимался на гору Ньютон. И его коллеги тоже. Тем не менее наш странный заказ согласились выполнить.

Шли на трех снегоходах, сзади — сани с железной коробкой на случай ЧП: палатка, продукты, канистры с бензином, спасательное снаряжение. Обязательно — ружье и сигнальные ракеты для отпугивания белых медведей, а также спутниковая связь. Окрестности Лонгйира (административный центр архипелага) патрулирует арктическая полиция на снегоходах: могут остановить, и если нет разрешения на выезд за пределы города — вежливо попросят вернуться. Гарантий, что мы проедем 200 км до подножия Ньютона, нам никто не давал: Арктика непредсказуема, снегоходы в таких условиях ломаются регулярно. Мы были в специальных комбинезонах, шлемах и балаклавах. Иначе не проедешь и километра: в лицо дует ледяной ветер со снегом, а скорость — 50 км/ч. Мой снегоход сломался в самый неподходящий момент: когда началась метель, а небо и земля слились воедино. Гид починил аппарат, и мы понеслись дальше.

Главная опасность в начале полярного лета — таяние льдов, поэтому фьорды мы огибали по краю. Каждые 10—15 км наш гид останавливался, бурил лунку, чтобы измерить толщину льда. Если тоньше 30 см — ехать нельзя. В прошлом году по вине проводника под лед ушли несколько туристов из России: сам гид погиб, остальных вытащили с сильным обморожением. Арктика — неприветливый край. Здесь нужно быть начеку…

Покорение

Наконец мы доехали до подножия Ньютона. Обычно сюда привозят разве что лыжные экспедиции, которые ставят палатки на равнине. Мы же двинули сразу в гору. Но снег был таким глубоким, что снегоходы в нем просто вязли… Решили дальше идти пешком — не возвращаться же, когда цель так близко! Когда поднялись на вершину (а это 1713 м), там было минус 30 и дул шквальный ветер. Но то, что мы увидели, когда рассеялся туман, заставило забыть все преграды и неурядицы! А наш гид, с которым мы за эти дни буквально сроднились, тут же позвонил по спутнику другу:

«Йо-хо! Я на вершине Ньютона!». А потом по секрету нам сказал, что все его коллеги хотели сопровождать нас в этой уникальной экспедиции, но он не уступил (смеется).

Кстати, полярных гидов готовит специальный университет на Шпицбергене. Обучение бесплатное, но ты должен минимум год здесь прожить. Выпускники котируются очень высоко: с этим дипломом вас с радостью возьмут в экстремальную экспедицию в любую точку планеты! Эти ребята умеют все: починить снегоход, в считанные секунды достать ружье и прицельно убить зверя, поставить собак в упряжку несколькими способами, развести огонь на льду — в общем, универсальные специалисты. Многие подрабатывают в Лонгйире и параллельно учатся. Наш русскоязычный гид не заканчивал университет на Шпицбергене, но живет здесь уже пять лет. Арктика очень затягивает, говорит…»

Шпицберген: умка, снежная королева и банк семян

Архипелаг Шпицберген находится за Полярным кругом. Дальше — только Гренландия и Северный полюс, до которого каких-то 1778 км! Арктическая пустыня раскинула свои владения на 61 000 кв. км. Именно здесь «поселил» Андерсен главную врагиню Герды — надменную Снежную Королеву… Здесь нет деревьев (не считая карликовых берез) — только лед, фьорды и горы. Эта территория принадлежит Норвегии и живет по законам этой страны. Виза на Шпицберген не нужна: во время посадки в самолет просто ставят штамп, что вы покидаете Норвегию. Из трех тысяч смельчаков, отважившихся жить на архипелаге, около 20% — русские и украинцы. Причиной тому — принадлежность России трех шахтерских поселков.

Лонгйир, «столица» архипелага, больше похож на деревню: домики на сваях, к которым припаркованы снегоходы. Именно здесь находится всемирный банк семян: бетонный бункер, уходящий глубоко в мерзлоту. Так хранятся семена самых необходимых для человечества культур, отложенных на случай глобальных катаклизмов. Жизнь на Шпицбергене поделена на два сезона: полярные день и ночь. В период арктической зимы местные ездят на машинах даже в ближние маркеты: в кромешной тьме да при шквальном ветре, за хлебушком не прогуляешься!

Снегоход. На архипелаге это не роскошь, а средство передвижения. Его паркуют у дома, как машину

На 3000 жителей острова приходится 3500 белых медведей. Жители Шпицбергена относятся к этим кровожадным хищникам как к хозяевам архипелага. Но, чтобы встретить зверя, по словам Алены, надо еще очень постараться! Медведи не подходят близко к жилью людей, а за пределами поселков существует реальная опасность встречи с ними. И если это все же происходит, уйти от хищника нереально.

Еду им добывать очень непросто, поэтому кровожадность белых мишек вполне объяснима. В этой связи те, кто выезжает за пределы поселений, обязаны иметь при себе сигнальные ракеты (для отпугивания медведей) и ружье. Но! Закон запрещает убивать «милых мохнатиков». Впрочем, сделать это не так-то просто: надо стрелять только в лоб. Промажешь — толстая шкура проигнорирует пулю, а зверя только разозлит. Учитывая, что он бегает со скоростью 40 км/ч, эту эстафету вам не выиграть! А если все же пришлось применить оружие — готовьтесь доказывать в суде, что вы сделали все возможное для избежания столкновения. Докажут, что не было при себе «сигналки», — впаяют огромный штраф и даже могут посадить в тюрьму. Но в оправдание отметим: на сигнал ракетницы спасатели прибывают почти мгновенно.

Алена и Кирилл. Знак «Осторожно, медведи!» для Арктики — норма

Город-призрак: Ленин и омлет «Горбачев»

Из трех российских шахтерских поселков два законсервированы. Самый большой, «Пирамиду», закрыли в 1998 году, когда кончился уголь. Людей эвакуировали мгновенно, не дав даже забрать личные вещи. Вы удивитесь, но вскоре местные норвежцы разворовали все, что оставили русские, — от бытовой техники до хирургического инструментария!

На архипелаге действует закон: владеешь территорией — веди на ней хозяйственную деятельность. Нет — значит, отдадим другому. По этой причине в 2006 году в «Пирамиде» появился… бульдозер: ездил целый день туда-сюда. Приехали норвежцы: мол, что это? А россияне и говорят: мы ведем хозяйственную деятельность — не видите? И оставили поселок за собой. Прислали сюда трех кочегаров (благо угля много, 60 лет его отсюда не вывозили), поселили их в гостинице «Тюльпан», поросшей было мхом за 8 лет, и сказали: «Топите, ребята!». Неожиданно оазисом «совка» заинтересовались скучающие жители Лонгйира: сначала просто приезжали поглазеть, а потом и в отель начали проситься. Когда часть номеров в «Тюльпане» кое-как отреставрировали, оказалось, что туристам больше нравятся те, что без ремонта: с драным линолеумом, продавленными матрасами и стенами в «дурацких розочках», как называют их сами постояльцы. Сутки в этих «апартаментах» стоят 100 евро, в отремонтированных — 120. Поддерживает стиль «совьетико» и кафе на первом этаже: в меню — салат «Советский» и омлет «Горбачев». 12 работников гостиницы живут в полной изоляции: здесь нет радио, ТВ, интернета и прессы. За пределы убогого здания выходить нельзя, чтобы не напороться на медведя. А вот песцов кочегары и туристы прикормили, хотя обычно эти животные опасаются людей. Местная уборщица от нечего делать занимает себя тем, что вяжет и распускает свитера и шарфы — и так по кругу!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Музей погибшего альпиниста и не только: ТОП самых интересных экспозиций, посвященных горам

«Ощущение, что перенеслись на 30 лет назад, — говорит Алена. — Советские лозунги, бюст Ильича, заброшенный спорткомплекс им. Гагарина (в нем, кстати, был бассейн с подогретой морской водой!). Город-призрак, где впору снимать фильмы ужасов… Посреди поселка — навес с… телефоном! Оказалось, что в этом месте, если повезет, можно поймать мобильную связь. По ней и бронируют места в «Тюльпане»: туристы звонят в соседний поселок Баренцбург (там еще добывают уголь), а потом заказ по мобильному передают в «Пирамиду». В Баренцбурге живет и работает 300 человек: 80% из них — жители Донецкой и Луганской областей, прибывшие после 2013 года…

Вакансии здесь есть постоянно, заработок — около $1000, но после оплаты жилья и еды остается немного. Совковую атрибутику не убирают ради туристов. В баре «Красный медведь» нас убедили попробовать коктейль крепостью 78 градусов. Оказалось, что это традиция полярников — выпить алкоголь крепости той широты, где находишься!».

Табу на котов и пиво по талонам

Если вы вдруг соберетесь зайти в бар на Шпицбергене, знайте: спиртное после двух часов ночи здесь пить запрещено. Наши герои пришли раньше — отметить покорение Ньютона.

«Зоркий глаз Кирилла углядел в тысяче наименований крепкого алкоголя виски «Бен Невис» — именно так называлась первая покоренная нами островная вершина! — смеется Алена. — А в Лонгйире при покупке местного пива с нас потребовали… посадочные талоны на самолет! Мы их, разумеется, выбросили давно. Не сразу и в виде исключения пиво нам все же продали».

Оказалось, это не самый странный закон Шпицбергена. Здесь официально запрещено рождаться и умирать! На архипелаге нет роддомов, и всех беременных отправляют рожать на материк. Табу на погребения тоже объяснимо: в вечной мерзлоте тела не разлагаются и привлекают медведей. Чтобы не рисковать, умерших транспортируют в Норвегию.

А еще здесь нельзя заводить котов, увы — иначе под угрозой окажется местная популяция птиц. Из-за отсутствия деревьев они гнездятся прямо на земле. Нередко яйца находят и пожирают песцы, а усатые-полосатые истребили бы птичек вчистую. Да, есть место на планете, где не рады котикам…

Источник: Сегодня

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о