Человечеству придется разобраться с собой и животными

Всадники. Они олицетворяли собой то, что пугало людей тысячи лет назад: война, болезни, отсутствие еды и смерть. В современном мире трое из четырех повержены

Будущее — тема веселая. Особенно сейчас, когда пятая часть невероятного XXI века практически подошла к концу, а человечество растерянно смотрит по сторонам, опираясь на все свои достижения и знания, и отчаянно пытается решить задачку: как сделать почти 8 миллиардов мыслящих живых существ счастливыми и довольными, при этом не угробив планету. Обычно для подобных вещей создаются некие дорожные карты.

Корреспондент «Сегодня» не смог остаться в стороне, исследовал все варианты будущего, предложенного футурологами, писателями и аналитиками, и вывел несколько подводных камней, что ожидают за изгибом реки времени. Этот текст — своего рода тизер, приоткрывающий завесу над проблемами, с которыми так или иначе столкнется человечество. И в знак того, что почти всех всадников Апокалипсиса, что преследовали цивилизацию, мы купировали и выставили в зоопарке, пусть все проблемы и желания едут на розовых пони. Это будет очень даже постмодерненько.

Почти победа: три из четырех

Для начала разберемся с Апокалипсисом и его всадниками. По какой-то странной причине (вероятно, по той же, что превратила вуду в бешеный цирк с зомби) между этим словом и концом света стоит знак равенства. Тем не менее само греческое слово «апокалипто» переводится как «открываю», «обнаруживаю», «разоблачаю». И никто, смею отметить, не пытается создавать неологизмы вроде «зомби-откровение» или «пост-откровение». То есть Апокалипсис в Библии, как это ни странно, уже состоялся, когда Иоанн Богослов поставил последнюю точку в последнем предложении своего текста, разоблачающего, что будет твориться в последние дни человечества. А Мэл Гибсон, называя так свой фильм, имел ввиду «новое начало», несущее надежду. Этой точки зрения будет придерживаться и данный текст.

Теперь о всадниках. По устоявшейся ныне традиции функционализма, считается, что туда записали все, что пугало людей до чертиков тысячи лет. То есть войну, голод, мор и смерть, к которой они приводят.

На сегодняшний день все это не проблема. Постойте, а как же наш Восток? Как дети в Африке? Как вирус Эбола, в конце концов?

Юваль Ной Харари в Homo Deus категоричен в этом вопросе: да, все эти вещи существуют, но убить все человечество они больше не в состоянии. Последнюю всемирную войну до сих пор вспоминают с содроганием, а запас ядерных боеголовок настолько огромен, что после Третьей мировой не остается даже палок на Четвертую, разве что еще один пояс астероидов вокруг Солнца. Локальные конфликты — это следствие политики. Как и голод в отдельно взятых регионах. Человечество в состоянии прокормить весь мир. Цивилизация выбрасывает столько еды, что вполне может взять на поруки еще половину такой же планеты. Было бы желание. С эпидемиями еще проще: мы знаем, что такое карантин и антибиотики. А вакцинация уже избавила планету от черной смерти. Представляете?

Тот самый мор повержен. Обрезана чума. СПИД — это диагноз, с которым можно прожить целую жизнь.

Остался лишь один всадник — Смерть, да и тот со времен Иоанна Богослова удалился раза в два, а то и больше, перестав топтаться на границе 40 лет.

Звучит немного самоуверенно, но, кажется, люди способны справиться с чем угодно, кроме самих себя. Не верите? Тогда садитесь верхом на наших пони и поскакали. Но знайте, что последующие новости могут быть не столь хорошими.

«Аллегория бессмертия». Джулио Романо посвятил этому картину. Фото: Wikipedia

Пони первый: биохимия

Что вы думаете об алкоголе? Ха, ну что за вопрос. Алкоголь — это весело. А еще водка убивает радиацию, вино продлевает жизнь и вообще, бухлишком можно протирать любые раны, как душевные, так и физические. Не спорю, во времена наших предков алкоголь был прекрасным подспорьем. Он стерилизовал не слишком чистую воду, разгонял тоску, помогал размножаться и позволял с неплохим настроением выполнять тяжелую работу.

Однако сейчас, к примеру, этанол считается веществом четвертого класса опасности и медики прямо скажут: это опасный наркотик. Журнал Lancet честно поставил его на пятое место после героина, кокаина, метадона и барбитуратов. А по вредному социальному влиянию — на второе. Марихуана, экстази и ЛСД плетутся где-то в конце списка со своими мелкими побочками.

Это значит, что алкоголь превратился в проблему. В эпоху феодализма, бесконечных войн и отсутствия интернета он был неплохим подспорьем и развлечением, но теперь приносит лишь неприятности.

Вернемся на мгновение к первому абзацу. Восемь миллиардов живых существ — это слишком много, чтобы доверять столь непредсказуемому веществу, как спирт.

Стоп. А чего ради мы вдруг стали доверять каким-то веществам? А того, что человек — это биологическая машина, на которую влияет практически все, от генов и еды до постов в соцсетях. Думаете, военные просто так использовали амфетамин? Думаете, антидепрессанты — это безобидные пилюльки?

Человечеству необходимо поубавить скорость размножения и агрессию. Для чего вполне подойдут как известные нам природные вещества (вроде той же марихуаны, которую в «опаснейший наркотик» превратил страх американских силовиков остаться без работы), так и свеженькие синтетические. И если вам кажется, что «никто не будет продавать наркоту на улицах», добро пожаловать в реальность, в которой по планете шагает легалайз. Вспомните, еще сто лет назад люди радостно лечились радиацией и опиатами, а сейчас с такой же небрежностью умирают от ботулизма из-за уличной еды.

Рано или поздно пресловутый «биохакинг» станет нормой, и люди научатся управлять не только здоровьем, но и настроением/состоянием. В «Видоизмененном углероде» Ричарда Моргана (книге, а не кастрированном сериале) люди имплантируют себе «биохимию» — специальные устройства, управляющие гормонами в зависимости от необходимости, и употребляют новые вещества, чтобы работать/отдыхать. Уже сейчас существует «микродозинг» — когда человек употребляет небольшие дозы ЛСД или псилоцибиновых грибов. Считается, что это помогает поддерживать хорошее настроение и рабочий настрой. Пока, естественно, ни о каких исследованиях на эту тему речь не идет — лишь недавно ученые смогли увидеть мозг человека под ЛСД. Но это вопрос морали, а мораль, как показывают спортивные события, штука гибкая.

Конечно, алкоголь никуда не денется. Просто к нему и сигаретам добавится еще парочка легальных наркотиков, которые позволят убивать время чуть веселее и отвлекут от поистине опасных деяний.

Поэтому чем быстрее вы поймете, где проходит грань между бессмертной душой и презренной плотью, тем лучше. Потому что на долю души тоже выпадет немало испытаний.

Пони второй: душа

Считается, что душа есть только у нас, людей. Мы ее не видели, не слышали, но точно уверены, что она где-то внутри, иначе нет ни малейшего смысла, иначе мы — просто куски мяса, которые ничем не отличаются от всех остальных живых на планете.

Это хорошее оправдание для существа, которое уничтожило тех, кто не вписывался в концепцию «Земли для людей» и подчинило всех остальных. Вы не боитесь нападения тигра, когда идете в лес, потому что тигры далеко, их мало и за свою жизнь вы вряд ли доберетесь туда, где они живут в «диких условиях» заповедников. 90% всех крупных млекопитающих планеты живут в тесных клетках, чтобы произвести потомство, дать молоко и умереть под ножом мясника. Еще немногие сидят в клетках побольше — в зоопарке. И, наконец, те, кому «повезло», могут, как и раньше, бегать по родным джунглям/саваннам, окруженные заборами и под охраной.

Потому что «душа» — это не только некая бессмертная сущность, но и юридические права. Потому что каждая «личность» обладает некими «правами», зафиксированными на международном уровне. Лишь относительно недавно прогрессивное человечество признало свою вину перед людьми, которые из-за другого цвета кожи считались «низшим сортом». Представьте, что будет, когда к ответу нас призовут потомки домашних животных, которые обретут разум?

Прецеденты уже есть. К примеру, суд индийского штата Уттаркханд признал загрязненные промышленными отходами реки Ямуна и Ганг живыми существами. Племя маори добились того же для реки Уонгануи в Новой Зеландии. Аргентинский суд признал самку орангутана из зоопарка Буэнос-Айреса «незаконно лишенной свободы». Испания, Швейцария, Германия, Австрия, Италия, Великобритания тоже всерьез относятся к правам животных. В Нидерландах и вовсе существует Партия для Зверей.

К слову, католическая церковь тоже отметилась: сразу двое пап, Иоанн-Павел Второй и Франциск, заявляли, что животные будут ждать нас «в вечности Христовой», поскольку «Рай открыт для всех созданий Божьих». Бенедикт, впрочем, сулил им «конец земного существования», так что, судя по всему, полного согласия в рядах церковных нет.

Тут не хватает небольшой детали. Нигде в тексте не написано «ученые доказали наличие у человека души, дело за животными». Она неуловима. Мы испытываем эмоции, животные тоже испытывают эмоции. У нас есть потребности, и у них. Но современная догма гласит: организмы работают по алгоритмам.

Так откуда столь внезапная любовь? Ответ на этот вопрос иронично дают ученые, когда их спрашивают: «Как к нам будут относиться более развитые пришельцы?». Примерно так, как мы относимся к тем, кто слабее. Так не пришла ли пора проявить милосердие и вознести кого-то до своего уровня? Тем более есть более насущная причина бояться злых гениев, чем нашествие инопланетян. И речь идет о тех самых алгоритмах.

Пони третий: роботизация

По своему принципу работы ваш смартфон практически неотличим от жилищно-эксплуатационной конторы. Это цифровая бюрократия. Вы посылаете запрос — и в течение пяти дней получаете совершенно ненужный ответ. Просто время сокращено до долей секунд, потому что цифровой начальник жэка не может не подписать бумажку, продлевая обед. Его не существует в реальности, как не существует, по сути, и мэрии, к которой вы апеллируете каждый раз, когда идет дождь, затапливая подземные переходы. Это структура, работающая по правилам-алгоритмам. Обращаясь к «мэрии», вы обращаетесь не к живому человеку, а к некой бездушной машине, пусть там и работают настоящие люди.

Однако, этот «бездушный механизм», регулируемый законами, приказами и актами, отвечает вам и может общаться с вами. Примерно так же, как смартфон, только в разы медленнее. Он (и ему подобные) говорит, где будут перекрывать дороги, где выключат воду, во сколько обойдется проезд. Что свидетельствует лишь о том, что наши социальные структуры достаточно примитивны, и их реально может заменить алгоритм. Что еще он может?

«В ближайшем будущем технологии на основе искусственного интеллекта изменят взаимодействие человека и устройства, сделав возможными более естественные формы «общения» (устная, вербальная речь, визуализация). Мы уже предприняли существенные шаги в разработке голосовых и визуальных ассистентов. ИИ активно применяется во флагманских смартфонах для профессиональной фото- и видеосъемки. Он автоматически распознает объект и применяет наилучшие настройки и режимы камеры для этого объекта», — говорят представители китайского техногиганта, которые занимаются разработкой ИИ.

А еще для работы нейросетей больше не нужны огромные массивы серверов — хватает маленького «нейроморфного процессора», чтобы перевести текст, распознать языки, записать суперзамедленное видео. Ваш телефон может даже вести машину, что продемонстрировали на выставке MWC в Барселоне.

Но может ли он заменить человека? Почувствовать радость от восхода солнца? Влюбиться? Пока нет, но мы этого уже боимся. Боимся, что Всемогущий Искусственный Интеллект заменит бога, станет богом. И отнесется к нам, как мы относимся к животным. То есть загонит в стойло и заставит продуцировать что-то для своих нужд, потому что именно так и принято поступать в среде человеческих существ. Возможно, при этом мы будем чувствовать себя прекрасно (вряд ли у цифрового мозга будут какие-то предубеждения против биохимии). Возможно, это уже происходит — иначе чем объяснить существование людей, специально обогревающих свои жилища видеокартами, майнящими несуществующие деньги?

И самое главное: когда наступит момент юридического признания прав робота? Пройдет ли все так же мило и гладко, как в «Двухсотлетнем человеке» Азимова? Или все же бездушные Терминаторы вытребуют себе эти права? Откровенно говоря, никто не знает. Часть людей боятся ИИ, который станет похож на человека. Более продвинутых пугает как раз тупость ИИ, который просто выполнит свою программу идеально, устранив нас как помеху. А кто-то верит, что нейросети и люди сольются воедино, потому что того, кажется, хочет эволюция.

Однако до этого пройдет еще много времени, которое надо чем-то заполнить. И мы заполним. В следующий раз я обязательно расскажу чем.

Источник: Сегодня