Немыслимая трагедия в семье Екатерины Бабкиной, которая утопила любимых сына и дочь, ставит тысячи вопросов. И один них: как могла женщина с явными расстройствами психики работать воспитательницей в детском саду? Увы, на сегодняшний день нет механизмов, которые могли бы полностью исключить риски  со стороны людей, включенных в сложный педагогический процесс.

Один раз в пять лет

По некоторым источникам, мысль об убийстве детей стала посещать Екатерину сразу после ухода мужа. Но вплоть до 26 октября, когда она привела 4-летнего сына и 6-летнюю дочку в озеро и долго держала их головы под водой, никто не замечал за ней странностей. В детском саду, который посещали также Данилко и Аня, о Екатерине отзываются как о нормальной воспитательнице – физически и психически здоровом человеке.

— Согласно правилам, воспитатели детских садов, как и другие сотрудники детских учебных учреждений, проходят осмотр у психиатру перед приемом на работу, а потом раз в пять лет, — рассказали «КП» в Украине» в Ассоциации работников дошкольного образования. – Кроме того, они регулярно проходят профилактические осмотры у терапевта. И если врач увидит отклонения, он может порекомендовать обратиться к специалисту узкого профиля.

Ключевым в данном случае является «порекомендовать». Даже если терапевту что-то покажется подозрительным, здравомыслящий до времени человек не станет следовать его рекомендациям. Посещение психиатра многим кажется сродни тому, чтобы голым пройти по улице.

Во-вторых, компетенции врача, который «лечит все», вряд ли хватит, чтобы определить тревожные признаки. По словам главного психиатра Киевской области Геннадия Зильберблата, это порой не может сделать даже знаток душевных болезней.

Болезнь рельефна

— Профилактический осмотр – это система тестов. Есть простые, есть относительно сложные. Психическая болезнь рельефна. В период обострений она проявляет себя разным образом, ее можно распознать по определенным признакам. Но в состоянии ремиссии (ослабления) душевный недуг определяется трудно. Для этого нужен очень пристальный анализ, а профосмотры, должен констатировать, происходят не самым тщательным образом, — говорит Геннадий Зильберблат. – В то же время любой стресс может дать недугу толчок, и он проявится самым неожиданным образом.

Справки продаем и покупаем

То страшное и черное, что копилось в душе Екатерины Бабкиной после развода с мужем, выплеснулось на ее детей. По утверждению полиции, которая ссылается на показания арестованной, она якобы хотела спасти сына и дочь от «конца света». Однако подобная мысль могла возникнуть и в отношении детей, которых Катерина опекала в детсаду. И тоже по-своему любила, как каждый педагог своих учеников.

Возможно, визиты к психиатру следует сделать более частыми? Если такая инициатива и есть, то она должна исходить от самих педагогов, а не от врачей, считает Геннадий Зильберблат.

— Однако сегодня вопрос поднимают не о том, чтобы усилить медосмотры, а о том, чтобы их отменить. Увидели в этой коррупционную составляющую, — констатирует доктор.

И это тоже правда. Заказать справку о прохождении медосмотра сегодня модно по интернету. Цена вопроса – 200-300 гривен.

— Если заставят по психиатрам бегать, то им будут платить. Мужчины же платят за то, чтобы права получить без мороки, — рассуждает учительница   начальной школы по имени Наталья.

На всех психиатров не хватит

Чтобы менять систему профосмотров нужно менять законодательство. А отталкиваться от одного только случая нельзя, считает эксперт по образованию Владимир Спиваковский.

— Подобные случаи — как крушение самолета, смертоносный тайфун. Из них следует делать глобальные выводы – о состоянии нашего общества, о защищенности в нем людей. Но не придумывать меры, которые вместе с водой могут выплеснуть ребенка, — говорит Владимир Спиваковский. – Человека не имеют права принудить к осмотру у психиатра. Даже если он выполнить это принуждение, закон такое запрещает.

Эксперт также отмечает, что в Украине, где без малого 500 тысяч учителей и почти столько же воспитателей детсадов, возможности медицинской психиатрии просто не смогут всех охватить.

И все же что-то нужно предпринимать или хотя бы думать о том, как минимизировать опасности. А в профессии педагога они особо сильны, отмечает  психолог-консультант, преподаватель Национального педагогического университета им. Драгоманова Илона Рашковская.

— Думаю, у этой женщины (Екатерины Бабкиной) произошло полное внутреннее внутреннего ресурса. Она пережила крах всего и не сумела найти другой выход. Работа с детьми тоже к такому подталкивает. Дети – они ведь разные – гиперактивные, агрессивные, не отвечают за свои поступки, не владеют навыками регуляции. Они истощают воспитателя, и это учитывается во многих странах. В Израиле, например, после нескольких лет работы педагогу даю возможность восстанавливаться – или повышать квалификацию с сохранением заработной платы, или поработать на себя, чтобы вернуться в профессию с новыми силами.

По мнению эксперта, за душевным состоянием педагогов должны следить. Но не столько психиатры, сколько психологи — чтобы  вовремя диагностировать тревожные симптомы и принять участи в поиске решения проблем.

Однако такое сегодня не больше чем фантастика.

Источник: Комсомольская Правда

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о