Елена Фабричная, Татьяна Воронова

МОСКВА (Рейтер) — Минфин РФ выборочно либерализует валютный контроль, создавая стимулы для использования рубля во внешнеторговых расчетах, с прицелом на создание офшорного рынка российской валюты за пределами страны, сказал в интервью Рейтер замминистра финансов Алексей Моисеев.

Минфин, Центробанк и ВЭБ собираются поделить на троих 212,6 миллиарда рублей убытков от санации Связь-банка и Глобэкса.

Ниже представлены развернутые высказывания Моисеева.

О РАСЧЕТАХ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ВАЛЮТАХ МЕЖДУ РФ И КИТАЕМ:

«В Москве в июне, в преддверии Петербургского экономического форума, был подписан межправительственный меморандум с Китаем. В целом он носит рамочный характер. В нем речь идёт о расчетах в национальных валютах, об использовании инфраструктуры счетов лоро и ностро российских и китайских банков, о том, чтобы нам сделать SWIFT-независимую систему передачи финансовых сообщений и так далее. При этом все эти шаги не принимаются странами, как жёсткие обязательства, там указано — расчеты преимущественно в национальных валютах, то есть это не единственный способ расчетов. Странами не заявляется, что мы сейчас отключимся от всего финансового мира и будем жить отдельно, такого нет. Есть договоренность двигаться в этом направлении».

КАКИЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ ШАГИ ПОСЛЕДУЮТ ЗА ЭТИМ?

«Когда в последних числах мая мы согласовывали последние детали с Пекином на встречах с Минкоммерции КНР и Народным банком Китая, там мы наметили и дальнейшие действия. Но раскрыть их я пока не могу».

ПЛАНИРУЮТ ЛИ ВЛАСТИ НАДЕЛИТЬ ВТБ КАКИМ-ТО ОСОБЫМ СТАТУСОМ ПРИ ВНЕШНЕТОРГОВЫХ РАСЧЕТАХ С КИТАЕМ?

«Нет. В тексте меморандума ничего про это не написано. Но естественно ВТБ является активным участником российско-китайских переговоров, наряду с другим банком — Газпромбанком. Исторически так сложилось, что эти две кредитные организации являются «активистами» на китайском рынке. Газпромбанк давно уже говорит о выпуске облигаций в юанях, участвует в проекте «шелковый путь». ВТБ имеет в Шанхае филиал, который работает на Шанхайской бирже, и именно они начинали торговать валютную пару юань-рубль в 2010 году.

Несмотря на активность этих госбанков, даже в наших внутренних дискуссиях ни разу не обсуждалась мысль, чтобы какому-то банку отвести специальную роль в этом направлении.

Но видимо с развитием расчетов в национальных валютах именно эти два банка будут играть доминирующую роль, в силу того, что они активно этим занимаются, инвестируют свое время и деньги».

О КАКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ВАЛЮТЕ РЕЧЬ — О РУБЛЯХ ИЛИ ЮАНЯХ?

«Это обычно камень преткновения — что такое национальная валюта? Рубли или юани, рубли или казахские тенге? Мы полагаем, что рубль более подходящая валюта, для того, чтобы ее использовать во взаимных расчетах, потому что она менее зарегулирована с точки зрения текущего счета и счета капитала. У нас, в отличие от китайских коллег, полностью либерализовано использование рубля за границей, несмотря на то, что мы никак не завершим либерализация валютного контроля. С юанем сложнее, там нужны торговые, неторговые юани, внутренние, внешние. Инструмент не очень удобен для игроков.

Со своей стороны, китайские коллеги справедливо говорят о том, что юань является международной резервной валютой, входит в корзину МВФ, в юани инвестируются резервы многих центральных банков, включая Банк России.

Это такой спор, но на самом деле не важно, какая именно национальная валюта. Не будет никаких государственных решений, что 20% в юанях, 30% — в рублях, и остальное — в какой-то другой валюте, например. Нет. У наших банков есть несколько десятков счетов лоро-ностро, они должны быть свободны в использовании любой валюты, которую они хотят, в том числе, и доллара США. То есть, никаких разговоров о запрете расчетов в долларах нет, нет. Не будет директив правительства об использовании только национальных валют в расчетах.

Выбор валюты будет диктоваться исключительно коммерческими интересами во взаимоотношениях с банками. Кому-то удобнее рубли, кому-то — юани. Достаточно сделать так, чтобы была удобная инфраструктура по лоро-ностро счетам и сейчас самый главный вопрос — это передача финансовых сообщений».

КТО БУДЕТ НЕСТИ ИЗДЕРЖКИ КОНВЕРТАЦИИ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ НАЦВАЛЮТ?

«Издержки конвертации они и так, и так возникают. Потому что компаниям для внешнеторговых расчетов надо сначала перевести рубли в доллары, доллары — в юани и потом обратно. А так рубли-юани напрямую. Спред бывает складывается по-разному».

О МОТИВАЦИИ КОМПАНИЙ ПЕРЕХОДИТЬ НА РУБЛЕВЫЕ РАСЧЕТЫ:

«Мотивация будет в следующем — либерализация мер валютного контроля, ускоренное прохождение для рублёвых расчетов. Мы считаем, это будет для компаний большим стимулом.

Что нам говорит бизнес? Вы можете идти по дороге, что рубль валюта либерализованная, но у вас при любом движении влево-вправо торчит частокол валютного контроля, который все равно ограничивает этот путь.

Поэтому мы говорим, хорошо, давайте мы отменим весь валютный контроль для расчетов в рублях. Это будет стимулом. Об этом на днях Антон Силуанов докладывал президенту, законопроект внесён в Госдуму и уже принят в первом чтении. Мы бы очень хотели бы, чтобы он был принят в этом году, но все зависит от депутатов».

О СРОКАХ ВСТУПЛЕНИЯ ЗАКОНА В СИЛУ:

«Все это вводится для экспорта, он делится на сырьевой и несырьевой. Полная отмена репатриации валютной выручки в рублях для несырьевых компаний — с 1 января 2020 года, для сырьевых — поэтапная отмена, с 1 января 2020 года — 10%, далее постепенно доля растёт и выход на 100% к 2024 году. Но это касается только выручки в рублях. По долларам и другим валютам требование репатриации валютной выручки остаётся. Это будет важный стимул для перевода внешней торговли в рубли».

О ПОЗИЦИИ ЦЕНТРОБАНКА, ПОДДЕРЖАВШЕГО ЗАКОНОПРОЕКТ:

«Нам удалось убедить ЦБ, что это необходимо».

КРОМЕ РУСАЛА И АЛРОСЫ, КОТОРЫЕ ПРОВЕЛИ РАЗОВЫЕ СДЕЛКИ В НАЦВАЛЮТАХ, КТО-ТО ПРОЯВЛЯЛ ПРАКТИЧЕСКИЙ ИНТЕРЕС?

«Зависит от юрисдикции, у нас из средних компаний достаточно развит товарооборот в рублях. По ряду стран бывшего СССР доля рублевого товарооборота доходит до 60%. Зависит от страны. Но, конечно, практические шаги сделали АЛРОСА и Русал». 

О ГОТОВНОСТИ КИТАЙСКИХ КОНТРАГЕНТОВ ПЕРЕХОДИТЬ НА РАСЧЕТЫ В РУБЛЯХ:

«Китайские банки работают в России, они являются активными участниками торгов на Мосбирже. Там еще с полдюжины китайских банков. Никто никого не собирается сгонять в светлое будущее плетью, говорить — вот рубль, и все. Просто агрессивная политика использования доллара США как инструмента санкций, заставляет страны экспериментировать и искать альтернативы. Мы сейчас находимся в таком состоянии».

СЧИТАЕТЕ, ЭТОТ РИСК ЕЩЁ ВЫСОК ДЛЯ РОССИИ?

«Это невозможно оценить, этот риск непредсказуем».

О ГОТОВНОСТИ МИНФИНА К УСИЛЕНИЮ АНТИРОССИЙСКИХ САНКЦИЙ:

«Поставьте себя на мое место. Предсказать будущие действия властей США я не могу, и никто не может в нашей стране. Да, есть аналитики, которые строят теории, но анализировать можно то, что движется по определенным законам. Если есть нормальная функция, по ней можно построить регрессию и предсказать траекторию. Если функция случайных величин, предсказать ее нельзя. То же самое и здесь. Мы естественно должны быть готовы, у нас есть 1000 разных сценариев – Б, С, Д для разных случаев, но общее решение о том, чтобы финансовая инфраструктура была как можно менее зависима от решений третьих стран, оно было принято ещё в 2014 году. Последовательно этот план реализуется — НСПК и система финансовых сообщений, перевод расчетов в рубли».

О ПАДЕНИИ ДОЛИ РАСЧЕТОВ С КИТАЕМ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ВАЛЮТАХ В 2018 ГОДУ:

«Видимо, там было влияние разовых контрактов. На практике все это отслеживает Центробанк».

О СТАРОМ ПРОЕКТЕ МОСБИРЖИ ПО ПОСТРОЕНИЮ ТОРГОВОГО ЛИНКА С ШАНХАЙСКОЙ БИРЖЕЙ ЗОЛОТА:

«Я поддерживаю этот проект. Но к сожалению, когда все эти договоренности заключались, была четкая дорожная карта у Китая по либерализации своего валютного контроля. Этот проект выстраивался под это. После событий 2015-2016 года на внутреннем рынке Китая, они либерализацию притормозили и соответственно затормозились все эти линки.

Торговый мост будет возможен только в случае, когда  ряд валютных ограничений по платежному балансу Китая будет значительно либерализован. У них есть план, но пока это все власти Китая притормозили.

Это же относится и к торговому линку с Китаем по торговле ценными бумагами».

О ДОЛЕ РУБЛЕВЫХ РАСЧЕТОВ ВО ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ:

«У меня есть KPI на отмену валютного контроля в этом году по рублёвым расчетам. Мы над этим усиленно работаем. Несколько значительных шагов сделали, далее будет либерализация КоАП, обсуждаем отмену статьи в уголовном кодексе и другие вещи.

Что касается доли рублёвых расчетов, она увеличится значительно. Объясню почему. Не потому, что все вдруг станут торговать с нами нефтью за рубли, а просто потому, что это создаст спрос на посреднические банковские услуги для того, чтобы на счёт резидента в банке-нерезиденте зачислялись рубли».

О ПОСЛЕДСТВИЯХ УПРОЩЕНИЯ ВАЛЮТНОГО КОНТРОЛЯ ЗА РУБЛЕВЫМИ РАСЧЕТАМИ:

«Что надо будет сделать с 2020 года для несырьевых компаний? Надо будет только дать выписку со счета резидента в банке-нерезиденте, что ему по такому-то контракту поступила такая то сумма в рублях и все, он свободен.

Допустим, компания продала грузовики Латинской Америке, ей заплатили в долларах, деньги пришли в банк, где у производителя грузовиков есть счёт, конвертируются этим банком в рубли и зачисляются на счёт этого резидента, он показывает справку и от него все отстали.

Это означает, что банк, который держит этот счёт, должен будет эти рубли где-то купить. В то же время он будет понимать, что когда этот контракт будет реализован, ему надо будет поставить рубли.

Поэтому, данный банк, видимо, захочет хеджироваться от возможного роста курса рубля, а это что означает? Что на рынке NDF у нас наконец-то появится встречный поток. Сейчас это дорогой рынок, потому что он работает в одну сторону — все хотят захеджироваться от падения рубля.

А эта мера создаст встречный поток, и рынок NDF станет более ликвидным. Главное, будет спрос на страховку от роста курса рубля, банк будет понимать, что ему надо поставить миллион долларов в рублях через три месяца этому клиенту, любой банк снимет все риски, захеджировав эту позицию. Поэтому я не столько рассчитываю, что закон поможет массово перевести иностранных контрагентов на расчеты в рублях, сколько создаст офшорный рынок рубля по примеру того, как в 70-е годы советская нефтеторговля создала рынок евро-долларов overnight в Европе».

КАК ЦБР СМОТРИТ НА ТО, ЧТО ПОЯВИТСЯ ОФШОРНЫЙ РЫНОК РУБЛЯ?

«Очень хорошо ЦБ на это смотрит, здесь нет ничего плохого. Лозунг о том, что рубль должен стать резервной валютой никто не отменял.

Макроэкономические реформы, которые произошли в стране — переход от фактически управляемого курса рубля к плавающему курсу, переход на управление процентными ставками и таргетирование инфляции, появление устойчиво положительных ставок денежного рынка, введение бюджетного правила — все эти шаги повышают устойчивость экономики и национальной валюты.

Просто время должно пройти, чтобы все увидели, как это работает. В финансовой инфраструктуре — это мост с Euroclear, который в 2015 году заработал, плюс доработка валютного контроля. После этого, можно будет сесть и ждать. Как настоящий полководец — садится и ждёт удобного момента. Надо сесть и ждать, может пять лет, 10 лет, чтобы люди увидели, что работает все стабильно и сверхъестественных рисков нет».

О ТОМ КАК КОМПАНИИ ВОЗВРАЩАЮТ В СТРАНУ ЭКСПОРТНУЮ ВЫРУЧКУ:

«Как сторонник либерализации валютного контроля, я убеждён, что репатриация — это ритуальная пляска, по-другому не назовёшь. Например, экспортёр продал товар, получил деньги на свой счёт в иностранном банке, зачислил туда и через 15 минут вывел обратно, то есть исполнил ритуальную пляску. Все показал ФНС, ФТС и ЦБ, от него отстали. В это же время экспортер понёс инфраструктурные издержки и обратно увёл из страны деньги. Поэтому я ответственно заявляю, что никакого влияния отмена требования по репатриации валютной выручки на платежный баланс РФ не оказывает». 

В НАЧАЛЕ ГОДА ЕМКОСТЬ ВАЛЮТНОГО РЫНКА МОСБИРЖИ РЕЗКО СНИЗИЛАСЬ, НЕ СВЯЗАНО ЛИ ЭТО С ТЕМ, ЧТО КРУПНЕЙШИЙ ЭКСПОРТЁР РФ ОСТАВЛЯЛ ВАЛЮТНУЮ ВЫРУЧКУ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СТРАНЫ?

«В перечне правительства, в который включаются компании, пользующиеся правом не возвращать валютную выручку в страну, нет крупнейшего экспортера».

РОСНЕФТЬ РАЗВЕ НЕ ПОДАВАЛА ЗАЯВКУ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ТАКОЕ ПРАВО?

«Компания подала заявку, она рассматривается. Мы все делаем по закону. По состоянию на сегодняшний день Роснефть в этом перечне не находится. В нем есть уже компании, крупные экспортёры, но в масштабах платёжного баланса они незначимы».

КАКИЕ ЕЩЁ СТРАНЫ ГОТОВЫ ИСПОЛЬЗОВАТЬ НАЦВАЛЮТЫ В РАСЧЕТАХ, КРОМЕ КИТАЯ?

«Эта работа диверсифицирована по конкретным людям, поэтому я могу сказать не про все направления. Но конечно, со всеми традиционными контрагентами — из Индии, Вьетнама, Турции, стран бывшего СССР работа ведётся».

О ЗАКОНОПРОЕКТЕ ОБ ОТМЕНЕ НДС НА ЗОЛОТО:

«Законопроект внесён, но на него ещё нет отзыва правительства. Я знаю, что у ФНС есть замечания. По их мнению, там большое количество рисков. Сейчас готовится комплексное решение по этому поводу. В итоге позиция правительства будет примерно такая — мы в целом поддерживаем, но у нас много возражений. Поэтому в том виде, в котором внесён, он вряд ли будет принят. Первый вице-премьер — министр финансов Антон Силуанов принял решение, что НДС на золото надо отменить, повторюсь, что на золото — как инвестиционный инструмент, а не как объект производства для ювелиров. Как это сделать? Пока обсуждается».

«Поскольку есть решение первого вице-премьера — министра финансов об отмене НДС на золото, ФНС предложит своё решение, как это можно сделать».

Принятие закона затянется. Останется ли в проекте 2020 год, как год вступления в силу, сказать сложно. Давайте не будем забегать вперёд».

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОМСВЯЗЬБАНКА:

«В стратегии мы предусмотрели постепенную докапитализацию Промсвязьбанка (на 50 миллиардов рублей в течение 2020-2021 гг). Отчасти капитал увеличится после присоединения Связь-банка, это в том числе позволит улучшить норматив Н1.

Что касается оборонных кредитов, то решение, как пополнять капитал в связи с передачей кредитов, пока не принято. Отчасти, потому что после того как правительство выпустило первое постановление о передаче кредитов ОПК в банк, туда передавались кредиты первой категории, резервы по которым были незначительными.

Таким образом, банку требовался только регулятивный капитал. Но второе постановление предполагает, что в ПСБ будут передаваться кредиты второй категории (резервы могут достигать до 20% суммы ссудной задолженности) и сумма докапитализации в связи с этим будет более значительная. Ее необходимо будет рассчитать к началу третьего квартала».

О ПЕРЕДАЧЕ СВЯЗЬ-БАНКА ПРОМСВЯЗЬБАНКУ:

«ВЭБ и ПСБ провели due diligence кредитного портфеля Связь-банка. Проблемные кредиты останутся на балансе ВЭБа, так как там есть долги, которые могут быть возвращены. И поскольку ВЭБу не нужно соблюдать регулятивные требования Базеля, то он может спокойно ждать возврата этих средств.

Однако основная причина, по которой Связь-банк до сих пор не передан —  это долг ВЭБа перед ЦБ на 212 миллиардов рублей, а не передача проблемных активов. Решение о том, что делать с долгом, формально еще не принято, однако оно уже есть и будет удовлетворять все стороны — грубо говоря, потери будут поделены между правительством, ВЭБом и Центробанком».

О ПОДДЕРЖКЕ КРЫМСКИХ БАНКОВ:

«Мы системно поддерживаем только РНКБ, смотрим на его потребности. Сейчас как раз идет дискуссия о докапитализации РНКБ — банк может получить около 5 миллиардов рублей. Плюс мы можем помочь с ликвидностью, сделаем какой-нибудь доступ. Сейчас мы их допустили к аукционам казначейства. РНКБ последний из крупных санкционных банков, который подключился к этим аукционам».

О ДОЛГАХ АГЕНТСТВА ПО СТРАХОВАНИЮ ВКЛАДОВ (АСВ):

«Никто не говорит, что в 2022 году весь долг АСВ нужно погасить. Однако мы, как и раньше считаем, что уровень взносов, которые агентство получает от банков, должен позволять АСВ гасить долг перед Минфином и ЦБ. Чтобы было видно, что есть тренд на возврат долга — пусть это будет по 5-10% в год, но важно, чтобы это все-таки было. Хотя мы допускаем, что этот долг может быть пролонгирован.

Сейчас началась дискуссия по возможному расширению страхования на депозиты юрлиц. Международная практика, конечно, говорит о том, что нужно страховать средства юрлиц. Но большие компании в силах самостоятельно определить риски, поэтому мы страхуем только депозиты населения и малого бизнеса. Все банки кроме крупнейших государственных — за, но с другой стороны, платить за этот банкет придется самим банкам и любые расходы на систему страхования вкладов сразу окажутся в стоимости кредитов, а есть запрос на снижение ставок».

(Редактор Дмитрий Антонов)

Источник: Investing

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о