Ровно пять лет назад на востоке Украины был сбит «Боинг» MH17 малайзийских авиалиний. Погибли 298 человек. Международная следственная группа пришла к выводу, что ракету по самолету выпустил «Бук», доставленный из России, и предъявила обвинения четверым сторонникам сепаратистов –​ троим гражданам Украины и одному россиянину.

Первые дни после трагедии данных о том, как именно сбили MH17, было очень мало. Этим активно пользовалась российская пропаганда, вбрасывая ложные версии. Корреспондент RFE/RL Кристофер Миллер нашел поле, откуда была запущена ракета. Спустя пять лет он вспоминает, как это было.

Странная охота

Сквозь стебли пшеницы было видно, как к нам по ухабистой дороге приближается небольшой автомобиль.

Я помню, как стало серьезным лицо моего коллеги, журналиста газеты The Telegraph Роланда Олифанта: «Похоже, это солдаты».

Я сказал что-то вроде: «Давай расскажем им все, как есть».

Когда машина остановилась рядом с нами, из нее вышли трое или четверо вооруженных людей в камуфляже. Это были пророссийские боевики, контролирующие часть Донецкой области на востоке Украины.

Они одновременно прикурили сигареты, закинули за плечи автоматы Калашникова и выкрикнули команду, которую я так часто слышал, пока освещал конфликт на Донбассе, что она начала мне сниться: «Документы».

Это было 21 июля 2014 года, мы стояли на окраине Снежного – небольшого города в 20 километрах от российской границы. Мы были на охоте, которую Роланд сравнивал с поиском иголки на пшеничном поле.

Такой поиск был бы проще, и, безусловно, безопаснее. На самом деле, мы искали ракетную пусковую установку или ее следы на поле пшеницы среди множества других полей пшеницы в зоне вооруженного конфликта, где было множество боевиков, ищущих, в кого бы пострелять, и не испытывающих восторга от присутствия назойливых иностранных журналистов.

Если быть точным, мы надеялись найти место, откуда поддерживаемые Россией боевики запустили ракету, которой был сбит самолет MH17 малайзийских авиалиний. Это произошло четырьмя днями ранее, 17 июля. Все 298 человек на борту погибли. Это событие потрясло мир и стало поворотным моментом в войне, которая уже стоила жизни 13 тысячам человек.

Официальное расследование позже показало, что ракета была запущена установкой «Бук», привезенной из России и вскоре после крушения «Боинга» переброшенной обратно за границу.

Но боевикам, которые остановили нас, мы сказали, что просто заблудились – относительно безобидная ошибка – когда искали место падения обломков самолета, сбитого на высоте 10 тысяч метров.

Взгляды боевиков стали подозрительными, когда они изучали наши документы, громко зачитав указанное там гражданство – британское и американское. Они направили нас на север в направлении Тореза – ближайшего к месту крушения города – а сами сели в машину и уехали.

Мы остались и продолжили поиски.

Блогеры и догадки

Экскурсию по полю пшеницы мы с Роландом планировали накануне вечером в нашей гостинице в центре Донецка. Как и многие другие репортеры, которые приехали на восток Украины после крушения MH17, предыдущие четыре дня мы работали на местах падения обломков самолета, в трех селах в ста километрах от Донецка.

Но без ответа оставался один из главных вопросов этой катастрофы: откуда выпустили ракету, которая сбила самолет?

Под звуки канонады мы внимательно изучали пост в блоге Ukraine@war – сейчас он называется Putin@war – который привлек наше внимание.

В этой записи аналитик-любитель, использующий открытые данные и пишущий под псевдонимами DJP3tros и Питер Мартин, утверждал, что сузил область поиска стартовой площадки до трех локаций – и все они находятся относительно недалеко друг от друга к юго-востоку от Снежного. Он основывался на фотографии из твиттера @WowihaY со следом от запуска ракеты.

Его выводы совпадали с данными об установке «Бук», передвижение которой отследил с помощью спутниковых снимков и записей с автомобильных регистраторов аналитик Элиот Хиггинс, позже основавший расследовательскую группу Bellingcat.

Дорога туда была длинной, но мы сузили область поиска и выехали раньше, чем планировали. У нас было предчувствие, что нам повезет.

Фермер и выжженное поле

Мы стартовали рано утром на убитой машине местного таксиста, надеясь не привлекать к себе лишнего внимания.

Дорога на восток от Донецка была изрыта воронками от снарядов. Мы преодолевали блокпост за блокпостом, где возбужденные боевики дотошно изучали наши документы: паспорта, пресс-карты и специальную аккредитацию, выданную донецкими сепаратистами.

За пределами города нас охватила неуверенность. Мы были в центре территории, подконтрольной сепаратистам, и все что угодно могло пойти не так.

Через пару часов мы въехали в Снежное, депрессивный город шахтеров, где преобладали антизападные настроения. За два дня до крушения MH17 украинским авиаударом был разрушен жилой дом, погибли несколько человек, что еще сильнее накалило обстановку.

Проехав через лабиринт частного сектора, мы оказались на грунтовой дороге, которая вела к бывшему колхозу. Там находилось одно из мест, о которых говорил автор блога.

Нас встретили трое очень удивленных и покрытых грязью и сажей мужчин, которые работали в гараже. Они сказали, что ничего не видели, хотя и были там, где сбили самолет. Они отказались говорить о чем-либо еще.

Тогда мы оставили нашего таксиста и пошли пешком через пшеничные поля. Мы прошли не так далеко, когда к нам свернула машина, полная боевиков. Когда они уехали, Роланд заметил большой комбайн, работавший на поле в нескольких сотнях метров восточнее.

За рулем был местный фермер Василий: за многие годы работы под палящим солнцем его загорелое лицо было испещрено морщинами, а постоянно ревущий двигатель повредил его слух.

Комбайнер работал прямо посреди второй предположительной локации, указанной в блоге. Моя шея покрылась мурашками, я почувствовал прилив адреналина: отсюда, с небольшой возвышенности, при взгляде на северо-запад четко просматривалась траектория полета MH17.

Но Василий сказал, что ничего не слышал и не видел запуска ракеты. «Когда я в кабине, я даже канонаду не слышу», – сказал он.

Но одно обстоятельство показалось ему странным: «На днях неподалеку отсюда горело поле. Я не знаю, почему. Вы могли бы посмотреть там». Он добавил, что пожар был 17 или 18 июля.

Мы сели в машину и проехали примерно километр на восток по колее, оставленной трактором, в направлении сел Червоный Жовтень и Первомайское, при этом внимательно наблюдая за горизонтом на северо-западе. Обогнув неширокую лесополосу, мы остановили машину.

«Должно быть, это здесь», – сказал я. Это точно была та самая выжженная область, и при других обстоятельствах, возможно, она бы не привлекла внимания. Но в контексте сбитого MH17 это было настолько близко к дымящемуся «Буку», насколько возможно.

Чем больше мы оставались там, тем очевиднее становилось – мы нашли то, что искали. Эта местность кишела солдатами, мы могли слышать шум битвы за Саур-Могилу, стратегическую высоту на юг оттуда. Дороги в Россию были по обе стороны от нас, но лесополоса обеспечила идеальное укрытие.

Роланд сказал, указывая в сторону места крушения MH17: «Если бы вы хотели запустить ракету по самолету, летящему с этого направления, тогда это было бы подходящим местом».

Мы внимательно осмотрели выжженную область. Она была странной формы. Как и предполагал комбайнер Василий, это не было похоже на обычный пожар. Рядом были многочисленные следы колес, а также мусор – выброшенные бутылки от воды и пива, пачки сигарет с русскими надписями – свидетельства того, что группа людей провела там какое-то время.

Я сфотографировал это место и снял короткое видео с Оливером, прогуливающимся вокруг. Мы задержались примерно на пару часов, ломая голову над тем, как именно мог быть сбит самолет и как мы можем подтвердить то, что ракету выпустили именно отсюда.

А потом звуки боя за Саур-Могилу стали громче и приблизились. Мы знали, что нам предстоит долгая дорога обратно в Донецк, куда надо успеть до заката и закрытия блокпостов.

Мы вернулись в машину и попросили водителя отвезти нас в Донецк. Но оказалось, что мы увидели не все.

Меньше чем в километре, где идущее вдоль дороги поле смыкалось с лесом, из зарослей показался черно-сине-красный флаг сепаратистов. Там находился контрольно-пропускной пункт сепаратистов, который стерегла группа солдат.

Трое или четверо из них наставили на нас свое оружие, пока мы медленно приближались к ним. «Журналисты», – сказали мы им по-русски, протягивая документы.

Допрос был коротким: «Откуда вы? Как вы сюда попали? Что искали?» Мы ответили, чем исчерпали их любопытство, и нас отпустили.

На обратном пути я и Роланд чувствовали волнение, но также тревогу, как и любые журналисты, раскопавшие потенциально большую историю.

На следующий день Роланд опубликовал небольшую заметку об этом месте, а я не стал этого делать до повторного визита.

Свидетель

Почти через год, перед первой годовщиной крушения MH17, я посетил Червоный Жовтень – село в километре к югу от сгоревшего поля. Там я поговорил с несколькими местными жителями. Они подробно вспомнили день, который, как они сказали, никогда не забудут.

Петра Федотова и его мать я встретил в их саду – там же, где они работали днем 17 июня 2014 года. В тот день они услышали мощный взрыв, земля дрожала у них под ногами. Федотов сказал, что они оба упали.

«Это был такой громкий взрыв, – вспоминал он. – Это было похоже на конец света».

Федотов сказал, что точно знает, что это было.

«Это была большая ракета, она закачалась, когда пролетала над нашим домом, и ушла в направлении Тореза», – сказал он.

Он добавил, что через несколько мгновений послышался еще один взрыв, и объятые пламенем обломки упали на землю.

Я спросил, откуда стартовала ракета. Поле вверх по дороге, сказал Федотов. Другие местные жители рассказывали иностранным журналистам такие же истории.

Официальное расследование

Еще через год эти данные официально подтвердила Международная следственная группа (JIT), которая расследует крушение MH17.

Во время пресс-конференции в Нидерландах 28 сентября 2016 года следователи сказали, что считают выжженный участок поля, который мы обнаружили, местом, откуда была выпущена ракета «Бука», сбившая малайзийский «Боинг».

В подготовленном для пресс-конференции видео они ссылались на наши репортажи и использовали одну из фотографий, которую я сделал там.

Месяц назад, незадолго до пятой годовщины крушения, следователи JIT назвали имена четверых подозреваемых – троих граждан Украины и одного россиянина – и обвинили их в убийстве. Они сказали, что в марте следующего года в Гааге начнется суд над подозреваемыми, хотя те вряд ли предстанут там лично.

Но остаются некоторые вопросы: в том числе, кто именно нажал кнопку запуска в тот летний день пять лет назад.

Источник: Krymr

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о