Переводчик бывшего главного тренера «Спартака» Массимо Карреры Артём Фетисов рассказал о работе с итальянским специалистом.

— Вы были на матче «Спартака» с «Рейнджерс». Клуб вас пригласил?

— Нет, друзья. У меня даже таких планов не было. Просто я находился в Москве и не мог отказаться, — приводит слова Фетисова «Советский спорт«. — Тем более, удалось побывать на фанатке. Ребята провели. Это, конечно, было неописуемо. Просто супер. Посмотрел на футбол другими глазами. Было непривычно. После двух с половиной лет работы в клубе я ходил на трибуны первый раз, и это было круто. Там можно сказать все, что ты думаешь. На лавке у меня такой возможности не было.

— Где интереснее: на фанатке или у бровки рядом с Каррерой?

— Конечно, у бровки. Это просто разные вещи. На фанатке классно, но у бровки это нечто особенное. Не каждому дано. Это бесценная вещь, особенно когда слышишь гимн Лиги чемпионов с лавки. Ты находишься рядом с полем, смотришь игрокам в лицо.

— Каррера смотрел матч «Спартака» с «Рейнджерс»?

— Без понятия. Массимо в четверг прилетел в Милан, и ему еще нужно было ехать домой на машине. Я провожал его в аэропорту, но вечером того дня с ним не общался.

— Проводить Карреру в аэропорт приехало много фанатов. Он ожидал такого?

— Естественно. Массимо было очень приятно, а как иначе? Он не мог предположить, будет ли там пятьдесят человек или тысяча. Дело не в этом. Сколько было бы, столько и было бы. Но народу собралось на самом деле немало, и это все было очень тепло. Думаю, Массимо это было приятно. Даже мне со стороны было приятно.

— Есть ли у него планы вернуться в Россию?

— Не знаю. Когда я его провожал, были немного другие мысли, воспоминания.

— Каким получалось ваше прощание с ним?

— Дружеским. Просто обнялись. Будем поддерживать связь с Массимо.

— У него есть желание поработать еще в российском чемпионате?

— Я был бы этому рад, а там как получится.

— Чем он будет заниматься в ближайшее время?

— Думаю, он точно не пойдет работать на завод (смеется). Наверное, отдохнет. Я уверен, ему будет открыта не одна дверь. Все видели, что Каррера – профессионал и очень корректный человек. Думаю, что такого специалиста многие хотели бы видеть в своем коллективе.

— Каррера пытался учить русский язык?

— Если честно, у него просто не было на это времени. Все свое время он отдавал футболу. Поначалу у него неплохо получалось с языком. Он выучил алфавит, умел читать по слогам, знал все звуки и так далее. Просто у него не было времени для дальнейшего развития. Мне кажется, у него получилось бы, потому что не было трудностей ни в произношении, ни в остальном. Но мы иногда даже спорили с ним, потому что какие-то правила русского языка казались Массимо абсурдными. В итальянском как пишешь, так и говоришь, а у нас пишешь так, а говоришь по-другому. Некоторые нюансы казались ему дико странными, и у нас с ним были споры на «ха-ха». Не какая-то ругань, конечно.

— Иностранные тренеры должны, на ваш взгляд, изучать местные языки?

— Ничего они не должны. Это какое-то предубеждение, что раз человек приехал, он должен то или это. Кому он должен? Человек пришел в «Спартак», получился очень хороший сезон. Команда выиграла чемпионат при том, что тренер не знал русского языка. И что? Это ничего не меняет. Представьте, что кто-то поедет работать тренером в Китай. Разве он должен знать китайский?

— Олег Романцев говорил, что не будет общаться с Каррерой, пока тот не выучит русский язык. Как отнеслись к этому высказыванию?

— Не хочет и ради бога. Жизнь продолжается.

— Как часто Каррера общался с Леонидом Федуном?

— Не могу сказать. Есть вещи, к которым я не привлекался.

— Вам легко или тяжело было работать с Каррерой?

— Были, конечно, сложные моменты. Порой это зависело от настроения и прочего. Но это рабочие нюансы. Например, когда тебе резко ответили. Даже если складываются определенные ситуации, их надо воспринимать именно как рабочие моменты. Может быть, в тот момент нельзя было уделять внимание каким-то темам. Но я ни на что не жалуюсь. В моем прошлом складывались и более сложные отношения с начальством или коллегами.

— То есть, можно сказать, что с Каррерой вам работалось легко?

— Именно с ним легко. А если говорить в принципе об этой работе, она не так проста.

— У Карреры были любимчики в команде? Писали про особое отношение к Промесу.

— У него ко всем игрокам было хорошее отношение.

— Каррера — строгий тренер? Он мог выгнать кого-то с тренировки или накричать?

— Моя мама была даже строже, если сравнивать. Понятно, что какие-то моменты были, но они опять же рабочие. Было выражение каких-то эмоций, а насчет того, чтобы он кричал или ругался – такого не было.

— Он штрафовал кого-то из игроков?

— Не то, что это были штрафы, просто был разговор о корректности, что нужно уважать друг друга. В плане опозданий, например. Чтобы все были пособраннее.

— Какие любимые места были у Карреры в Москве?

— Он любил покушать итальянские блюда. Соответственно посещал такие рестораны. А также достопримечательности. В конце его пребывания в России он тратил время на музеи, театры Москвы. Думаю, он много чего здесь посмотрел. Но он со мной не советовался на тему того, куда сходить.

— Какую самую необычную просьбу вы выполняли по его поручению?

— Каких-то совсем необычных просьб не было. Но я постоянно помогал ему и в рабочее, и в не рабочее время. Иногда с ним ездил на индивидуальные встречи с кем-то или решал бытовые вопросы, например, с покупкой лекарств в аптеке или сигарет в магазине. Массимо передавал трубку продавцам, и я объяснял, что ему нужно.

— Какое у вас сложилось мнение о его помощнике Рауле Рианчо?

— Как человек он целеустремленный, любит свою работу, переживает, болеет за нее. Это все, что я могу о нем сказать.

— Каррера часто проводил личные встречи с игроками?

— Всегда перед теорией, если кто-то хотел что-то сказать, был шанс выразить свое мнение. А в принципе любой игрок мог подойти ко мне и сказать, что хочет поговорить с главным. Я к нему шел, передавал просьбу, и они беседовали со мной или наедине. Это уже зависело от языкового барьера. Но дверь тренера всегда была открыта для игроков.

— Есть мнение, что после чемпионского сезона Каррера изменился. Вы это заметили?

— Нет. Я видел, как люди меняются даже без чемпионских сезонов, но про Массимо такого сказать не могу.

— Как сотрудники базы относились к Каррере?

— В любом случае к главному тренеру все относятся с уважением. А вот кто искренне, а кто нет, я знать не могу. Но мне показалось, что Массимо полюбили все. По крайней мере, он никого не обидел.

— С кем из футболистов вы теснее всего общались в «Спаратке»?

— У нас были заядлые партии в одну игру с бразильцами. С Фернандо мы постоянно шутили и подкалывали друг друга, как это делают друзья. Со многими ребятами я очень хорошо общался, просто с кем-то позволяешь немного больше в плане шуток. Ни про кого не могу сказать, что был какой-то игнор.

— В «Спартаке» есть ребята, с кем нежелательно шутить?

— Общаясь с каждым человеком, мы понимаем, какие есть грани. С Фернандо мы позволяли себе шутить, а с кем-то другим могло быть более уважительное общение. Фернандо немножко поиграл в Италии, принял тот менталитет, и он попроще, поэтому можно позволить себе подобное. В России, например, такого нет. Если ты «стебанул» — жди удара в глаз. Здесь нельзя пошутить, например, о чем-то личном. Если ты не кровный брат. А в Италии можно это делать спокойно. Люди это понимают, и нет никаких обид.

— Мы никогда не узнаем, что все-таки произошло между тренером и Глушаковым?

— Почему? Возможно, я когда-нибудь напишу об этом книгу.

— Была информация, что вы учитесь на тренера. Это правда?

— Нет. Но мне советуют идти учиться на тренера, чтобы я якобы повторил путь знаменитого Жозе Моуринью. Пока не собираюсь идти учиться этой профессии. Нужно больше прожить в футбольном мире, больше вникать и дольше вариться в этой каше, чтобы идти к таким целям. Если нет игрового опыта, как у футболистов, то нужно намного дольше находиться внутри футбола, чтобы стать наставником.

— А в принципе такое направление вам интересно?

— Конечно. Даже просто ходить на стадион интересно. Но также было бы интересно найти кейс, набитый деньгами. Есть то, что человек способен делать, что ему дано. Также как и любая другая профессия. Мне нужно больше повариться в футбольном мире.

Источник: Евро-Футбол

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о