Начало второго полугодия 2020-го ознаменовалось неожиданной переменой в украинском финансовом секторе. 1 июля глава Национального банка Украины Яков Смолий написал заявление о сложении с себя полномочий.

Несмотря на то, что разговоры о возможной смене руководства НБУ ходили буквально с первых дней президентства Владимира Зеленского, отставка Якова Смолия именно сейчас стала неожиданностью даже для многих экспертов. Что же касается общественного резонанса, то он оказался огромным. Нацбанк в последние годы воспринимался обществом как островок стабильности и надежности при любых экономических катаклизмах. Как гарант того, что украинская финансовая система сможет пройти нынешний кризис без особых потрясений. Смена руководства Центробанка в такой сложный период, в разгар кризиса, наоборот, воспринимается как разрушение основ экономической стабильности и уверенности людей в завтрашнем дне.

«За годы, когда в Украине были финансово-экономические кризисы, у людей сложилось недоверие к банковской системе. Они видели, что многие вкладчики пострадали, когда банки были выведены с рынка… Однако сегодня банковская система уже другая. Мы провели большую работу по ее оздоровлению и повышению ее прозрачности. С этой целью мы начали публиковать подробную статистику о финансовом состоянии банков, выполнении ими всех нормативов. То есть население имеет достаточно информации о каждом из 77 работающих банков Украины, чтобы сделать взвешенный выбор. Этот комплекс мер – часть нашего вклада в повышение доверия к банковской системе, чтобы люди вернули эти средства в банки, и они могли направить их на кредитование», – говорил Яков Смолий в интервью сайту «Сегодня». И с таким результатом трудов Нацбанка и его руководителя не поспоришь.

Яков Смолий, фактически возглавивший Нацбанк в 2017 году (сначала – как и. о., с 2018-го – как глава НБУ), причиной своего ухода назвал «систематическое политическое давление», которое имело место «на протяжении длительного времени». Кто именно давил на главу НБУ, он не уточнял. Однако в разное время упреки в попытках оказать давление на НБУ звучали и в адрес команды президента, и в адрес некоторых бывших владельцев банков (в частности, ПриватБанка), и в адрес Совета НБУ.

Сайт «Сегодня» расспросил экспертов о причинах отставки и возможных последствиях.

Поводы для конфликта: политические, экономические, коммуникационные

То, что конфликты существовали, эксперты не оспаривают.

«Смолия уже давно собирались отставлять по той причине, что он так или иначе связан с предыдущей властной командой. И тут никуда не денешься. Поскольку Нацбанк – это одна из ключевых позиций, постольку он рано или поздно должен был уйти», – считает доктор экономических наук, зав. сектором институциональной экономики Института экономики и прогнозирования НАН Украины Олег Яременко.

Экономический эксперт Борис Кушнирук отмечает, что отставка Якова Смолия выгодна обиженным банкирам. В частности, «группе Приват» крайне важно «свалить» независимое руководство Нацбанка и поставить туда своих людей.

«Причем для двух целей. Во-первых, ради обогащения. А во-вторых – чтобы эти люди, возможно, отыграли назад историю с ПриватБанком. Причем отыграли не так с точки зрения возврата банка, как с точки зрения информационной составляющей. Объявить, например, что национализация была неправильной, что ПриватБанк ничего не нарушал и там было все хорошо. И это ему надо как в судебных делах в пределах Украины, так и чтобы попробовать разрулить ситуацию в Великобритании и США, где против него ведутся расследования», – говорит Борис Кушнирук.

О существовании разногласий правления НБУ и Совета НБУ сообщал глава Совета Богдан Данилишин.

«В частности, по результатам заседания Совета, которое состоялось 30 июня 2020 года, было принято решение о том, что ужесточение денежно-кредитной политики Национального банка в 2018-2020 годах привело к существенной деформации экономических стимулов деятельности банков и сокращению уровня кредитования экономики», – написал Богдан Данилишин в Facebook.

/ Фото: Facebook

Позже глава НБУ Яков Смолий рассказал, что он имел в виду под политическим давлениемна центробанк. В частности, он назвал рекомендованный парламентским комитетом по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики проект постановления об оценке деятельности главы НБУ, судебные иски и решения, а также поступившее от 64 народных депутатов в Конституционный суд Украины представление о соответствии Конституции банковского закона, необходимого для сотрудничества с МВФ.

Еще одним элементом давления Яков Смолий назвал частую публичную критику центробанка со стороны Совета НБУ и Богдана Данилишина.

«Мы видим прямую политическую мотивированность позиций и решений некоторых отдельных членов Совета НБУ, в частности главы. Я напомню, что глава Совета неоднократно публично высказывал свои позиции относительно переговоров с бывшими собственниками ПриватБанка, де-факто о возврате им уже здорового банка, который государство декапитализировало«, – пояснил Смолий.

Советник президента Олег Устенко в комментарии сайту «Сегодня» причиной произошедшего назвал «отсутствие коммуникаций».

«Возвращаясь к вопросу политического давления, я думаю, из-за того, что Нацбанк не выстраивал нормальную коммуникационную стратегию, у него могла сложиться иллюзия того, что его недопонимают. Но когда ты хочешь, чтоб тебя понимали, ты должен рассказывать, что ты делаешь и как ты делаешь», – сказал Олег Устенко.

Независимость НБУ является одним из требований международных финансовых партнеров Украины. И после появления заявления Смолия послы стран «Большой семерки» призвали власти Украины сохранить независимость НБУ.

Однако эксперты задаются вопросом: что считать независимостью?

«Мы должны понимать, что контроль над НБУ – это неизменная практика нашей политической «византийщины». О какой политической независимости можно говорить, если мы прекрасно помним, что Гонтарева и Смолий – это были фактически люди Порошенко, люди из его команды», – говорит экономический эксперт Алексей Кущ.

Эмиссия, инфляция, курс

Экономические последствия заявления Якова Смолия об отставке не заставили себя долго ждать. Уже на следующий день курс доллара взвился выше 27 грн, чего не было с момента паники из-за коронакризиса. Минфин отменил размещение облигаций на 1,75 млрд долларов. Насколько серьезными в дальнейшем могут быть последствия смены главы НБУ?

«Понятно, что финансовый рынок не любит, не приветствует и боится любых изменений. Не только в Украине, это так в любой стране мира. Поэтому мы вправе ожидать, что рынок может паниковать на протяжении ближайших нескольких дней. Но также правда, что как только будут сделаны соответствующие назначения и заявления о том, что монетарная политика будет оставаться в том же русле, я думаю, рынок моментально успокоится», – говорит Олег Устенко.

Что касается более отдаленных перспектив, то Олег Яременко, например, видит как возможный негатив, так и позитив.

«Позитив в том, что сейчас формируется функциональное единство финансового, денежно-кредитного блока. А негатив может быть связан с определенными расчетами и планами Международного валютного фонда. Поскольку Смолий так или иначе был связан с получением эти кредитов, с сотрудничеством, участвовал в разработке Меморандума. И, когда такой человек уходит, это, конечно, нехорошо», – говорит эксперт.

Борис Кушнирук уточняет: если МВФ получит доказательства нарушения независимости НБУ, Украина может лишиться международной финансовой помощи, и тогда придется включать «печатный станок».

«Представьте себе ситуацию, если бы наши западные партнеры прекратили давать нам кредиты и помощь – например, за то, что мы нарушили независимость Нацбанка. Тогда встанет вопрос: за счет чего финансировать дефицит бюджета? Его можно финансировать или за счет эмиссии, причем эмиссии на сотни миллиардов гривен, или, извините, закрыть все бюджетное финансирование, и тогда наступит катастрофа. То есть реакции «сегодня на завтра» не будет. Но она может аукнуться экономике довольно быстро», – считает Борис Кушнирук.

Включат ли «печатный станок»?

Один из вопросов, по которым существовали разногласия между руководством НБУ и рядом экспертов, был вопрос эмиссии. Сторонники печатания денег уверяют, что это поможет ускорить инфляцию и разогреть экономику. Мол, многие государства во время нынешнего кризиса прибегли к скрытой или открытой эмиссии.

Противники масштабной эмиссии пугают, что если раз начать, потом будет трудно остановиться, и в результате можем получить гиперинфляцию, как было в 90-х, со всеми вытекающими: удорожанием продуктов, обесцениванием зарплат, обнищанием населения и т. д.

Эксперты не отрицают: дополнительный выпуск денег в связи с кризисом будет. Мало того, эмиссия, можно сказать, уже проводится. Однако бояться повторения 90-х не стоит.

Отметим, что раньше деньги действительно «печатались». Наличные. Сейчас же они выпускаются в первую очередь в электронном виде. Эмиссия может проводиться несколькими способами. Путем скупки ценных бумаг (этот метод использовался несколько лет назад, но теперь НБУ к нему уже давно не прибегал), путем рефинансирования банков, покупки валюты на межбанке (эти инструменты использовались раньше и используются сейчас, вопрос – в каких масштабах).

«Эмиссия все равно будет. Скрытая или открытая эмиссия сейчас идет во всех странах, и при этом активно задействуется. В нашем случае я бы ожидал, что будет скрытая эмиссия, и тут точно не вопрос, хочет ее Смолий или нет. Это просто объективная реальность. Скрытая эмиссия – это уже оговоренный параметр и даже не обсуждается. Но что значит «раскрутить инфляцию»? Она сегодня замедлилась до менее 2% в годовом исчислении. С одной стороны, причина этого – жесткая монетарная политика, которая проводилась Нацбанком. А с другой стороны – это реакция на экономические проблемы, которые есть в стране. Страна сейчас находится в таком двустороннем хуке. С одной стороны – коронакризис, с другой стороны – экономический кризис. И этот двусторонний хук как раз и является одним из катализаторов того, что снижается инфляция. Потому что уменьшается потребление. И это, скорее, не результат, а индикатор того, что есть экономические проблемы. И я еще раз говорю: все используют механизм открытой или скрытой эмиссии», – объясняет Олег Устенко.

Однако опасаться гиперинфляции нет оснований, уверяет эксперт.

«Природа инфляции в 90-х была совершенно другой. Она состояла в том, что дефицит госбюджета в тот период превышал 30% ВВП. И он полностью гасился за счет обычного печатания денег. Инфляция тогда действительно достигала 10 000% в год. Но сейчас дефицит госбюджета всего 7,5%. Да, это в три раза больше изначального прогноза, потому что из-за коронакризиса пришлось увеличивать дефицитную зону. Но все равно этот дефицит легко финансируется и из внешних источников, и за счет заимствований у международных финансовых институций. 7,5% – это около 10 млрд долларов. А у нас только по программе с МВФ подписано около 4 млрд долларов. 1,2 млрд должно зайти от Евросоюза, порядка 700 млн должно зайти от Всемирного банка. Ну, и дополнительные деньги, которые может одолжить Министерство финансов – это все полностью перекрывает дефицит», – говорит Олег Устенко.

Эксперты полагают, что со сменой руководителя НБУ монетарная политика в Украине претерпит минимальные изменения.

«Я считаю, что у Зеленского сейчас нет альтернативной монетарной политики, с которой могла бы зайти новая команда в Нацбанк. Потому что мы говорим не о персоналиях на самом деле, мы говорим о политике. Более того, все люди, которые работают с ним в Офисе президента, придерживаются примерно тех же взглядов в монетарной политике, что и Смолий. Поэтому ничего качественно нового мы не увидим», – считает Алексей Кущ.

Олег Устенко также говорит, что вопрос не в персоналиях, а в сохранении экономического курса.

«Что касается возможного нового руководителя, тут не вопрос, кто будет руководителем. Вопрос – будет ли сохранена независимость, понимание макроэкономических основ и того мандата, который есть у НБУ. В моем понимании – это легко решаемая задача. Незаменимых у нас точно нет. И уход Смолия с этой должности не означает, что у нас могут вдруг возникнуть проблемы монетарной стабильности. Инсинуации по этому поводу, что вдруг нарушится монетарная стабильность, вдруг резко изменится курс, инфляция раскрутится до каких-то невероятных пределов, мне напоминают период предвыборной кампании перед вторым туром, когда использовались такие «пугачки», что, мол, придет Зеленский и курс станет 70, инфляция вырастет до невероятных пределов. Я не вижу здесь никаких проблем. У нас значительные золотовалютные резервы, они превышают отметку в 25 млрд долларов, что абсолютно четко обеспечивает нашу курсовую стабильность», – считает эксперт.

Правление Национального банка Украины после написания заявления об отставке главы НБУ Якова Смолия заявило, что будет работать и дальше, придерживаясь текущей политики для сохранения стабильности экономики в Украине.

Отметим, что отставка главы Нацбанка была основной темой для обсуждения в парламенте. Подробности смотрите в сюжете «Сегодня»:

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о