Участники минской переговорной группы начали слагать свои полномочия / УНИАН
Анастасия Заремба, Татьяна Стежар

​​​​​​​Во время выступления президента Владимира Зеленского в Верховной Раде, он заявил о ряде знаковых для Украины вещей. В частности, он упомянул об отстаивании украинских территорий, прекращении огня и возвращении пленных. Но как запустить этот процесс?

Участники минской переговорной группы начали слагать свои полномочия / УНИАН

«Не мы начали войну, но нам ее заканчивать», — сказал Владимир Зеленский в своей инаугурационной речи, отметив, что ради мира в стране готов лишиться президентской должности, но не украинских территорий.

А хорошим стартом для начала диалога, по его словам, может стать возвращение украинских пленных.

Уже через несколько дней правозащитники и родственники украинских политзаключенных, удерживаемых в России, обратились к новому президенту с просьбой «сделать все возможное, чтобы шанс наладить переговоры с Российской Федерацией не был потерян». Среди прочего, речь идет о совершенствовании санкционной политики Украины против России и ее граждан, причастных к политическим преследованиям, и поддержке международных санкций, введении должности Уполномоченного президента по вопросам освобождения заложников Кремля, создании Координационный Совет по вопросам освобождения заложников при Администрации президента, публичной поддержки законопроектов о правовом статусе и соцзащите украинских пленников и заложников в России и в ОРДЛО, а также об ответственности за преступления против человечности.

Такое обращение – необходимость, поскольку сегодня родственники украинских пленников остались без контактов с теми представителями власти, которые от имени Украины боролись за освобождение политзаключенных, военных и гражданских пленников.

Дело в том, что участники минской переговорной группы начали слагать свои полномочия. В частности, заявление об увольнении с должности уполномоченного президента Украины по мирному урегулированию ситуации на Донбассе написала первый заместитель председателя Верховной Рады Ирина Геращенко. При этом она заявила, что минской группе – как представительству Украины, так и представительству России и ОБСЕ – нужна перезагрузка.

Аналогичный шаг предпринял и представитель Украины в переговорах Трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта на Донбассе Евгений Марчук: «Я остановил свою четырехлетнюю волонтерскую деятельность в Минском процессе».

Евгений Марчук и Ирина Геращенко / фото УНИАН

Как следствие, даже тот вялотекущий переговорный процесс, который худо-бедно продолжался, сейчас застопорился вовсе. Доказательство тому – перенос заседания трехсторонней контактной группы (ТКГ) на начало июня (еще до второго тура выборов предполагалась очередная встреча состоится 21-22 мая).

Дефицит переговорщиков

Как рассказала УНИАН Ирина Геращенко накануне своего ухода из группы, команда Зеленского проводила консультации с некоторыми представителями ТКГ, однако имен тех, с кем велись переговоры, не уточнила.

По словам бывшей представительницы ТКГ в Минске, координатора гражданской сети «ОПОРА» Ольги Айвазовской, на данный момент переговорная группа, которая работала при президентстве Порошенко, полностью прекратила выполнять свои обязанности. И теперь Зеленскому нужно предпринимать решительные действия. «Нужно в срочном порядке назначить представителей, для того, чтобы процесс продолжался хотя бы на прежнем уровне. Потому что без людей и без позиции со стороны президента о том, как этот процесс будет двигаться, он не может быть продуктивным», — говорит Айвазовская.

В свою очередь, в администрации президента по этому вопросу хранят интригу. По словам нового руководителя АП Андрея Богдана, окончательного решения все еще нет, однако Зеленский, в компетенции которого находится назначение переговорной группы, присматривается к авторитетным украинцам, которых уважают в России.

Андрей Богдан / REUTERS

«Главной задачей является найти тех личностей, которые могут быть с нашей и с российской стороны договороспособными… Мы ждем каких-то сигналов о таких личностях со стороны России, чтобы это был не только наш выбор, а была «взаимная группа», которая бы контактировала, сотрудничала и понимала друг друга», — заявил он.

Откровенно говоря, в то, что Россия предложит какие-то адекватные кандидатуры, которые не вызовут взрыва возмущения в украинском обществе, верится с трудом.

По мнению эксперта «Фонда общественной безопасности» Юрия Гаврилечко, «без решения российского президента невозможно рассчитывать на возращение украинских моряков». «А без посредничества Москвы невозможно организовать обмен пленными между Киевом и непризнанными «ДНР» и «ЛНР», как предусматривают Минские соглашения», — считает он.

«Политика – это искусство возможного. Президент Украины Владимир Зеленский уже доказал, что быстро овладевает этим искусством, договорившись с главами фракций… Кто бы что ни говорил, а свое первое обещание «распустить Раду» он уже выполнил. Самое время перейти к выполнению следующих обещаний. Как говориться: стадион — так стадион, освобождение пленных — так освобождение пленных», — добавил эксперт.

Непобедимое российское упрямство

Минский формат уже давно трудно назвать продуктивным. Сдвигов действительно нет по всем фронтам – от прекращения огня до обмена пленными.

В частности, за все время работы Минской группы удалось освободить только 150 украинцев. Последний массовый обмен состоялся еще в декабре 2017 года – тогда Украине отдали 74 пленника. За весь прошлый год из плена удалось вернуть только троих военных. А восемь военнослужащих ВСУ, ошибочно отклонившись от определенного маршрута на оккупированной части Донбасса, попали в плен российских боевиков, буквально, на днях.

Последний массовый обмен состоялся еще в декабре 2017 года / REUTERS

К сожалению, все это время украинские переговорщики констатировали – главная загвоздка в том, что Россия воспринимает процесс обмена пленными как политический, а не гуманитарный процесс. Ведь, пойди Кремль на уступки, это может стать одним из доказательства того, что РФ – сторона конфликта. А это никак не вписывается в официальную версию Белокаменной, что на Востоке Украины уже шестой год у «украинцев, не согласных с киевской хунтой» не заканчивается новейшее вооружение, которое они «нашли в шахтах».

По словам адвоката Павла Богомазова, именно поэтому в «переговорах» участвуют представители ОРДЛО. Поскольку эти «новообразования» не являются признанными субъектами международного права, то и любые договоренности с ними не имеют никакой юридической силы. Россия этим успешно пользуется уже который год.

Но, чтобы доказать причастность РФ к агрессии, Украине приходится идти длинным путем – в международных судебных юрисдикциях. «Это и ЕСПЧ, в котором уже много исков против РФ об имуществе, угрозе жизни и здоровью, как на территории ОРДЛО, так и Крыма, и международный уголовный суд. Безусловно, Минюст уже работает в этом направлении, но проблема в том, что слишком затягиваются сроки рассмотрения данных исков», — говорит он.

Адвокат убежден, что если рассмотрение таких дел «не ускоряется даже в режиме войны, то можно подумать, что европейские инстанции с опасением относятся к делам о признании вины РФ». «Тем не менее, рано или поздно, суды должны принять решение в пользу Украины и эти решения нам нужны. Команде Владимира Зеленского эта ситуация досталась в наследство. И вряд ли ее удастся разрешить в ближайшее время», — отмечает Богомазов.

Новые посредники не панацея

В качестве пусть не решения, но хотя бы попытки решения, и эксперты, и представители ТКГ отмечают необходимость реанимации Минского процесса после прихода в Украине новой власти. Но вариантов для «оживления» не так уж и много. Одним из самых перспективных довольно часто называют необходимость привлечь к переговорному процессу новых посредников.

Военный эксперт, бывший офицер оперативного управления Генштаба ВСУ, полковник запаса Олег Жданов убежден, что таким посредником может быть та же Германия, Франция, Великобритания, Польша, США.

По словам дипломата, руководителя Фонда «Майдан иностранных дел» Богдана Яременко, США в этот процесс уже фактически ввязались. Ведь именно эту линию на переговорах с главой российского МИДа Сергеем Лавровым в российском Сочи отстаивал госсекретарь США Майк Помпео, когда говорил, что возобновлению доверия сторон мог бы поспособствовать обмен военнопленных.

Майк Помпео и Сергей Лавров / REUTERS

Такого же мнения придерживается и спецпредставитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер, который в одном из последних интервью отметил, что идея обмена «всех на всех», озвученная Зеленским, очень ему импонирует. «Это тот шаг, который Украина последовательно предлагала и при президенте Порошенко. Российская сторона никогда не желала осуществить полный обмен пленными. Думаю, со стороны России было бы хорошим жестом освободить украинских моряков, задержанных в международных водах в Керченском проливе в ноябре 2018 года», — сказал он.

«Это уже ни что другое, как подтверждение того, что США не имеют ничего против такого подхода и пытаются его реализовать», — говорит Богдан Яременко.

Впрочем, вопрос расширения переговорного формата за счет других стран на практике довольно спорный. Можно ли расширить, к примеру, нормандский формат за счет США, или попытаться реанимировать общение в формате стран-гарантов Будапештского меморандума, добавив к США еще и Великобританию, будет зависеть вовсе не от Украины, а от других участников переговоров.

В первом случае – от Германии и Франции. «Хотят ли они видеть США в этом формате», — говорит Яременко.

Во втором случае, от самих США и Великобритании. «Четкого ответа о том формате, который бы устроил многих, нет, потому будет много попыток и, возможно, что-то из этого сработает», — добавляет дипломат.

Новые планы нужны до парламентских выборов

Несколько иного мнения придерживается эксперт по международной политике аналитического центра «Украинский институт будущего» Илия Куса, который обращает внимание, что США и Великобритания, с большой долей вероятности, откажутся от участия в переговорах, даже если предложить. А Россия продолжит гнуть свою линию, не считая себя стороной конфликта.

«Для начала нужно понять, для чего менять формат, так как проблема нерешенности конфликта в том, что позиции Украины и России слишком разные, и те планы, которые были озвучены ранее, зашли в тупик. Потому надо менять подход к конфликту. Чтобы понять, как решать проблему с Донбассом, необходимо провести опросы экспертного сообщества и наметить некие «красные линии». У нас их никто за последние пять лет никто не рисовал – были лишь позиции, сформированные Порошенко и его командой, которые представлялись как превалирующие. Если будут существовать предложения к России, то их можно озвучить на переговорах. И тут вопрос уже не в формате, а в качестве этих переговоров», — отмечает он.

Россия формально готова к переговорам / фото УНИАН

По словам эксперта, в принципе, Россия формально готова к переговорам. И даже надеется на уступки со стороны Зеленского. «Этим моментом нужно как-то пользоваться, но не думаю, что европейские институции как-то смогут ускорить этот процесс в ближайшее время. Практика показывает, что в основном их решения носят рекомендательный характер и почти не имеют рычагов влияния на Россию. Дело в том, что в самой системе международного права не существует механизмов принуждения другой страны к каким-то действиям. Особенно, если это Россия или США. Например, тот же институт санкций может быть эффективным лишь в случае жестких санкций, которые в мировой практике вводились очень редко. Сейчас такие введены против Венесуэлы и Северной Кореи, но, даже с ними государства не идут на уступки и их невозможно изолировать. Россия – огромная страна и изолировать ее физически сложно. Плюс, сильные санкции никто не будет вводить по политическим причинам», — напоминает он.

Таким образом, Куса убежден, что Украина, не имея преобладающих позиций перед противником, не должна на этом зацикливаться. «Все, что требуется – продолжать развивать экономику и показывать свой успех международным партнерам и жителям оккупированных территорий», — считает он.

Политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач добавляет, что надеяться на смену позиции России или стимулировать ее к смене позиции не стоит. «Вместо этого нужно думать о том, что говорит Украина, так как, например, прозвучавшие заявления о референдуме значительно ослабляют наши позиции», — считает он.

На сегодня, по его словам, Россия уже выбрала тактику игнорирования нового президента Украины. И, с большой долей вероятности, это будет продолжаться долго. «Поэтому, если Зеленский определится с кандидатурами для переговорной группы, то технические переговоры могут начаться еще до парламентских выборов. Но на политическом уровне – на уровне президентов – общения будут всячески избегать, как это было накануне президентских выборов», — говорит он.

Впрочем, для Украины это, по словам Горбача, не так у и плохо, так как это не будет стимулировать РФ ухудшать ситуацию или усиливать боевые действия. Это на руку команде Владимира Зеленского, так как ей необходимо время, чтобы элементарно вникнуть в переговорных процесс и ознакомиться с особенностями минского формата.

Пока вопрос, как быстро Украина сможет возобновить эффективные переговоры со страной-агрессором и разблокировать обмен пленными, остается открытым.

Анастасия Заремба, Татьяна Стежар

Источник: УНИАН

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о