По переговорам в нормандском формате

1) Почему Путин может пойти на уступки сейчас? Возможно, у него есть интерес доказать, что ответственность за войну на Донбассе – не на нём (то есть не на Путине), а на Порошенко. Причём доказать – не в рамках своего общества, управляемого пропагандой и репрессиями, а в целом – в европейском контексте. Для этого Путину нужен Зеленский – типа разыграть такой спектакль, что вот был Порошенко – была война, а теперь – наконец-то появился шанс войну закончить. Этот интерес Путина – на самом деле, единственное, что Зеленский может использовать в переговорах как свой козырь, больше играть не с чем.

2) Разговоры о том, что типа нам надо отделяться стеной от оккупированных территорий и замораживать конфликт, – это полная глупость. Почему? Очень просто: у Путина в этой войне наибольший потенциал эскалации. Вот сейчас на фронте гибнет в среднем один наш солдат раз в несколько дней, а Путин легко может сделать так, чтобы гибли по десять наших солдат каждый день. То есть, чтобы заморозить конфликт и – условно – строить стену, всё равно придётся сначала договориться об этом с Москвой. Потому что не существует в природе таких стен, которые могли бы свести к нулю российский потенциал эскалации. Думаете, Москва согласна об этом договариваться? Сомневаюсь. И такую стратегию никто никогда реально не прорабатывал.

3) После захвата кораблей и моряков год назад западные государства не вводили никаких новых существенных санкций против России. Хотя это был вызывающий акт агрессии. Это важное свидетельство. Не стоит надеяться, что санкционная политика Запада против России может играть бОльшую роль, чем сейчас, даже в случае бОльшей эскалации.

4) Главная интрига переговоров – удастся ли избавиться от рамки Минских соглашений хотя бы в некоторых вопросах. Например, о границе. Вот сейчас партии Порошенко, Вакарчука и Тимошенко всё время рассказывают о красных линиях для Зеленского. Но если честно – все красные линии уже переступил сам Порошенко в Минских соглашениях. Вот что есть в «Минске»? Возвращение границы Украине – после выборов и после политического урегулирования. Амнистия для боевиков – безусловная. Закон о выборах для ОРДЛО нужно согласовывать с Донецком и Луганском, то есть с боевиками. Особый порядок самоуправления для ОРДЛО предусматривает тесные самостоятельные отношения ОРДЛО с регионами России, специальное финансирование и собственные силовые и судебные правила. Если Зеленский сможет передоговориться хотя бы о чём-то из этого – ну, было бы просто отлично.

А если нет… То надо понимать: выполнение Путиным первых пунктов «Минска» по безопасности и освобождению заложников будет означать долг Украины выполнять политические пункты – восстановление экономических связей, безусловная амнистия, подготовка к выборам, закрепление на постоянной основе особого статуса ОРДЛО, – а это вход в кризис для нашей политики.

5) Все старые партии просто мечтают, чтобы Зеленский хоть в чём-то ошибся на переговорах и чтобы дал Путину и Меркель-Макрону хоть какое-нибудь невыполнимое обязательство. Красные линии, которые они определяют для Зеленского, – это список их надежд на то, как бы Зеленский мог провалиться и тем самым дать эмоциональную подачу старым партиям, чтобы отыграть своё место в украинской политике. Подлые надежды, на самом деле.

6) В понедельник на встрече в Париже важно заметить: это первая и последняя встреча или первая из серии встреч? Если второе, то шансы на прекращение войны есть. Вот это, для начала, и нужно попытаться увидеть на этих переговорах.

Источник: inforesist.org

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о