Глава набсовета ПриватБанка в своём первом в Украине интервью рассказала НВ Бизнес о противостоянии с Коломойским, о важности корпоративной реформы и роли иностранцев, зарплате и о визите в СБУ

Дело крупнейшего в Украине финансового учреждения — ПриватБанка, стало для Международного валютного фонда и других иностранных партнеров и инвесторов индикатором того, какой путь решила выбрать нынешняя власть для страны— реформ или сохранения коррумпированной олигархии. В СМИ начали использовать понятие «тест власти на дело ПриватБанка».

Международное и украинское сообщество пристально следит за тем, как развиваются события вокруг дела ПриватБанка в Украине и за рубежом. После национализации ПриватБанка в 2016 году выяснилось, что его бывшие собственники вывели миллиарды долларов из этого банка. Как утверждается в материалах судебных исков госбанка, эти деньги, в частности, инвестированы в покупку заводов и недвижимости в США. А государство вынуждено было спасать доведенный до неплатежеспособности ПриватБанк за счет налогоплательщиков в сумме 155 млрд грн.

Бывшие собственники ПриватБанка начали подавать веерные иски в Украине, где суды стали принимать скандальные решения в их пользу.

Однако, ПриватБанку в какой-то мере повезло. Принятый в 2018 году в рамках корпоративной реформы закон, позволил госбанкам создать независимые наблюдательные советы. В набсовете Приватбанка была собрана команда профессионалов из разных стран, которая сумела выстроить эффективную стратегию по возвращению денег, выведенных бывшими собственниками. ПриватБанк, защищаясь внутри Украины, начал подавать иски в зарубежных юрисдикциях, недоступных теневому влиянию украинских олигархов и политиков — в США, Великобритании, на Кипре и в Израиле. Общая сумма претензий по зарубежным искам уже составляет порядка $10 млрд. В 2022 году в Высоком суде Лондона ожидается начало полноценного процесса против Коломойского и его бизнес-партнера Геннадия Боголюбова.

После перехода в государственную собственность в 2016 году ПриватБанк начал показывать лучшие финансовые результаты за все время существования, обеспечивая более 50% прибыльности всего банковского рынка Украины.

Возвращение в Украину бывшего собственника Игоря Коломойского, после победы на президентских выборах его бизнес-партнера Владимира Зеленского в 2019 году, ознаменовалось усилением атак против ПриватБанка. На нынешнее правление и НС ПриватБанка подают иски в суды, заявления в полицию, НАБУ и в СБУ структуры и люди, связанные с Коломойским. В офисе ПриватБанка проводились обыски, руководство банка вызывают на допросы, изымают документы.

Однако за почти двухлетний период отсутствия бывших собственников в Украине в управлении банком, очевидно, пройдена точка невозврата. Созданный наблюдательный совет с независимыми директорами стал серьезной преградой, которая не позволяет не то, что вернуть ПриватБанк назад, но и ставит под вопрос получение олигархами какой-либо компенсации. Особенно, после того как при участии МВФ был разработан и принят Верховной Радой, так называемый анти-Коломойский закон 590-IX, который еще больше снизил шансы олигарха достичь желаемой цели.

Журналисту НВ Бизнес удалось взять первое интервью у главы наблюдательного совета ПриватБанка Шэрон Иски. В прошлом она работала международным советником управления технической помощи казначейства США, экспертом-консультантом МВФ.

В интервью Иски детально пояснила, почему важна корпоративная реформа в Украине и чем грозит ее сворачивание, как она начала работать в ПриватБанке, какую работу проводит она и другие члены набсовета, о планах и зарплате. Шэрон Иски прокомментировала высказывание Владимира Зеленского «дожать банки», рассказала, почему не боится Коломойского и о своем неожиданном визите в СБУ.

Сейчас все больше попыток свернуть корпоративную реформу в Украине. В Верховную Раду уже внесен законопроект, который запрещает иностранцам работать в наблюдательных советах госкомпаний и банков. Очевидно, ПриватБанка это сильно касается. С чем это может быть связано? Не является ли это какой-то охотой на ведьм?

В Украине сейчас много разговоров о реформе корпоративного управления в госсекторе.

И встречается разное, иногда не очень ясное понимание, что такое корпоративное управление и почему оно существует.

Прежде чем мы перейдем к вызовам, я думаю очень важно разобраться в чем суть и цель корпоративного управления.

Эта концепция начала развиваться в США около 20 лет назад. Возможно вы помните большой скандал с энергокомпанией Enron, скандал вокруг Arthur Andersen, когда одна из крупнейших аудиторских фирм потерпела крах из-за внутренних конфликтов интересов и отсутствия контроля. Затем былo фиаско Lehman Brothers, был глобальный финансовый кризис 2008 года, который начался в США из-за конфликта интересов, слабого надзора за небанковским финансовым сектором, недостаточного внутреннего контроля, и как всегда жадности — общего знаменателя всех кризисов.

Корпоративное управление родилось в США как ответ на все эти кризисы. Сейчас эта практика принята и развивается по всему миру. Это набор правил и процедур, система сдержек и противовесов, которая защищает интересы организации, ее клиентов, ее акционеров и общество в целом.

Очень важно, что корпоративное управление начало развиваться и в Украине. Реформа делает свои первые шаги, и перемены не даются легко. Но несмотря на сложности и ошибки, реформа должна продолжаться.

Для устойчивой экономики нужен сильный банковский сектор.

А поскольку банки играют особую социальную роль и подвержены уникальным рискам, корпоративное управление в финансовом секторе крайне важно как единственный антидот коррупции.

Какими могут быть последствия запрета на участие иностранных граждан в наблюдательных советах и как это повлияет на планы государства по приватизации государственных банков?

Их может быть несколько.

Намерение руководства страны реформировать государственные банки и компании — это существенный фактор роста инвестиционной привлекательности Украины.

Если реформы откатятся назад, и не будет людей — независимых, репутабельных и информированных — это негативно скажется на притоке инвестиций в страну. И влияние не ограничится только приватизацией государственных банков.

Независимые иностранные члены наблюдательных советов — это адвокаты и амбассадоры Украины. Мы рассказываем о позитивных изменениях в новой Украине всему миру. Если наш месседж изменится или нас не будет, это также будет иметь влияние.

Кроме того, иностранные эксперты привносят опыт и знания в Украину, чтобы подтянуть государственные предприятия к мировым стандартам и подготовить их к приватизации. Без нас этот процесс займет гораздо больше времени, а стоимость предприятий для акционера может снизиться.

Я надеюсь, что волна негатива по отношению к корпоративному управлению на самом деле приведет к большему вниманию к корпоративному управлению. Например, это интервью, верно?

Мы должны быть в состоянии ответить на вопрос: какую ценность мы приносим. Если мы не можем ответить, то это проблема.

Если реформа корпоративного управления будет свернута, думаете ли вы, что МВФ прекратит сотрудничество с Украиной?

Я не могу говорить за МВФ.

Корпоративное управление необходимо Украине, потому что это хорошо для Украины, для ее будущего. Точка. Если реформа откатится, Украина откатится назад. Это будет страна без надежды побороть один из самых высоких уровней коррупции в мире и один из самых низких уровней жизни ее граждан. Те, кто любят Украину, не хотят этого.

В Соглашении Stand-by с МВФ есть акцент на развитии реформы корпоративного управления — защите того, что уже было достигнуто и следующих шагах реформы. Для успеха необходима последовательная поддержка правительства.

Фото: Privatbank

Есть ли попытки властей вернуть под контроль те компании, которые вот сейчас начинают работать по западным стандартам?

Я не хочу говорить ничего такого, что может восприниматься как политическое заявление.

Представители государства, с которыми я работаю, поддерживают реформу и наши усилия.

Украина трансформируется и движется к европейским стандартам, был достигнут значительный прогресс. Большинство выиграют от этого в перспективе. Но есть те, кто не хотят видеть Украину в ЕС или не хотят, чтобы Украина была частью глобальной экономики как равноправный партнер. Их устраивает статус-кво. Они пытаются помешать реформистам менять страну. Тем не менее реформы продолжаются.

Противники реформы используют термин «внешнее управление» и заявляют, что это плохо для страны. Как вы объясните разницу между внешним и корпоративным управлением

Я не знакома с термином «внешнее управление», объясните, пожалуйста…

Через иностранных членов наблюдательных советов зарубежные страны, такие как США, зарубежные институты, такие как МВФ, пытаются получить контроль над стратегическими секторами экономики Украины и пытаются по сути получить от Украины то, что им нужно. Даже президент сказал, что украинцы в наблюдательных советах чувствуют себя нацменьшинствами.

Внешнее управление — это не корпоративное управление. Могу вас уверить, что ни МВФ, ни иностранные правительства не пытаются прямо или косвенно контролировать ПриватБанк и тем более через независимый набсовет.

Все четыре иностранца в набсовете Привата — выходцы из разных стран.

Мы не воспринимаем себя как иностранных врагов. Мы здесь приглашенные эксперты, нанятые правительством, чтобы защищать его интересы, и прилагаем максимум усилий в работе.

Есть ошибочное мнение о составе наблюдательного совета. Большинство в набсовете — украинцы, все высококлассные эксперты, которые вносят существенный вклад в работу.

Мы равноправные партнеры в том, что мы делаем, мы уважаем вклад каждого, разделяем единые ценности, вместе отстаиваем интересы банка и страны.

Быть независимыми — значит принимать решения, каким способом мы достигаем целей, поставленных акционером, при этом в процессе принятия решения мы свободны от ненадлежащего влияния. При этом, конечно же, мы должны учитывать и учитываем интересы наших стейкхолдеров.

Наша цель — максимизировать рыночную стоимость ПриватБанка, максимизировать дивиденды, при этом поддерживать достаточный уровень капитала для работы банка и его развития — развития кредитования, например. Наша цель — трансформировать банк и подготовить его к приватизации, добиться денежного возмещения ущерба, причиненного банку противоправными действиями.

Эти цели определены акционером. Это наша задача. Мы не выбираем задачу, это делает акционер — государство Украина. Мы понимаем и разделяем эти цели, а наше коллективное знание и опыт помогают их воплотить.

Можете объяснить, почему хорошо, что иностранцы в набсовете ПриватБанка?

Чтобы Украина достигла своей цели, а именно сделала скачек в мировую экономику в ближайшем будущем, ей нужны люди, которые уже делали это, помогали создавать подобные системы по всему миру. Так что экспертиза — это одно. А еще это годы опыта.

В ПриватБанке девять членов наблюдательного совета. Пятеро украинцев и четыре иностранца. У нас девяти огромный опыт работы в финансовой сфере по всему миру: Африка, Азия, ЕС, Восточная Европа, США, Южная Америка — каждый континент!

Украинцы имеют международный опыт, а иностранцы — опыт в украинском финансовом секторе.

Все вместе мы работали как в развитых или развивающихся экономиках, так и на новых рынках. Мы работали во время экономического роста, спада, нескольких серьезных кризисов. При любом развитии ситуации, в нашей команде есть эксперты, которые уже сталкивались с подобным.

А теперь что привносят иностранцы в набсовет ПриватБанка.

Надеюсь никого не обидеть, но иностранцы немного старше, поэтому у нас больше опыта работы в различных экономических реалиях и больше опыта в решении тех проблем, с которыми сейчас сталкивается украинская экономика и ПриватБанк.

А еще на иностранцев меньше влияет система отношений, которая существует в Украине. Мы в меньшей степени подвержены риску прямого или косвенного давления. У нас нет политических связей или интересов. Мы здесь с конкретной целью.

Так что это изолирует нас от негативного влияния и последствий, которые, возможно, наши украинские коллеги менее способны игнорировать или избежать.

Давайте разберемся, почему независимое корпоративное управление настолько принципиально именно для банков?

Банк — это финансовый посредник. Банкинг является наиболее зарегулированным бизнесом в мире. Почему? Банками владеют частные лица, но банки выполняют важную социальную функцию.

В банковском деле есть понятие морального риска. Люди, которым доверяют деньги, а точнее, люди, которые распоряжаются моими деньгами, вашими деньгами, деньгами вашей мамы и бабушки, деньгами вашего брата, вашей компании забывают, что это наши деньги, и что они должны управлять ими в наших интересах. Они начинают думать и вести себя так, как будто это их деньги.

Без корпоративного управления деньги будут украдены. Это неизбежно. Кто-нибудь неизбежно поддастся такому огромному искушению и начнет действовать в своих интересах, а не в интересах клиентов, прежде всего вкладчиков.

Банковское дело действительно уникально в этом отношении. ПриватБанк — крупнейший банк страны, его роль огромна и управлять им нужно правильно, поэтому для нас быть членами Наблюдательного совета ПриватБанка в это время — очень большая ответственность.

Три года назад государство было вынуждено спасать ПриватБанк от банкротства. Это стоило украинским налогоплательщикам 155 млрд грн.

И вы знаете, как можно препятствовать такому сильному моральному искушению? Это миллиарды гривен, долларов, которыми ты управляешь.

Один из ключевых элементов корпоративного управления заключается в том, что ни один человек не имеет полномочий принимать единоличные решения. Большинство решений предварительно изучаются и готовятся комитетами. Я — глава набсовета, но у меня только один голос.

У меня есть свои роли и обязанности, но я не могу сказать председателю правления банка выдать кредит моему другу. Этого просто не может быть, когда у вас есть система сдержек и противовесов.

По всему миру банки часто использовались для собственных интересов. В тех случаях, когда менеджмент или владелец банка, или даже кто-то за пределами банка, могут приказать сотрудникам выполнить действия, не отвечающие интересам банка, но отвечающие чьим-либо интересам, эти действия в конечном итоге наносят убытки. Именно по этой причине многие банки по всему миру потерпели крах.

Давайте приведу пример из старого ПриватБанка: там, например, было очень мало внутреннего контроля. После национализации наблюдательный совет создал в банке систему риск-менеджмента и программу внутренних контролей — это очень важный функционал. Мы утвердили Кодекс Этики в новой редакции и внедрили политику конфликта интересов. Также мы установили лимиты на типы и размеры транзакций, решения по которым могут принимать комитеты банка. Построили системы — электронные и работающие в ручном режиме — которые мониторят и проверяют деятельность банка на соответствие законодательству, правилам и процедурам банка.

Итак, корпоративное управление — это не только операционная концепция, но и операционные практики.

Задача корпоративного управления заключается в раннем выявлении нарушений, чтобы компании могли обнаружить и решить проблему до того, как убытки будут понесены, а организация потерпит крах.

Как работает корпоративное управление в ПриватБанке?

Я уже немного об этом рассказала. Основная работа наблюдательного совета проходит в комитетах, где глубоко изучаются и рассматриваются вопросы по направлениям — трансформация и стратегия, IT, корпоративное управление и работа с персоналом, риски, аудит.

Мы принимаем решения по бюджету, по оргструктуре, по дивидендам, по уровню капитала, решения о соответствии нормативным требованиям. Кроме того, в ПриватБанке мы должны принимать решения о филиале на Кипре и других компаниях, акциями которых владеет банк, например, о банке в Латвии. Мы принимаем решения по юридическим вопросам в Украине и за рубежом.

Как вы видите, бизнес банка широк и сложен. Наша первая обязанность создать основу: политики, процедуры, системы и контроли, по которым банк будет работать. Также определить стратегические цели для банка, нанять правильных людей с нужными навыками, которые будут управлять ежедневной работой банка, а затем смотреть, чтобы все работало правильно.

Не уверена, что все это звучит захватывающе, но это важно и нужно делать.

Фото: Privatbank

Как вы стали членом наблюдательного совета? Или это был тот случай, когда кто-то позвонил вам и сказал: «Привет, Шерон, не хочешь ли ты присоединиться к наблюдательному совету ПриватБанка за большую зарплату?»

Если честно, когда я решила подаваться на конкурс в набсовет, многие люди в равной степени посчитали это и правильной, и безумной идеей.

Я приехала в Украину не летом 2019 года, чтобы приступить к своим обязанностям в набсовете Привата, а намного раньше — в самом конце 2014 года, после Революции Достоинства. Я была частью команды, которая оказывала техническую помощь от правительства США Украине. Наша команда помогала Фонду гарантирования.

До этого весь мой профессиональный путь прошел в США в государственном агентстве по регулированию обанкротившихся банков, пока я не вышла на пенсию и не стала работать за рубежом. Я всегда была государственным служащим, защищала людей, которые пострадали от банкротства банков. Государственная служба — это и карьера, и призвание.

Моя работа всегда заключалась в том, чтобы защищать клиентов банков и следить за тем, чтобы банки работали без нарушений — в США, Украине и других странах.

Вы помните финансовый кризис в Украине в 2014 году? За один год более 30 банков обанкротились, а затем еще 40 банков, пока половина банковской системы не рухнула в течение нескольких лет. Когда я приехала в Киев, Фонд гарантирования вкладов находился в маленьком офисе. Почти каждый день проходили акции протеста, вкладчики выстраивались перед зданием, бросали камни и кирпичи, кричали и протестовали, потому что не могли вернуть свои деньги из банков.

Моя первая задача в Украине заключалась в том, чтобы помочь разработать процедуры для скорейшей выплаты вкладчикам денег по системе гарантирования вкладов.

Мы помогали Фонду гарантирования по ряду вопросов. За последние несколько лет Фонд гарантирования отлично сделал свою сложную антикризисную работу — и я очень горжусь ими.

Трансформация украинского банковского сектора включала и новый закон о корпоративном управлении в государственных банках. Этот закон требовал создания независимых наблюдательных советов.

Насколько я помню, было подано более 600 заявок на отбор членов наблюдательных советов для трех государственных банков. Это был очень конкурентный процесс.

Я решила, что после значительного объема работы, проделанного для Фонда гарантирования, хорошим следующим шагом будет работа на стороне одного из государственных банков по трансформации и подготовке банка к продаже. Это большой вызов, и я подумала, что могу и должна помочь. Ведь это последний рубеж реформирования финансового сектора Украины.

Для людей, которые любят вызовы и хотят что-то изменить к лучшему, нет лучшего места, чем Украина и ПриватБанк.

Подпишитесь, чтобы прочитать целиком

Нам необходима ваша поддержка, чтобы заниматься качественной журналистикой

Подписаться Я уже подписчик

Первый месяц 1 ₴. Отписаться можно в любой момент

Друзья, мы вводим платный доступ к части контента НВ.

Мы гарантируем, что на НВ вы не увидите продвижения интересов политиков, бизнесменов и партий. Вы также никогда не увидите тут скрытой коммерческой рекламы, которую называют джинсой.

Спасибо всем, кто читает и поддерживает нас.

Источник: biz.nv.ua

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о