Когда коронавирус подкосил европейскую туристическую индустрию, среди немногих, кому удалось выдержать удар, были нудистские курорты в Хорватии и Черногории, где число посетителей не снизилось так резко, как на остальных туристических направлениях.

Натуризм — немецкая философия здорового образа жизни и возврата к природе посредством нудистских купаний и загорания на солнце, более известная как Freikörperkultur (культура свободного тела).

В коммунистической Югославии хорватский остров Коверсада в 1960-е стал туристическим раем для нудистов, а сама Югославия в 1972 году — первой социалистической страной в мире, в которой состоялся Международный конгресс натуристов.

Несмотря на тогдашнюю популярность натуризма, представители этого сообщества говорят, что сегодня на Балканах им непросто найти свое место под солнцем.

«Люди приравнивают нудизм к готовности заняться сексом, и это большая проблема, поскольку такой подход — полная противоположность тому, в чем на самом деле заключается натуризм», — рассказывает для Сербской службы Би-би-си Биляна из Белграда, которая посещает нудистские пляжи более 10 лет.

Заманчивое лето 1936-го

Натуризм как философия и образ жизни, посредством которого человек сближается с природой через здоровое питание, физические упражнения и отказ от одежды, был запрещен в Германии с приходом Гитлера.

«Немецкие натуристы нашли прибежище на адриатическом побережье Хорватии, на диких пляжах острова Раб», — объясняет Ерко Сладольев, владелец хорватского турагентства Top Kampovi, который в студенческие годы работал ассистентом директора Коверсады.

По иронии судьбы, немецкие нудисты выбрали для себя место напротив острова Голи-Оток, где югославские коммунисты спустя всего 10 лет открыли исправительный лагерь для «перевоспитания» репрессированных сталинистов и других политзаключенных.

Сладольев, окончивший университет с дипломной работой по теме «Натуризм в Югославии», вспоминает, что британский король Эдуард VIII, который прославился отречением от престола, чтобы жениться на дважды разведенной американке Уоллис Симпсон, не имевшей королевского происхождения, провел август 1936 года на Адриатическом море, на лайнере со своей избранницей.

Они посетили нудистский пляж на Рабе и искупались. Эдуард VIII отрекся от престола в декабре того же года, а в следующем году они с Симпсон поженились.

«Визит британского короля стал мировой сенсацией», — говорит Сладольев, добавляя, что данные о туристическом потоке в те времена показывают, что в годы после визита Эдуарда VIII на остров Коверсада приезжало больше туристов, чем в известные хорватские туристические города Дубровник и Опатию вместе взятые.

«Однако ситуация в Европе усложнилась, началась Вторая мировая война, и эта нить оборвалась», — добавляет он.

Счастливые 60-е: от колхоза до первого коммерческого нудистского курорта в Европе

В 1950-е годы в городе Врсар на острове Коверсада проживало около тысячи человек, которые в основном работали в двух местных колхозах. Большинство из них выращивали фундук и виноград и производили вино.

Остальные ловили рыбу и долбили камень в карьерах, окружающих этот адриатический город.

В начале 1960-х судьбу города резко изменили его прекрасные пляжи.

Благодаря довоенной славе хорватского побережья, остров Коверсада посетила группа натуристов из Германии и Австрии, искавших подходящее место для нудистского курорта, которое они не могли найти в разделенной в годы холодной войны Германии.

«Один такой немец, Рудольф Хельдвиг, работал тренером по плаванию в Черногории. Он пришел к выводу, что дикие пляжи Врсара — идеальное место для нудистского курорта», — говорит Сладольев.

Хельдвигу удалось убедить главу муниципалитета города Поречь открыть на Коверсаде первый в Европе коммерческий кемпинг для нудистов.

«Местные пошли на большой риск», — считает Сладольев.

«Они всю жизнь занимались сельским хозяйством и ничего не знали о туризме, и вдруг решили отказаться от надежного бизнеса и переключиться на натуризм, о котором до того даже понятия не имели».

«На мой взгляд, это был смелый шаг», — добавляет Сладольев, отмечая, что в то время на острове не было даже туалета.

Дикие пляжи Коверсады, которые по-прежнему притягивают множество нудистов со всего мира, начали превращаться в отличный способ зарабатывания денег.

Кемпинг открылся в 1961 году. В течение многих лет с побережья на остров плавала лишь одна туристическая лодка — «Чайка».

Первый сборный туалет появился только в 1962-м. Канализацию проложили лишь через пять лет.

Однако Сладольев напоминает, что это были другие времена, и у большинства и дома не было проведённой канализации.

Сладольев впервые приехал на Коверсаду студентом, в 1969 году, чтобы поработать летом после окончания второго курса туристического факультета в университете.

«Несмотря на то, что все вокруг были обнажены, в течение нескольких дней я чувствовал себя голым среди одетых, потому что в то время я ничего не знал о натуризме», — вспоминает он.

Последовал головокружительный рост туризма — любителей загорать и купаться голышом приезжало все больше и больше.

По словам Сладольева, турпоток на Коверсаду вырос с 6 тыс. ночевок в 1961 году до миллиона в конце 1980-х.

«Против денег никто ничего не имел»

Благодаря быстрому развитию, в 1972-м на Коверсаде состоялся 13-й Международный конгресс натуристов, организованный Международной федерацией натуристов (INF). Съезд прошел со 2 по 8 августа.

Югославия стала первой социалистической страной в мире, в которой провели подобное мероприятие.

«В 1972 году на Коверсаде собралось более 300 журналистов со всего мира. Все ждали реакции коммунистов», — рассказывает Сладольев.

«Однако, — добавляет он, — у правящих коммунистов не было отрицательного отношения к натуризму. Несмотря на предрассудки, они видели в этом потенциал для туристического развития и способ заработать. Никто ничего против денег не имел».

В то же время, признает Сладольев, в югославском обществе существовало сопротивление, и СМИ не всегда положительно относились к этой сфере туристической индустрии.

«В газетах писали разное: что натуризм — якобы открытое приглашение к сексу, что это странно, неестественно, и так далее».

«Мы всегда пытались показать, что поведение на нудистских курортах более ответственное, чем на обычных пляжах, и что нет ничего плохого в том, чтобы купаться голышом, а также что натуризм имеет формирующее воздействие на молодые поколения, которые учатся принимать свое тело таким, какое оно есть», — отмечает Сладольев.

Каково быть нудистом на Балканах сегодня?

Предрассудки не обходят стороной и современных нудистов.

В соседней Сербии, где нет зарегистрированных нудистских пляжей, они посещают дикие пляжи в Белграде, Нови-Саде, Зренянине, Уваце и других сербских городах.

Собеседники Сербской службы Би-би-си говорят, что их покой часто нарушают оскорблениями в их адрес, фотографированием и видеосъемкой без разрешения.

«Это часто происходит на [белградском пляже] Ада Циганлия, где даже нет забора вокруг нудистского пляжа, чтобы закрыть вид на пляж с улицы», — объясняет Страхиня, который говорит, что в последние десять лет почти каждый свободный день проводит на белградском нудистском пляже.

По словам представителей руководящего пляжем государственного предприятия «Ада Циганлия», нудистский пляж существует с 50-х годов прошлого века.

Однако, в отличие от пляжей Коверсады, он не зарегистрирован официально и не отмечен как место, где можно купаться.

Руководители белградского пляжа объясняют, что, хотя это общественное место, и нельзя никому запретить находиться в любой части Ады, посетители дикого пляжа могут купаться «только на свой страх и риск».

Поэтому на пляже нет спасателей и охранников, и он отделен от остальной части Ады забором из растений.

«Я думаю, у нас должен быть настоящий забор, чтобы люди с улицы не могли нас видеть», — говорит Страхиня.

Он добавляет, что нередко «молодые люди приходят на пляж и говорят нудистам что-то вроде «ты сумасшедший, ты ненормальный, ты маньяк, раздеваешься догола, позор тебе», и кидаются камнями через забор».

«В Сербии проблема с культурным воспитанием — мы все еще боремся за самые элементарные вещи», — отмечает президент Ассоциации натуристов Сербии Таня Станкович.

Она говорит, что ассоциации натуристов, которых в настоящее время в Сербии четыре, несколько раз пытались обсудить тему пляжа на Аде с руководством и городскими властями, но те так с ними и не встретились.

Би-би-си от городских властей Белграда не получила комментария с связи с пляжем.

Кроме того, Страхиня признает, что нудисты нередко сталкиваются с сексуальными домогательствами.

«Нудисты, которые постоянно ходят на этот пляж, знают друг друга, поэтому мы заботимся друг о друге. Если мы видим насилие, кто-нибудь из нас обязательно реагирует».

Однако на этом проблемы нудистов не заканчиваются.

«В начале августа кто-то снимал нас с дрона. Пару лет назад моя фотография оказалась в «Инстаграме», из-за чего я испытал сильный стресс», — говорит Страхиня.

Станкович отмечает, что натуризм в Сербии сегодня недопонимают.

«Нам предстоит еще большая работа», — отмечает президент Сербской ассоциации натуристов.

Почему Страхиня продолжает ходить на пляж, несмотря ни на что?

«Мы там как одна большая семья. Мой зубной ходит на этот пляж. Даже хирург, который удалил мне опухоль, оказавшуюся доброкачественной, и которую у меня на спине заметили нудисты, загорающие на Аде, тоже ходит на этот пляж. Это крепкое единство, и мы заботимся друг о друге», — объясняет он.

А Биляна из-за негативного опыта теперь предпочитает загорать на пустых пляжах.

«Для меня нудизм — связь между мной и природой, и я считаю, что лучше всего практиковать его там, где можно на самом деле побыть наедине с природой», — считает она.

Почему нудистские курорты не подкосила пандемия?

Из-за пандемии коронавируса многие этим летом решили отправиться в отпуск на природу, а не в отели и города.

Хотя посетителей меньше, чем в предыдущие годы, Сладольев говорит, что нудистские курорты в Хорватии заполняются гораздо лучше, чем обычные.

«Это своего рода феномен», — считает он.

Кемпинг Совинье на хорватском острове Пашман, недалеко от Задара, посетило 70 процентов туристов по сравнению с прошлым годом. Сладольев это описывает как «фантастический и невероятный результат» для нынешнего лета.

«Спад ощущается, но в основном к нам вернулись наши постоянные гости, большинство из которых — словенцы, немцы и австрийцы», — рассказывает Сербской службе Би-би-си менеджер кемпинга Совинье Мария Угринич.

Похожая ситуация наблюдается в Черногории, утверждает туристическая организация города Улцинь, в которую входит Ада Бояна с ее знаменитыми нудистскими пляжами.

«Посещаемость кемпингов на острове Ада Бояна значительно выше, чем в других местах, — говорит Фатмир Чека, директор туристической организации черногорского города Улцинь. — У нас намного меньше туристов по сравнению с прошлым годом, но если туризм по всей стране упал на 90 процентов, то в кемпингах он сократился всего на 50 процентов».

Сладольев сравнивает это лето с 1982 годом, когда в Югославии была эпидемия оспы. «Это было очень плохое время для туризма, но даже тогда на нудистских курортах было больше туристов, чем на остальных».

«Сезон в Хорватии пройдет с падением на 50-60 процентов, судя по количеству туристов, мы вернемся к периоду между 1980 и 1983 годами», — говорит Сладольев, добавляя, что рыночные прогнозы предсказывают, что упадок будет ощущаться как минимум до 2023 года.

«В одном я уверен, — заключает он. — Люди возвращаются к природе».

Источник: www.bbc.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here