Конфликт вокруг разработки горы Куштау на этой неделе приобрел неожиданный поворот. Власти на словах отказались от разработки шихана и задумались о национализации Башкирской содовой компании — крупнейшего в России производителя соды. Контрольным пакетом в БСК фактически владеет сеть офшорных компаний, владельцы которых избегают публичности.

Башкирская содовая компания (БСК) — это производитель пищевой соды в оранжевой упаковке, которую можно найти почти на каждой кухне. Она изготавливается как раз в башкирском городе Стерлитамак. Именно сода стала причиной конфликта, который разворачивался в последние недели.

БСК собиралась начать разработку шихана Куштау, а местные жители и экологи были против. Шихан — это одиночно стоящая гора. Около Стерлитамака было четыре таких горы, но одну из них, Шахтау, уже практически полностью срыли. Активисты говорят, что эти горы считаются сакральными, с ними связаны местные легенды.

Активисты разбили палаточный лагерь около Куштау, а в середине августа там начались протесты, палаточный лагерь был разогнан полицией, несколько десятков человек арестовано. После в социальных сетях началась общественная кампания в защиту шихана, против разработки Куштау высказались Юрий Шевчук и Максим Галкин.

На сторону протестующих встали и власти. Сначала глава Башкирии Радий Хабиров заявил на встрече с активистами, что разработка Куштау невозможна. Он дал сторонам конфликта две недели на поиск компромисса. Если его не найдут, то Куштау должна будет получить статус особой охраняемой территории. Хабиров также направил в министерство природных ресурсов России обращение о присвоении горе особого статуса.

Затем на сторону протестующих встал президент Владимир Путин. В среду на совещании с членами правительства президент заявил, что в начале 2013 года доля государства в БСК была «абсолютно чудесным образом» размыта и снижена ниже контрольной. «У государства было 62%, а внезапно стало 38%. И как результат приоритеты работы компании резко изменились», — заявил Путин. Он также обвинил собственников компании в «бесконтрольном выкачивании денег безо всяких обязательств, связанных с инвестициями».

«При общем объеме выручки в 2019 году 45 миллиардов рублей на инвестиционные цели пошло только 2,5 миллиарда рублей. Где деньги? Известно, где — в офшорах», — заявил Путин.

Генпрокуратура по поручению президента начала проверку законности приватизации БСК, а власти Башкирии создали свою рабочую группу, которая начала изучать документы по приватизации компании. Хабиров позже оценивал ущерб от приватизации в несколько десятков миллиардов рублей.

По словам Хабирова, собственники вывели из компании за 2-3 года около 6 млрд рублей. «За последние 2-3 года предприятие по решению учредителей давало 6 млрд рублей займов. Давало их предприятиям, у которых уставной капитал менее 100 млн рублей, а собственники находятся в офшоре», — заявил он. Ранее Хабиров говорил о необходимости национализировать компанию.

В минувшую пятницу прокуратура направила в Следственный комитет материалы по фактам злоупотреблений должностных лиц Башкирии в связи с отчуждением госакций БСК. Приватизация компании, согласно заявлению генпрокуратуры, произошла «помимо воли Российской Федерации». Прокуратура подала иск в Арбитражный суд Башкортостана с целью истребовать имущество назад.

Сложная сеть офшоров

Акционерное общество «Башкирская содовая компания» (АО БСК) было образовано в мае 2013 года путем объединения ОАО «Сода» и ОАО «Каустик».

По данным СПАРК, БСК на 57% принадлежит компании «Башхим», а чуть больше чем на 38% — компании «Региональный фонд», которой владеет министерство имущества Республики Башкортостан.

В свою очередь, «Башхим», по данным на 2013 год, полностью принадлежал кипрской компании Modissana Limited. По данным кипрского реестра, эта компания была ликвидирована в 2017 году. Последняя отчетность ее доступна за 2014 год. В ней говорится, что она на 100% владеет «Башхимом». При этом, ее доля в БСК cнизилась с 31,16% в 2013 году до 28,16% в 2014 году.

Среди акционеров Modissana, согласно кипрскому реестру, Александр Фрайман и Дмитрий Пяткин. Ранее региональные СМИ, в частности, ProUfu.ru, называли их в числе бенефициаров БСК. Дмитрий Пяткин также входит в совет директоров БСК.

Пяткина и Фраймана в СМИ называют менеджерами инвестиционной компании «Совлинк». Согласно данным СПАРК, Пяткин полностью владеет компанией ООО «Совлинк Холдинг», а Фрайману до апреля этого года принадлежала половина компании. Это инвестиционно-финансовая компания, которая была основана еще в 1990-е годы. Они консультируют по сделкам по слиянию и поглощениям, а также различным финансовым операциям.

Пяткин и Фрайман, по данным СПАРК, были совладельцами банка «Альба альянс». По данным ЦБ, Пяткин в 2020 году остался единственным владельцем банка. На сайте банка говорится, что с августа этого года он прекратил свою деятельность на рынке ценных бумаг. Рейтинговое агентство «Эксперт» писало, что банк с 2016-го по 2019 годы был убыточным. Агентство сомневалось в качестве его активов и капитала. В прошлом году вокруг банка разгорелся скандал. Тогда Тверской суд в Москве начал рассматривать дело о хищении 500 млн у банка.

Издание Znak.com пишет, что с 2002-го по 2005 год партнером Пяткина и Фраймана по этому банку был миллиардер Виктор Вексельберг.

Помимо Фраймана и Пяткина «Башхимом», а через него БСК, владеют еще две кипрские компании — Keemia Holdings Limited, Beleverd Holdings Limited, а также зарегистрированный на Кипре траст акционеров. Этими компаниями владеют уже компании, зарегистрированные на Британских Виргинских островах, определить их владельцев невозможно. Например, акционером Keemia Holdings Limited владеет компания Banda Stars Limited.

Би-би-си не удалось связаться с акционерами компании. Контактов их в открытом доступе нет.

Руководство Башкирской содовой компании пока не комментировало заявление властей. Гендиректор БСК Эдуард Давыдов заявил лишь, что «это вопрос к акционерам: собираются они продавать, не собираются».

Директор по связям с общественностью БСК Сергей Лобастов в беседе с Би-би-си отказался комментировать вопросы приватизации БСК и грядущих проверок прокуратуры. «Когда пройдут проверки, все само собой будет понятно», — сказал он. Он также заверил, что любые комментарии со стороны акционеров компании появятся на сайте БСК.

Компания, работающая на благо акционеров

В 2019 году чистая прибыль БСК составила 12 млрд рублей против 11,5 млрд рублей в 2018 году, говорится в годовом отчете компании. Основную прибыль она получает от продажи продукции. Помимо соды компания производит различные химические продукты, например, известковое молоко.

На дивиденды за 2019 год компания направила, согласно отчетности, почти 13 млрд рублей — это выше, чем чистая прибыль компании.

При этом в годовом отчете аудиторы Deloitte отмечали, что компании не хватает оборотного капитала: ее краткосрочные обязательства были более чем на 6,8 млрд рублей выше, чем оборотные активы. Причем дефицит оборотного капитала компания испытывала в течение нескольких лет. Общие долги компании в 2019 году превышали 20,6 млрд рублей, а с 2017 года они увеличивались.

За первые шесть месяцев 2020 года компания заработала почти 8,3 млрд рублей — это примерно на 27% выше, чем за тот же период 2019 года.

Как отмечал в интервью «РБК Уфа» директор уфимского филиала «БКС Премьер» Вадим Болтыров, распределение всей прибыли между акционерами характерно для компаний, которые «находятся в жизненном цикле, не подразумевающем дальнейшего развития».

«Я думаю, учитывая еще и внешний фон вокруг компании, акционеры довольствуются тем, что компания генерирует на текущий момент. Другой вопрос — насколько долго это будет продолжаться. Вероятно, ресурсы, выводимые из БСК, направляются на другие, перспективные для инвестора, проекты», — рассуждает эксперт.

«Это не такая уж крупная компания, по большому счету», — рассказал Би-би-си аналитик «Финам» Алексей Калачев. По его оценкам, она может стоить в диапазоне от 40 до 50 млрд рублей. Он сделал эту оценку на основе изучения выручки, прибыли, доходов и основных средств компании. Однако, по его словам, эта компания занимает серьезную долю на рынке и важна для региона.

Но региональные власти, а вслед за ними и президент Владимир Путин, как раз критикуют владельцев БСК за то, что они слишком много средств направляют на дивиденды. Радий Хабиров 19 августа в интервью «Эху Москвы» заявил, что «предприятие надо спасать».

Глава Государственного собрания — Курултая Республики Башкортостан Константин Толкачев также отмечал, что хотя отчеты о деятельности БСК показывают высокую эффективность компании, пока она направлена на благо акционеров, а не региона. «Республике от БСК нужна другая эффективность: инвестиции в производство, в социальную инфраструктуру города, которой пользуются работники БСК, бережное отношение к природным ресурсам», — отмечал спикер.

Согласно отчетности за 2019 год, компания 173,7 млн рублей потратила на рекультивацию (восстановление земель и вод), а еще 550 млн рублей — на благотворительную деятельность.

У компании также есть несколько инвестиционных программ. В годовом отчете компании говорится, что в этом году она собирается потратить около 2,4 млрд рублей на обновление различного оборудование для производства соды, подсчитала Би-би-си.

Есть ли альтернатива Куштау для добычи сырья?

В перечне рисков в годовом отчете компания называет нехватку сырья для производства соды. Сейчас его основным источником служит шихан Шахтау. Разработка этого месторождения завершится в 2026 году, прогнозирует сама компания.

Шиханы преимущественно состоят из известняка — останков морских организмов, которые обитали здесь миллионы лет назад. Из известняка в том числе делают соду. БСК использует технологию, которая требует большого количества сырья.

Судя по фотографиям в региональных СМИ, Шахтау практически полностью был срыт.

БСК получила право на разработку Куштау в августе 2019 года со сроком действия 20 лет. Советник главы Башкирии по вопросам использования природных ресурсов и экологической безопасности на общественных началах Расих Хамитов отмечал в интервью изданию «Коммерсант-Уфа», что в подземной части Куштау находится около 200 млн тонн качественного известняка и этих запасов БСК хватило бы еще на 50 лет.

Сергей Лобастов рассказывал Би-би-си, что пока никаких альтернативных месторождений известняка власти региона компании не предлагали. По его словам, прежде чем дать возможность разрабатывать тот или иной участок недр, необходимо убедиться, что там действительно есть полезные ископаемые, а это долгий процесс.

«Сначала соответствующие органы должны предложить месторождение и его прогнозные ресурсы, потом проходит геологоразведка, и эти запасы подтверждаются или не подтверждаются. Вся эта процедура занимает минимум шесть лет», — объясняет Лобастов.

Специалисты БСК с 2017 года изучали Каранское месторождение, но сочли его непригодным для разработки из-за низкого качества сырья; был вариант продолжать работу на карьере Шахтау, но это оказалось небезопасно, говорит представитель компании.

Однако, как уверяет заведующий кафедрой геологии и полезных ископаемых БашГУ Исхак Фархутдинов, альтернативные месторождения в Башкирии все же есть, просто они находятся далеко от Стерлитамака, и к ним необходимо наладить транспортное сообщение. «Есть Худолазское месторождение, которое в 500 км находится, и если даже в три раза умножить транспортные расходы БСК, их рентабельность снизится до среднерыночной. Экономические расчеты я сам лично изучал», — отмечал Фархутдинов в интервью региональному телеканалу БСТ.

Похожего мнения придерживается и эксперт Greenpeace Михаил Крейдлин. Так, Березняковский содовый завод, который тоже принадлежит БСК, обходится без шиханов. Завод добывает известняк из Чаньвинского карьера.

Башкирская содовая компания — крупнейший производитель пищевой соды в России, однако это не единственный крупный игрок на рынке. Один из конкурентов — Крымский содовый завод, который входит в состав ООО «Белогорские известняки» (Крым был аннексирован Россией в 2014 году, но международное сообщество считает его частью Украины).

На БСК, Крымский содовый завод и Березняковский содовый завод приходится 85% выпуска кальцинированной соды в России, говорится в исследовании аналитического агентства ROIF Expert, опубликованном РБК. Россия полностью обеспечивает себя содой, лишь немногим импортируя соду из Китая. Россия также экспортирует соду, преимущественно в Казахстан.

Чего опасаются экологи?

В ноябре прошлого года шихан Куштау был внесен в список объектов геологического наследия под эгидой Европейской ассоциации по охране геологического наследия ProGEO. Эксперты говорили, что при бурении разведочной скважины на шихане были найдены окаменелые останки древних организмов. При этом Куштау, в отличие от соседних гор-шиханов Торатау и Юрактау, не имеет охранного статуса.

5 августа международная экологическая организация «Гринпис» обратилась к генпрокурору России Игорю Краснову с просьбой вмешаться в ситуацию вокруг горы-шихана Куштау. Экологи отмечали, что месторождение находится на горе, отнесенной к категории «лесопарковые зоны», где согласно Лесному кодексу РФ запрещена разведка и добыча полезных ископаемых.

Экологи «Гринпис» также отмечали, что на Куштау обитают около 50 редких видов животных, грибов и растений.

Как уточняет Исхак Фархутдинов, на шихане Куштау выявлено 23 представителя животного мира, включенных в Красную книгу Республики Башкортостан, 7 из которых входят и в Красную книгу России. Кроме того, на шихане Куштау установлен объект культурного наследия, памятник археологии — селище Куштау.

Источник: www.bbc.com

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о