В Израиле в понедельник были задержаны и арестованы на неделю шестеро подозреваемых в контрабанде алмазов на сумму более 80 миллионов долларов. Уголовное дело о контрабанде, как выяснилось, уже год расследуют израильская полиция и налоговые органы. Во вторник суд города Ришон ле Цион разрешил к публикации их имена. В числе арестованных оказались Звулон Леваев, сын израильского миллиардера советского происхождения Льва (Леви) Леваева, его брат Моше Леваев, а также три сотрудника принадлежащей Леваеву фирмы LLD Diamonds. Лев Леваев – выходец из СССР, один из самых богатых людей Израиля и владелец множества активов в России и по всему миру, сделавший состояние на добыче, торговле и огранке алмазов. Имя Леваева, которого часто называют «алмазным королем», фигурировало и в нескольких публикациях о связях Дональда Трампа с Россией, а принадлежащая ему фирма – в «деле Магнитского».

Курьеры в кипах

В среду, 7 ноября, задержания подозреваемых по этому делу продолжились. Полицейские пришли еще к трем сотрудникам LLD Diamonds, у всех задержанных были проведены обыски. Помимо этого, были арестованы израильские активы Льва Леваева на сумму в несколько миллионов долларов: его вилла и алмазы, найденные в офисах LLD Diamonds в здании Алмазной биржи под Тель-Авивом.

Согласно официально опубликованным подозрениям, израильский гражданин, сотрудник одного из принадлежащих Леваеву российских заводов по обработке алмазов, полгода назад попытался контрабандой ввезти в Израиль драгоценные камни стоимостью в 270 тысяч долларов. Для этого он, предположительно, воспользовался статусом «вернувшегося израильтянина» («тошав хозер»): репатриантам, которые получили израильское гражданство по «закону о возвращении», но потом уехали из страны и прожили как минимум несколько лет за границей, Израиль предоставляет ряд льгот в случае их возвращения в страну для постоянного проживания. В числе этих льгот – таможенные пошлины при ввозе личного имущества. Чемодан с алмазами, как сообщают израильские СМИ со ссылкой на неназванные источники в полиции, был конфискован таможенниками при попытке его владельца пройти через «зеленый коридор» без декларирования ввозимых вещей.

Кроме этого, полиция подозревает, что в действовавшей на протяжении 16 последних лет схеме контрабанды были задействованы учащиеся религиозных иудейских школ – ешив, также привозившие алмазы из России в Израиль – возможно, по той причине, что религиозные евреи с израильскими паспортами вызывали у таможенников меньше подозрений. Но и это еще не все: по версии расследующего это дело полицейского спецподразделения «Лахав 433» (оно известно как «израильское ФБР» и занимается расследованием самых громких дел, связанных с организованной преступностью, в том числе делом о коррупции в отношении премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху), часть ввезенных в Израиль таким образом драгоценных камней была добыта в Африке, в странах, покупка алмазов из которых запрещена международными конвенциями. Такие алмазы часто называют «кровавыми», поскольку деньги от их продажи с большой долей вероятности могут пойти на финансирование военных конфликтов. К этим конвенциям присоединилась и Россия, поэтому если подозрения израильской полиции окажутся обоснованными, это будет означать, что российская таможня по каким-то причинам пропустила через границу алмазы, ввоз которых в страну был строго запрещен.

Детство, отрочество, юность

Лев Авнерович Леваев родился в 1956 году в Ташкенте, в семье бухарских евреев. Его отец, Авнер Леваев, был последователем любавичского хасидизма, деда в 1949 году арестовали за пропаганду еврейских религиозных традиций и сослали в Сибирь на 25 лет. По одним данным, отец Леваева был заведующим государственным антикварным магазином, по другой версии – заместителем директора городского универмага. Как пишет в своей книге «Бизнес по-еврейски» израильский писатель Петр Люкимсон, отец воспитал Леваева в строгих иудейских ортодоксальных традициях, например, приучил его всегда носить кипу, за что Льву не раз доставалось от сверстников-антисемитов. Семья Леваевых была обеспеченной, но при этом вела довольно скромный образ жизни, помогая другим членам общины – в числе прочего Авнер Леваев оплачивал бухарским евреям «штраф», который эмигрировавшие в Израиль советские граждане должны были выплатить властям за полученное в СССР образование, – примерно 1000 рублей.

Свои первые деньги, пишет Люкимсон, Леваев заработал после рождения младшего брата: он сел на велосипед и начал объезжать родственников, каждый из которых давал ему рубль-другой за радостную весть. На скопленную сумму он якобы купил у знакомого своего отца, заведующего складом в магазине, импортные плащи, впоследствии перепродав их в 2-3 раза дороже. Другая легенда гласит, что Леваев на рассвете собирал бутылки в городских парках, зарабатывая таким образом от 80 до 120 рублей ежемесячно – больше, чем его учителя.

В 1968 году Авнер Леваев отправил сына в подпольную ешиву любавичских хасидов в Самарканде, где тот в свободное от занятий время продолжил зарабатывать деньги: ремонтировал и перепродавал сломанные велосипеды и мопеды, а выручку вкладывал в покупку «из-под полы» модных и дефицитных товаров, которые затем перепродавал. На его учебе это никак не сказалось – в статье 2001 года «Леваев и пустота», опубликованной на прекратившем с тех пор свое существование сайте «Общественного Фонда Азиатско-Европейских исследований», сказано, что уже в 13 лет Леваев «прославился среди евреев Ташкента умением толковать на иврите недельную главу Торы».

В этой же статье приводится не самая приятная для Леваева, но и не подтвержденная из каких-либо других источников версия того, почему его семье в 1971 году пришлось репатриироваться из СССР в Израиль. Причиной якобы стал интерес к нему и его отцу со стороны ОБХСС, Отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности – из-за подозрений в спекуляции, являвшейся в Советском Союзе уголовно наказуемым деянием. Перед отъездом в Израиль Авнер Леваев купил на имевшиеся у него деньги алмазы, которые в течение нескольких лет сам и с помощью репатриировавшихся в Израиль бухарских евреев смог вывезти из страны.

Как писал в 2004 году журнал Forbes(сейчас эта публикация недоступна на сайте издания, однако ее копия сохранилась в других источниках), на покупку алмазов перед репатриацией Авнер Левиев потратил 1 млн долларов. В Израиле он смог выручить за них лишь 200 тысяч – по версии Forbes, камни оказались «невысокого качества», авторы статьи «Леваев и пустота» утверждают, что они и вовсе оказались фальшивыми.

Начать с нуля и взлететь до небес

В Израиле, как следует из тех же публикаций в СМИ, Льву Леваеву пришлось начинать карьеру с самых низов алмазного бизнеса. Он устроился гранильщиком в маленькую мастерскую, отслужил в армии, а после этого, в 1977 году, открыл уже собственное гранильное производство. По данным Forbes,взлету Леваева как бизнесмена способствовал кризис на израильском рынке алмазов в начале 80-х годов, когда многие торговцы камнями разорились. Леваеву удалось избежать этой участи, поскольку он избегал брать кредиты в банках под залог собственных запасов алмазов. Для покупки алмазного сырья Леваев ездил по всему миру – от России и ЮАР до Великобритании и Голландии. Он одним из первых начал использовать революционную по тем временам лазерную огранку алмазов, позволявшую нивелировать недостатки каждого конкретного камня. Спустя 10 лет после открытия своего завода в Израиле, в 1987-м, Леваев был одним из крупнейших производителей бриллиантов в мире и получил от крупнейшей алмазодобывающей корпорации De Beers статус «сайтхолдера» – им обладает узкий круг людей по всему миру, имеющий право покупать алмазы без посредников.

В конце 80-х, на излете существования советского режима, при Совмине СССР было создано Главное управление драгоценных металлов и алмазов («Главалмаззолото»), которое должно было управлять добычей золота и алмазов в Союзе, а также гранильной и ювелирной промышленностью, оптовой торговлей алмазами, бриллиантами и ювелирными изделиями в СССР и за границей. По данным отраслевого информационно-аналитического агентства Rough and Polished, специализирующегося на «изучении процессов, определяющих развитие мирового рынка алмазов и бриллиантов», в 1989 году представители «Главалмаззолота» во главе с бывшим руководителем треста «Якутскалмаз» Валерием Рудаковым во время поездки в Израиль выбрали Леваева в качестве партнера для первого совместного советско-израильского предприятия по огранке алмазов. Компания получила название «Руиз Даймондс», в 1991 году, после распада СССР, Леваев стал единоличным участником проекта.

Сейчас «Руиз Даймондс» по-прежнему является одним из крупнейших гранильных предприятий в России, хотя Лев Леваев, если верить данным базы «Контур Фокус», в числе ее учредителей не числится (заметим, что биография Леваева, на которую мы ссылаемся, была удалена с сайта агентства Rough and Polished, однако ее сохраненная копия доступна в интернете).

В 1995 году бизнесмен потерял статус «сайтхолдера» De Beers – по одной из версий, причиной этого стало его участие в распродаже с помощью «серых схем» алмазов из ГОХРАНа СССР. По другой – De Beers почувствовал в Леваеве серьезного конкурента. Зато дружба с Валерием Рудаковым открыла перед ним новые возможности и двери кабинетов на самых высоких этажах власти: Леваев рассказывал Forbes, что не раз встречался с Михаилом Горбачевым, правда, как отмечает бизнесмен, обсуждали они не продажу алмазов, а открытие еврейских религиозных школ, в создание и поддержание которых по всему миру Леваев, как и его отец, вкладывал немалые деньги.

Не возникло у Леваева особых проблем и после смены власти в стране: в 1990-м, как сообщал «Коммерсант», Леваев купил Московский ювелирный завод, а в 1996 году, как пишет Rough and Polished, он стал совладельцем пермского ЗАО «Кама-Кристалл», основным сырьем для которого были алмазы с прииска «Уралалмаз». Вскоре президент России Борис Ельцин подписал указ о том, что 75% добываемого на «Уралалмазе» сырья должно подвергаться огранке по месту добычи, хотя проверка Счетной палаты в 2002 году показала, что Леваев фактически пользуется монопольным правом на покупку сырья у «Уралалмаза». Российские СМИ писали также о том, что компания Леваева «Руиз Даймондс» стала практически монопольным покупателем алмазов, добываемых совместным предприятием «АЛРОСы» и администрации Анабарского района Якутии – ОАО «Алмазы Анабара». Сообщалось и о еще одном якутском предприятии Леваева, ООО «Алми Диам», которое занималось огранкой алмазов, купленных у якутского добывающего предприятия ОАО «Нижнеленское».

Любопытно, что через Пермский край Леваев связан с другим российским бизнесменом, испытывающим в последнее время проблемы, – Дмитрием Рыболовлевым. И Рыболовлев, и Леваев тесно сотрудничали с бывшим губернатором Пермской области, а ныне вице-премьером правительства России и полномочным представителем президента на Дальнем Востоке Юрием Трутневым. Именно во времена губернаторства Трутнева Леваев приватизировал «Уралалмаз», кроме того, Трутнев курировал «АЛРОСу».

Африканские алмазы и война с De Beers

В 1997 году Лев Леваев купил у израильского банка «Леуми» контрольный пакет инвестиционного холдинга Africa Israel Investment Ltd, созданного еще в 1934 году инвесторами из Южной Африки на территории подмандатной Палестины. За несколько лет до этого, как говорилось в публикации на сайте «Общественного Фонда Азиатско-Европейских исследований», он уже начал вести бизнес в Африке, исторической вотчине De Beers. Первой точкой серьезного приложения усилий Леваева стала Ангола, где в 1996 году, как пишет Forbes, Леваев купил за 60 млн долларов 16% крупнейшего в стране алмазного рудника. Этот рудник лишь незадолго до сделки был отбит правительственными войсками тогдашнего президента Анголы Жозе Эдуарду душ Сантуша у повстанцев группировки УНИТА. Леваев быстро наладил связи с Душ Сантушем и вскоре получил эксклюзивное право на покупку ангольских алмазов – в то время как De Beers порой приходилось покупать камни у боевиков УНИТА, что и привело в 1998 году к введению ООН санкций на такие покупки и появлению в последующем «сертификатов Кимберли», призванных гарантировать, что деньги от продажи камней не будут идти на финансирование военных конфликтов. Алмазы, не обладающие «сертификатом Кимберли», стали называться «кровавыми». Forbes и другие СМИ сообщали также о схожих проектах Леваева в Намибии и Конго, а также в Казахстане. Кроме того, бизнес в Анголе позволил Леваеву познакомиться с другим видным репатриантом из СССР в Израиль, Аркадием Гайдамаком, которого несколько раз называли участником схемы поставок оружия из России Душ Сантушу и активным посредником в переговорах по списанию госдолга Анголы перед СССР. В серии документальных фильмов-расследований нидерландского телеканала Zemblaутверждалось, что Леваев не брезговал и покупкой тех самых «кровавых алмазов», а многие его сделки с недвижимостью были лишь частью схемы по отмыванию средств «важных людей из России». Кроме того, авторы расследования говорили о жестоком обращении сотрудников Леваева, бывших израильских «коммандос» из Моссада, нанятых им для охраны алмазных приисков, с местными жителями и работниками. Лев Леваев все подобные обвинения с негодованием отвергает.

Друг Путина, Лужкова и Трампа

По данным агентства Rough and Polished, в 1998–2005 годах Леваев создал предприятия по огранке алмазов также в Индии, Китае, Армении и Украине. Занимался Леваев не только алмазами: как писала в 2005 году газета «Московские новости», на тот момент в его бизнес-империю входили десятки компаний, занимающихся строительством, недвижимостью, энергетикой, туризмом и производством одежды. В Израиле Леваев купил первый русскоязычный телеканал «Израиль плюс» (впоследствии – «9 канал»), стал крупнейшим акционером первого в стране платного шоссе №6 и владельцем сети заправочных станций. Но значительные его интересы все же были сосредоточены в России: в 2001 году он создал компанию Donkamill Holdings Limited для управления российскими активами своего инвестиционного холдинга Africa Israel. В 2004 году мэр Москвы Юрий Лужковназывал Леваева «самым желанным инвестором» в российской столице. В 2007 Donkamill Holdings Limited была переименована в AFI Development. Первые три буквы в названии, отсылающие к африкано-израильской компании Леваева, хорошо знакомы многим москвичам: среди многочисленных проектов AFI Development был торговый центр в комплексе «Москва-Сити», который и по сей день носит название «Афимолл сити». Леваева хорошо знают и в Нью-Йорке: в октябре 2007 года он купил здесь за 525 млн долларов бывшее здание редакции газеты The New York Times. Также в США Леваеву принадлежали почти 200 мини-маркетов «7–11» в штатах Нью-Мехико и Техас.

С именем Льва Леваева, который все это время не прекращал поддерживать ортодоксальных иудеев на территории бывшего СССР (тратя на эти цели, по данным СМИ, до 30 миллионов долларов ежегодно), связывают и создание в 1999 году Федерации еврейских общин России в пику Российскому еврейскому конгрессу Владимира Гусинского. По версии Rough and Polished, это стало «серьезной услугой» администрации Кремля, который вскоре после создания ФЕОР занял Владимир Путин. Агентство предполагало, что в обмен на эту услугу российские власти дали «зеленый свет» девелоперским проектам Леваева и дали ему привилегии в торговле российскими алмазами. В окружении предпринимателя эти слухи категорически отвергали.

Впоследствии Леваев называл Путина «чудесным президентом в том, что касается свободы совести». По данным Forbes, после избрания Путина на этот пост Леваев помогал ему в организации первых встреч с крупными израильскими политиками и с лидерами американской еврейской общины.

Имя Льва Леваева упоминалось и в американской прессе в связи с расследованием попыток России повлиять на исход президентских выборов в США. Правда, упоминания эти не свидетельствуют о вовлеченности бизнесмена в какие-либо противозаконные действия. По данным издания Politico, в 2007 году Трамп активно искал выходы на российский рынок недвижимости. Для этого он объединил усилия с компанией Bayrock-Sapir, которую возглавляли эмигранты из СССР Тевфик Ариф, Феликс Сатер и Тамир Сапир – все они были тесно связаны с любавичским хасидизмом. В том же году Трамп организовал свадьбу дочери Сапира и ближайшего помощника Леваева, которая прошла в его шикарном поместье нынешнего американского президента Мар-а-Лаго в Палм-Бич. Спустя несколько месяцев после этой церемонии Леваев встретился с Трампом, чтобы обсудить потенциальные сделки в Москве, а затем организовал обрезание первого сына новой семейной пары. Трамп присутствовал на этой церемонии вместе со своим будущим зятем Джаредом Кушнером, который позже купил у Africa Israel Investments Леваева 5 этажей в упомянутом выше здании бывшей редакции The New York Times. Как писала летом 2017 года британская газета The Guardian, эта сделка попала в поле зрения спецпрокурора Мюллера, поскольку позднее Кушнер занял 285 млн долларов на ее рефинансирование в Deutsche Bank, «который участвовал в российских скандалах с отмыванием денег и чьи займы Трампу находятся на усиленном контроле».

Дональд Трамп и Лев Леваев:

AFI Investments также была партнером компании Prevezon Holdings, владельцем которой является Денис Кацыв, сын вице-президента РЖД Петра Кацыва. В 2013 году власти США обвинили компанию в отмывании денег, за раскрытие хищения которых из российского бюджета поплатился жизнью юрист Сергей Магнитский. Обвинения были предъявлены на основании «Акта Магнитского», принятого в США годом ранее. В документах Министерства юстиции США о соглашении, в соответствии с которыми Prevezon Holdings в мае 2017 года выплатила американским властям 6 миллионов долларов в обмен на прекращение дела, компания AFI Europe, предположительно связанная с Леваевым, упоминается как должник Prevezon.

Закат империи

Тем не менее, как говорит в интервью Радио Свобода главный редактор израильского издания «Детали» Эмиль Шлеймович, дело о контрабанде алмазов людьми Леваева стоит связывать не с политикой, а с рутинной работой местных правоохранительных органов по наведению порядка в этой крайне непрозрачной отрасли. Сейчас от былого состояния Леваева, которое сильно подкосил сначала мировой финансовый кризис 2008 года, а затем и кризис в России после начала российско-украинской войны и введения санкций, осталась в лучшем случае половина (при сильно выросших долгах перед российскими банками, которые AFI Investments пытается реструктурировать). Чистый убыток AFI Development в 2017 году вырос более чем в 2,5 раза – с 20,7 млн долларов в 2015-м до 55,7 млн. Выручка ТРЦ «Афимолл сити», который считается флагманским проектом компании, снизилась на 12%.

«Forbes в 2018 году оценивает его состояние в миллиард, но мы привыкли к тому, что оценки Forbes бывают довольно часто занижены. Вообще, говорят, что алмазный бизнес – это давно уже не самая большая часть его империи, он потихоньку начал от него отходить. Расцвет алмазного бизнеса пришелся на 90-е годы, тогда Леваев действительно был одним из пяти крупнейших диаманторов, человеком, который оказался в состоянии бросить вызов синдикату De Beers. Но дело в том, что, во-первых, сама бриллиантовая отрасль в Израиле в последнее время переживает спад, и спад значительный. Израиль на этом поле теснит Дубай, теснит Индия, исключительно из-за более благоприятного налогового климата. И даже Бельгия: в свое время Израиль перехватил у Антверпена право называться главной Алмазной биржей мира именно потому, что в нем были созданы более льготные налоговые условия. Сейчас в Израиле эти условия ужесточаются, в Бельгии, наоборот, пересмотрели свою ошибку, в результате экспорт бриллиантов из Израиля падает, причем падает достаточно серьезно. Что касается самого Леваева, то у него тоже все последнее время неприятности. Во-первых, из алмазного бизнеса он потихоньку уходит, оставляя его, по всей видимости, семье. В Израиле у него очень серьезные активы – это финансовая компании, это девелопмент, и это, конечно, строительный бизнес. На пике компания Africa Israel, которая в свое время была им куплена, стоила порядка 28 миллиардов шекелей, по тогдашнему курсу это примерно 6,5 миллиардов долларов. Но в последнее время финансовая структура Леваева, которая выстраивалась на протяжении многих лет через эмиссии, через частичные продажи акций и так далее, «посыпалась».

В последнее время финансовая структура Леваева «посыпалась»

В 2008 году у Леваева на фоне финансового кризиса образовался огромный долг в размере примерно 8 миллиардов шекелей, то есть около 2 миллиардов долларов. Он очень активно занимался его реструктуризацией, активно его погашал и, если я не ошибаюсь, довел объемы долга в итоге до 3 миллиардов шекелей, то есть меньше 1 миллиарда долларов. Но затем начался еще и экономический кризис в России, который подкосил его компанию AFI Development, помешал очередному распределению дивидендов, и там снова возникли проблемы, из которых он уже долго не может вылезти. В последнее время в Израиле были публикации о том, что, скорее всего, Леваев вообще уйдет из Africa Israel, свернет весь этот бизнес, но мы не знаем его дальнейших планов на жизнь – может быть, он вообще предпочтет от всего отказаться и спокойно себе жить дальше в Великобритании (в Лондон из Израиля Леваев переехал в 2007 году, сейчас, по неподтвержденным данным, он постоянно проживает в России. – Прим. РС). Потому что уже понятно, что и ему, и всей семье денег хватит».

По словам Эмиля Шлеймовича, Леваев вряд ли приедет в Израиль, чтобы дать показания по делу о контрабанде алмазов: «Полиция хочет пригласить его для участия в этом расследовании. Оно ведется группой «Лахав 433″ – это Управление по борьбе с организованной преступностью, которое в Израиле ведет самые крупные дела против самых высокопоставленных и влиятельных людей, в том числе против премьер-министра. Насколько я понимаю, Леваев пока возвращаться не собирается. Люди, которые более-менее посвящены в то, как там разворачиваются события, говорят: с чрезвычайно высокой долей вероятности, если он только прилетит в Израиль, то будет задержан уже в аэропорту».

Шлеймович отмечает, что дело Леваева – не первое в своем роде для Израиля. «До сих пор Леваев справлялся с финансовыми трудностями и выходил из них более удачно, чем другие бизнесмены. Скажем, такие как Нохи Данкнер, который был осужден за мошенничество, Элиэзер Фишман, который обанкротился и подставил под удар очень много своих инвесторов. В Израиле дело о контрабанде алмазов не воспринимается ни как какой-то «наезд», не связывается ни с какими политическими нюансами, он вообще не шибко участвовал в последнее время в израильской политической жизни. Когда-то он владел местным русскоязычным каналом, но я так понимаю, что он был рад от него избавиться, когда появился покупатель. Дело о контрабанде, как я могу предполагать, возникло просто в рамках постоянно ведущейся в последнее время работы следственных органов по разоблачению незаконных действий на Алмазной бирже. За этот рынок очень сильно взялись, и Леваев просто стал очередным в этом ряду.

За этот рынок очень сильно взялись, и Леваев просто стал очередным в этом ряду

Для Управления по борьбе с оргпреступностью в Израиле абсолютно нет разницы, кто стоит за нарушителем. Наоборот, если лицо покрупнее, то и шуму, соответственно, будет побольше. Сейчас добыли информацию на него, а до этого добывали на кого-то другого. Особенно они активизировались после того, как в 2015 году разразился скандал вокруг швейцарского банка HSBC, в котором, как выяснилось, израильтяне держали незадекларированные средства. Налоговая инспекция предложила амнистию, а потом начала выискивать израильтян, которые таким образом прячут деньги от налогообложения».

Возможно, говорит Эмиль Шлеймович, в число перевозчиков алмазов из России в Израиль полиция внедрила своего информатора – что и позволило вычислить и арестовать курьера в аэропорту Бен-Гурион:

«Можно предположить, что были какие-то внедренные агенты, потому что, как правило, наши таможенники просто так людей не останавливают и случайно алмазы на сотни тысяч долларов не находят. Есть еще один интересный нюанс: было заявление полиции, в котором говорится о шести задержанных, и полиция говорит, что к этому бизнесу (а там все – контрабанда, подделка документов и так далее) причастны пять из них, а не все шестеро. То есть, может быть, все-таки речь идет о каком-нибудь внедренном информаторе».

По словам Эмиля Шлеймовича, в скором времени можно ожидать новых задержаний по делу о контрабанде алмазов в Израиль – публичная часть этой истории только начинает развиваться. В компании Леваева LLD Diamonds в понедельник сообщили, что ничего не знают о расследовании контрабанды алмазов в Израиль и «действуют в соответствии с нормами, тщательно соблюдая все законы». На момент этой публикации Радио Свобода не получило ответа на письменные запросы в американский и израильский офисы LLD Diamonds с просьбой прокомментировать арест подозреваемых в контрабанде и подтвердить или опровергнуть наличие в их числе брата и одного из сыновей Льва Леваева. В случае если предприниматель или его представители захотят высказать свою точку зрения на происходящее, Радио Свобода готово в любой момент предоставить им такую возможность.

Источник: Krymr

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о