Исследование американских эволюционистов, которое появилось в журнале Cell, дает новое понимание того, как развивался человеческий язык.

Считалось, что эволюция человеческого языка зависела от изменений в одном гене – FOXP2. Эти изменения встречаются только в «человеческой» версии гена – ни у шимпанзе, ни у других приматов они не были замечены. Новый анализ, однако, показывает, что этот ген не претерпел изменений в истории Homo sapiens и что предыдущие результаты могли быть просто ложными сигналами.

Первоначально ген FOXP2 был обнаружен у членов семьи с длинной историей серьезных речевых и языковых расстройств. Тогда он стал первым геном, который был вовлечен в «производство» языка. Позже исследование показало его важность в эволюции человеческого языка в целом.

В ключевом исследовании 2002 года было показано, что в людском FOXP2 есть две мутации, которые не встречаются ни у каких других приматов. В этой работе доказывалось, что распространение мутаций в гене среди людей произошло за последние 200 000 лет.

Старше, чем мы думали

Идея исключительной роли гена FOXP2 в развитии языка заинтересовала ученых. Исследование, проведенное в 2007 году, показало, что ген FOXP2 также мутировал и у неандертальцев. То есть изменения в FOXP2 произошли до того, как начал развиваться язык, – примерно более полумиллиона лет назад.

При этом, как ни странно, результаты работы 2002 года никогда с тех пор не проверяли. Хотя они были основаны на небольшой базе информации. Ученые рассмотрели геномы только 20 человек, среди которых были члены нескольких африканских семей: большинство из них были родом из Европы, Азии и других регионов. Теперь команда ученых из Гарварда и Кембриджа пересматривает эволюционную историю гена, используя больший набор данных и более разнообразный состав населения.

Они обнаружили, что сигнал, который указывает на ключевые изменения в гене, обнаруженный в исследовании 2002 года, вероятно, возник из-за статистического недочета. Недочет был вызван тем, что изучали преимущественно африканцев. Сейчас, с большим числом и большим разнообразием геномов, команда была в состоянии искать сигнал в FOXP2 отдельно у африканцев и отдельно – у неафриканцев, но не обнаружила никаких доказательств.

Кусочек головоломки

Даже если и не было никакой эволюции FOXP2, есть еще много доказательств того, что ген играет большую роль в развитии языка, отмечает Саймон Фишер (Simon Fisher), директор Института психолингвистики им. Макса Планка в Неймегене (Нидерланды), соавтор исследования 2002 года. Эксперименты на мышах показали, что ген важен для работы речевого аппарата. Также мутации в FOXP2 вызывают языковые расстройства у людей.

Язык усложняется и никогда не будет объясняться только одной мутацией в гене современных людей, добавляет Фишер. FOXP2 – лишь один кусочек сложной головоломки и изменения касаются, скорее всего, нескольких генов. Бренна Хенн (Brenna Henn), ведущий автор последней статьи, популяционный генетик в Калифорнийском университете Дэвиса, теперь стремится изучить другие гены, которые считаются важными для человеческой эволюции, — например, микроцефалин, который был связан с развитием мозга. Она опасается, что чрезмерная зависимость от небольших наборов данных исказила наше понимание того, что делает людей уникальными.

Источник: ScientificRussia