Западные издания пишут о кризисе в Украине из-за смерти облитой кислотой активистки Екатерины Гандзюк и о том, что вскоре в стране появится независимая от Москвы православная церковь.

Киевский корреспондент британского журнала Financial Times пишет, что во время слушаний в Верховной Раде, посвященных расследованию покушения на убийство активистки Екатерины Гандзюк, генеральный прокурор Юрий Луценко пообещал уйти в отставку. Три месяца назад активистка из Херсона получила сильные ожоги – ее облили кислотой. Даже на больничной койке она обвиняла местных полицейских в коррупции, а власть – в бездействии и создании атмосферы безнаказанности.

Как пишет корреспондент, грубое убийство и подозрения о том, что его мог заказать влиятельный политик, шокировали украинцев и привлекли внимание к десяткам нападений на активистов и журналистов, так и не расследованным до конца.

Юрий Луценко, который отчитывался перед парламентом, заявил, что эти обвинения были политически мотивированы, а он сам готов уйти в отставку. По его словам, следователи подошли к раскрытию убийства Гандзюк. Он также обвинил самих парламентариев, что они не лишают депутатского иммунитета коллег, подозреваемых в коррупции, а используют смерть активистки для «пиара в борьбе за власть».

Обеспокоенность тем, что нападения на активистов не раскрывают, выразили многие западные политики, в том числе представители Евросоюза и Государственного департамента США, пишет автор статьи.

Дело убийства Екатерины Гандзюк привлекло внимание благосклонного к Украине Атлантического Совета. В публикации аналитического центра приводится печальная статистика: только за год, с 2017 года, в Украине совершили 55 нападений на активистов и журналистов. Пострадал и оппозиционный политик. Издание обратилось к украинским активистам и обозревателям с вопросом о том, как быть сегодня активистом.

По мнению партнера киевского проекта pro.mova Александры Баклановой, опасность ситуации заключается в том, что государство теряет монополию на насилие. По ее мнению, в обществе много недовольства государством, которое выражается в насильственным путем, и выход из ситуации она видит в том, чтобы государство начало выполнять свою функцию эффективнее.

Дмитрий Булах из Харьковского антикоррупционного центра говорит, что в Украине уже небезопасно быть активистом. И, по его словам, на активистов нападают не только физически, но и с помощью сфабрикованных дел. И это уже становится делом выживания. Местные царьки почувствовали опасность, что после Революции Достоинства отношения между властью и обществом могут кардинально измениться. Но со временем они поняли, что ситуация останется прежней, что истеблишмент непрямо даже поддерживает нападения на активистов, которые только создают трудности и угрозы для их доходов.

Украинский журналист Максим Эристави, который работает в Атлантическом Совете, говорит, что политический дискурс в Украине снизил ценность человеческой жизни. Унизительные названия стали повседневностью, создавая соответствующую атмосферу, а политики никоим образом не осуждают эти нападения. А это, по его мнению, означает, что политики являются соавторами появления культуры политического террора против украинского гражданского общества.

Старший научный сотрудник Атлантического Совета Адриан Каратницкийсчитает, что насилие в политике и социальном дискурсе ‒ это то, на что долго не хотели обращать внимание. И ответом на это должно быть сильное государство, опирающееся на верховенство права. Украина, которая борется с внешним агрессором, должна остановить внутренних агрессоров.

Председатель Совета общественного контроля Национального антикоррупционного бюро Украины Виталий Шабунин из собственного опыта рассказывает, что значит быть активистом в Украине: когда выплачиваешь государству половину доходов, а взамен получаешь митинг сотрудников СБУ под собственной домом, химических ожог глаз от людей, близких к Министерству внутренних дел, травлю коллег и родственников провокаторами от СБУ и несколько уголовных дел от генеральной прокуратуры. Но Шабунин еще считает себя счастливчиком ‒ его по крайней мере не зарезали, не застрелили и не взорвали. Кто стоит за 55 нападениями на активистов, МВД Авакова и Генеральная прокуратура Луценко не знают. Следовательно, насилие против активистов будет возрастать, считает Шабунин.

Газета Financial Timesобращает внимание на еще одну новость, связанную с Украиной. На этот раз речь идет о церковных делах. В сердце Москвы в стенах православного монастыря автор статьиРула Халаф пишет о том, как в России переживают потерю контроля над Украиной в духовной сфере. В ответ на решение Константинополя о появлении в Украине автокефальной церкви, Москва решила разорвать связи с Константинопольским патриархатом. Журналистка родом с Ближнего Востока переживает за судьбу православной церкви – ведь это и ее вера, ее воспитали в православной традиции.

Спор, который коснется более чем 300 миллионов православных, имеет сугубо политические корни, считает автор статьи. Президент Петр Порошенко готовится к предстоящим выборам, поэтому такое развитие событий ему на руку, считает британская журналистка. Но, с другой стороны, это Россия аннексировала часть украинской территории (Крым) и дестабилизировала восток Украины, что привело к политизации церковного противостояния.

В России действия Константинопольского патриархата считают частью наступления Запада на Россию, а сюда включают и западные санкции и за Украину, и за вмешательство в американские выборы, и за отравление российского шпиона в Великобритании. Все это, считают в Москве, части заговора с целью подорвать Россию.

По крайней мере в церковном плане Москва собирается ответить тем, что поведет в раскол другие православные церкви. А сколько продлится это противостояние, собеседники в Москве не уточняют. Только надеются, что меньше, чем 1000 лет.

Источник: Krymr

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о