Бывший гонщик Формулы 1, а ныне эксперт BBC Sport Джолион Палмер подвёл итоги гонки в Сильверстоуне, а также рассуждал о системе штрафов в Формуле 1.

Столкновение Кими Райкконена и Льюиса Хэмилтона в Гран При Великобритании вызвало много споров, но в сущности пилот Mercedes проиграл гонку ещё на старте, а не через три поворота. Хэмилтон должен был победить: у него был отличный темп, когда он ехал по свободной трассе, он мог лучше всех контролировать износ резины и, что самое важное, в субботу он проехал великолепный круг в квалификации и завоевал поул. Но из-за слишком сильной пробуксовки на старте Хэмилтон сразу же откатился на третью позицию, уступив гонщику Ferrari Себастьяну Феттелю, который в итоге стал победителем, и напарнику по Mercedes Валттери Боттасу.

Учитывая примерно одинаковый темп Mercedes и Ferrari, в гонке с одним пит-стопом Хэмилтону было бы сложно отыграться и опередить Феттеля, даже если бы обошлось без инцидента с Райкконеном. Это справедливое замечание, учитывая, что в Mercedes не планировали использовать командную тактику, чтобы Льюис смог опередить и Боттаса. Единственная оговорка – мы никогда не узнаем, что произошло бы в этой ситуации в режиме автомобиля безопасности.

По-моему, в инциденте с Райкконеном, когда на первом круге пилот Ferrari атаковал Хэмилтона в третьем повороте, ему стоило действовать несколько осторожнее. В том повороте их машины ехали параллельно, при этом Райкконен находился с внутренней стороны. Хэмилтон оставил ему место, но пошёл на риск, не сделав поправку на то, что соперник может допустить ошибку. Поскольку Кими заблокировал колеса, было очевидно, что он старался избежать аварии, но в итоге всё-таки врезался в Mercedes Льюиса.

Если бы Хэмилтон проехал тот поворот немного шире, то уже в следующем получил бы шанс использовать внутренний радиус и в любом случае сохранил бы позицию. Столкновение всё равно могло произойти, но риск был гораздо меньше, ведь если бы Райкконен заблокировал колеса, у него оставалось намного больше места с внешней стороны поворота.

Безусловно, Хэмилтон не провоцировал тот инцидент, и стюарды справедливо возложили вину на Райкконена. Но для гонки и ситуации в чемпионате было бы лучше, если бы Льюис действовал осторожнее. В конце концов, у него был достаточно высокий темп, чтобы отыграться.

Здорово, когда есть возможность всё проанализировать уже после инцидента. Тот факт, что это домашняя гонка для Хэмилтона, но он плохо стартовал, возможно, тоже сыграл свою роль. Проблема возникла только из-за того, что Райкконен слишком глубоко зашёл в 3-й поворот, стараясь отыграть позицию, и в итоге врезался в соперника. За это финн получил штраф и после гонки взял на себя вину за инцидент – по-моему, это благородный поступок, а мы редко видим, чтобы в пылу борьбы гонщик поступал настолько зрело.

Оба пилота великолепно провели гонку после инцидента. Райкконен был эмоционален в радиообмене с командой, что с ним случается довольно редко – очевидно, ему не нравилось, что он застрял позади более медленных машин Red Bull Racing. Затем он показал прекрасную скорость, отыгрался и поднялся на подиум после потрясающего поединка с Максом Ферстаппеном.

Тем временем, у Хэмилтона было гораздо больше работы. Откатившись назад, он провёл одну из своих лучших за долгое время гонок и финишировал вторым, уступив только Феттелю. После финиша Льюис и команда были очень недовольны. Отчасти это было связанно с тем, что во второй гонке из трех один из их пилотов откатывался назад после слишком амбициозной попытки соперника обогнать его на первом круге. Они даже намекнули, что в Ferrari могли это сделать намеренно. Конечно, это безосновательно. Как только страсти улеглись, руководитель команды Тото Вольфф это признал. Впрочем, как и Хэмилтон.

Райкконен не позволяет себе нечестных приёмов на трассе, и он не должен помогать Ferrari и Себастьяну в оставшейся части сезона, поскольку, скорее всего, в следующем году его заменят на Шарля Леклера, ныне выступающего за Sauber. Кроме того, авария в первом повороте обычно портит гонку обоим участникам инцидента, как это произошло во Франции две недели назад, когда Феттель и Боттас откатились в конец пелотона и были вынуждены отыгрываться.

Хотя обвинить Райкконена в том инциденте было в целом справедливо, я не могу понять, почему он получил именно 10-секундный штраф, если инцидент между Феттелем и Боттасом во Франции был гораздо серьезнее. Феттель уступал гораздо больше и пытался сократить это отставание в быстром повороте, а его оштрафовали всего на 5 секунд.

В вынесении наказаний нет последовательности, и меня как гонщика это расстраивает больше всего. Ситуация во многом напоминает футбол, где решение о штрафах не всегда понятны. Когда тунисский футболист в стиле регби свалил Гарри Кейна в первом матче Англии в чемпионате мира по футболу, это осталось без последствий, но когда игрок из Панамы сделал то же самое, то команда сразу же получила пенальти. Как в таком случае игроки могут понять логику судей?

Такое же недовольство я испытал в прошлом году. В Спа Фернандо Алонсо вытеснил меня за пределы трассы, но избежал штрафа. Ладно. Но меня задело то, что в предыдущей гонке Кевин Магнуссен получил 5-секундный штраф за такой же маневр по отношению к Нико Хюлкенбергу.

Непоследовательность судейских решений – вот что меня не устраивает. Система штрафов должна стать понятнее. По-моему – и это мнение многих гонщиков – какие-то инциденты стюарды иногда рассматривают по-разному. Я готов поспорить, что если бы Магнуссен вытеснил меня за пределы трассы в Спа, а Алонсо сделал то же самое с Хюлкенбергом в Будапеште, то Кевина наказали бы, а Фернандо всё равно избежал бы штрафа. В каждом случае надо оценивать, что произошло, а не кто участвовал в инциденте, или какие у него последствия.

Более глобальный вопрос – нужны ли вообще штрафы за подобные инциденты? Всем нравятся острая борьба и жесткие поединки. Именно из-за этого все смотрят Формулу 1. И всем нравится, когда на трассе появляется автомобиль безопасности. А этот сезон доказал, что сейфти-кар может превратить скучную гонку в триллер с рискованной стратегией и более плотной борьбой в пелотоне.

Да, Льюису в Сильверстоуне не повезло, когда он стал жертвой инцидента, а во Франции в аналогичной ситуации можно было посочувствовать Боттасу. Но в гонках иногда так бывает. В ошибках Райкконена или Феттеля не было никакого коварства. Они боролись за позицию, но что-то сделали неправильно.

То же самое касается инцидента между Романом Грожаном и Карлосом Сайнсом в повороте Copse в минувшее воскресенье. В этом повороте скорости ещё выше, и та авария была гораздо серьезнее. Но решение признать её гоночным инцидентом было верным, хотя с технической точки зрения всё произошло из-за проблемы с избыточной поворачиваемостью у Грожана, а Сайнс ни в чём не виноват.

В чём принципиальная разница между этой аварией и происшествиями с участием Райкконена и Феттеля? Гонщику, находившемуся на внутреннем радиусе, формально оставили достаточно места, чтобы он смог пройти поворот, но то ли из-за небольшой ошибки, то ли из-за слишком высокой скорости Ferrari сместилась к внешней обочине и ударила машину, там находившуюся. Однако из-за аварии на первом круге гонки в Сильверстоуне и во Франции получились гораздо интереснее. Так нужно ли жаловаться?

Может быть, гонщика не стоит наказывать за попытку совершить обгон или защитить позицию, даже если в итоге это приводит к ошибке и контакту? Я по-прежнему согласен со штрафом за любой опасный или циничный манёвр, эквивалентный красной карточке в футболе. Хотя, возможно, эти наказания должны быть более суровыми.

Например, если гонщик вытесняет соперника за пределы трассы, особенно на прямой, то его надо судить строже, поскольку это очевидная и намеренная попытка нарушить правила. То же самое можно сказать об очевидной двойной смене траектории – Ферстаппен несколько раз это делал, а это явное нарушение правил. Кроме того, наказывать надо за превышение скорости на пит-лейн или игнорирование синих флагов. В таких ситуациях всё понятно.

Раньше за гоночные инциденты вообще не штрафовали, поскольку накал страстей высок, а действовать надо в интересах спорта. В Сильверстоуне стюардам пришлось принять непростое решение, ведь вся команда Mercedes, Льюис Хэмилтон и их болельщики могли здорово расстроиться, особенно учитывая важность этой гонки для британца. Но в другой ситуации решение могло бы быть иным.

Источник: F1news.ru