Киеву нужно пристально следить за попытками Реджепа Эрдогана сблизиться с Москвой: речь не только о покупке российских С-400

Эрдоган победил на досрочных выборах в первом туре с результатом 52,5%. Фото: twitter.com/Nomysahir

По результатам обработки почти 100% бюллетеней на досрочных исторических парламентских и президентских выборах, которые прошли вчера 24 июня в Турции, победил нынешний президент Реджеп Тайип Эрдоган (52,5%) и блок, возглавляемый его Партией справедливости и развития (53,6%). Эрдоган выиграл президентские выборы в первом туре, а проведенный весной прошлого года конституционный референдум позволил ему сконцентрировать всю полноту власти в своих руках: должность премьера упразднена, а президент получил право назначения всех министров и влияния на суды.

Так что последующие пять лет президентства Эрдогана ознаменуются не только решительными экономическими реформами, так как после неудачной попытки госпереворота Турция переживает острый экономический кризис, но и существенным укреплением президентской вертикали.

Правда, и оппозиция на этот раз показала мощные результаты. Главный оппонент Эрдогана из Республиканской народной партии Мухаррем Индже получил 30,7%, а оппозиционный блок партий «Национальный альянс», в который входят «Республиканская народная партия», «Хорошая партия» и «Партия счастья» набрали 34%.

Курс на экономический рост

Реджеп Тайип Эрдоган у власти в Турции уже 16 лет и не проиграл ни одних выборов. Для страны, которая претендует на статус демократической, это довольно много. Больше, наверное, только Владимир Путин у руля России – 18 лет – хотя демократией ее назвать сложно, хоть кремлевские элиты трубят об этом на каждом шагу. Да и в самой Турции с демократией не все хорошо: за последние 10 лет по данным Freedom House Анкара показала рекордное падение уровня демократии – на целых 32 позиции. По этому показателю Турция на первом месте, обогнав даже страны Африки.

После неудавшейся попытки государственного переворота в 2016-м (кстати, режим чрезвычайного положения в Турции действует по сей день), ЕС и США констатировали существенный регресс демократии. Репрессии против оппозиции, закрытие СМИ, массовые увольнения и аресты, в том числе и европейских граждан и, наконец, заявления о возможном возвращении смертной казни – все это вбило клин между Анкарой и Западом. В специальных репортажах из Турции , что в первые годы у власти Эрдоган действительно держал курс на Европу, проводил реформы, именно при нем начались переговоры по членству Турции в ЕС.

Но неудачный референдум по объединению Кипра, попытка госпереворота и серия кровавых терактов внесли свои коррективы. Закрытие более 125 оппозиционных СМИ, арест более 160 тысяч последователей Фетхуллаха Гюлена (бывшего соратника Эрдогана, обвиненного в попытке госпереворота), разгром связанных с «гюленистами» компаний, дискуссии по изменению конституции (по переходу к президентской республике) и антиамериканская риторика (США поддерживают курдов в Сирии и Ираке) только усилили экономический кризис и отток иностранных инвестиций.

В статье «Как сближение Турции и России сказывается на отношениях с Украиной» сайт «Сегодня» писал, как из-за всех этих событий турецкая лира обесценилась на 30%, а Эрдоган лично призывал граждан сдавать валюту, чтобы укрепить национальную лиру. И, что самое интересное, люди шли и сдавали, потому что верят Эрдогану и его партии. Поэтому эта избирательная кампания основывалась в основном на лозунгах об экономическом росте ну и, конечно же, о высокой террористической угрозе, которую нужно остановить.

Но одними призывами к народу рейтинг не «прокормишь». Тем более, как констатировали турецкие и западные аналитики, позиции Реджепа Эрдогана и его партии начали ослабевать. Причем начала ослабевать и поддержка Эрдогана внутри его родной партии. Все это толкнуло турецкого лидера к конституционной реформе: на прошедшем 17 апреля 2017 года референдуме 51,41% турков одобрили 18 поправок к Конституции, по которым должность премьер-министра ликвидируется, а министров будет назначать не парламент, а президент лично.

Прошедший конституционный референдум в Турции осудили все западные демократии, ведь, де-юре и де-факто Эрдоган выстроил всю вертикаль власти лишь под одного в стране человека – под себя. Более того, поправки в Конституцию, одобренные на референдуме, дают президенту право влиять на судебную ветвь власти. Но, как ни странно, в этом его поддерживает большинство людей, ведь закрывать глаза на очевидные успехи его правления нельзя – за последние 10 лет годовой доход на душу населения в Турции увеличился с $3,5 тыс до $10 тыс.

Фактор оппозиции пошатнул Эрдогана

О назначении досрочных парламентских выборов на 24 июня Реджеп Тайип Эрдоган объявил лишь в апреле, когда к этому призвал его партнер по коалиционному блоку председатель ультраконсервативной Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели, оставив оппозиции, да и самому себе мало времени на подготовку и проведение нормальной кампании. Хотя до этого сам Эрдоган и члены его Партии справедливости и развития (ПСР) отвергали возможность досрочного голосования, заявляя, что выборы пройдут, как и положено по закону осенью 2019 года.

Многие западные СМИ, освещая досрочные выборы, называли их историческими. По мнению Директора дипломатической академии Украины Сергея Корсунского, историчность этих выборов в том, что через 95 лет после создания парламентской Турецкой Республики по модели Мустафы Кемаля Ататюрка, она превращается в президентскую.

«Это ключевой момент, который является серезнейшей трансформацией, поскольку мы отлично знаем, что если президентская республика строится на демократических основах, она должна иметь серьезную систему сдержек и противовесов. Это как раз тот момент, вокруг которого идут ожесточенные дебаты. К примеру, в Америке есть такие сдержки и противовесы в виде двухпалатного Конгресса, Верховного суда, возможности проводить специальные расследования. В Турции же ничего этого нет, и президент единолично решает все вопросы», – сказал сайту «Сегодня» Сергей Корсунский.

За выборами в Турции наблюдали 415 международных наблюдателей. По словам посла Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Одри Гловер, все прошло хорошо и без нарушений. Наблюдали за выборами в Стамбуле и украинские парламентарии.

«Уже в 7 утра были на избирательном участке, – писала в своем Facebook первый вице-спикер ВР Ирина Геращенко. – Члены комиссии тщательно пересчитывали бюллетени и штамповали их, чтобы успеть к открытию, до 8. В президентском бюллетене – 6 фамилий: 5 мужчин и одна женщина. Впервые в истории Турции проходят одновременно президентские и парламентские выборы, и впервые турки могут голосовать не за партию, а за коалицию – в бюллетене представлены варианты двух возможных будущих коалиций (и для победы нужно было преодолеть 10% проходной барьер – Авт.)».

Явка на досрочных президентских и парламентских выборах в Турции составила 87% . Журналист Мустафа Йилмаз, который работал на выборах в Стамбуле, даже пошутил об этом в своем Twitter: «Иностранные наблюдатели меня часто спрашивают, почему в Турции такая высокая явка? Лучше посмотрите вот это: мужчина несет своего 80-летнего отца на спине, чтобы тот смог проголосовать. Это лучший пример».

Главные дискуссии сейчас разворачиваются вокруг недемократичной президентской модели правления, к которой Турция перешла на конституционном референдуме в прошлом году. Однако судя по количеству соперников Эрдогана на этих президентских выборах, недемократическими их назвать ну никак нельзя – за президентское кресло в стране боролись шесть человек.

Главный соперник Реджепа Эрдогана – Мухаррем Индже от Народно-республиканской партии (НРП). Член парламента Турции с 2002 года, Индже пришел в политику в 90-х, до этого проработав преподавателем физики в нескольких школах. Обвинял Эрдогана и его команду в организации неудавшейся попытки госпереворота , критиковал власть за провалы в экономике и по его мнению в образовании. В случае победы обещал отменить одобренные на референдуме конституционные поправки и продать президентский дворец с молотка.

По результатам голосования за парламентские партии победила правящая ныне Партия справедливости и развития. Хотя до единоличного управления парламентом (в котором 600 мест) ей не хватило всего 8 мандатов: с результатом в 42,5% она получает 293 места. Но если учитывать, что на выборы ПСР шла в блоке с Партией националистического движения, то на двоих они набрали 53,6% голосов или 343 места в парламенте. У оппозиционного блока партий «Национальный альянс» 190 мандатов на всех.

Также в парламент проходит левая прокурдская «Демократическая партия народов», преодолев 10% проходной барьер – у них 67 мандатов. Ее лидер и кандидат в президенты Селахаттин Демирташ вел кампанию из тюрьмы. Его и еще 10 заключенных членов ДПН правящая партия Эрдогана обвиняет в действиях в интересах запрещенной Рабочей партии курдистана, которая с турецкой армией в состоянии вооруженного конфликта уже много лет.

Для международного сообщества, как и для Украины, чего-то принципиально нового от Турции ожидать не стоит. Ближайший жесткий разговор у Реджепа Эрдогана предстоит на саммите НАТО в Брюсселе 11-12 июля. Анкара не отказалась от идеи покупки у России зенитно-ракетных систем С-400. Если покупка таки произойдет, то, по словам помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсса Митчелла, Турция не только попадет под действие санкционного антироссийского закона CAATSA. В беседе с сайтом «Сегодня» Сергей Корсунский подчеркивает, что не совсем понятно, от кого собирается защищаться Турция с этими российскими комплексами, поскольку они рассчитаны против именно самолетов НАТО.

В этой связи Киеву нужно пристально следить за попытками Реджепа Эрдогана сблизиться с Москвой. И речь не только о возможности покупки российских зенитно-ракетных комплексов. Не стоит забывать, что Анкара вместе с «Газпромом» продолжает строительство «Турецкого потока». Напомним, что вместе с запуском «Северного потока-2» эти две обходные трубы могут запросто «выключить» украинскую ГТС из транзита российского газа в Европу. Плюс напомним, как в эфире одного из турецких телеканалов пару дней назад Реджеп Эрдоган сравнил себя с Владимиром Путиным: «Есть два наиболее опытных политических лидера – Путин и я. Если сопоставить сроки пребывания на посту президента и премьер-министра, мы с ним находимся при власти в целом без перерыва 15-16 лет».

Источник: Сегодня

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о