Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс не выбирает выражений, говоря в интервью немецкой Die Welt об отношении к белорусским властям. Москва «безумца из Минска» вряд ли поддержит, считает он. Скорее России вместе с ЕС следовало бы добиться новых выборов для белорусов.

© AP Photo, Dmitri Lovetsky

Ни одна другая страна так решительно не поддерживает белорусскую оппозицию, как Литва. Министр иностранных дел страны Линас Линкявичюс ждет действий со стороны Германии и ЕС. Он резко высказывается о диктатуре Александра Лукашенко

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс играет решающую роль в борьбе за власть в Белоруссии. При его ключевой поддержке оппозиционному кандидату в президенты Светлане Тихановской гарантировали защиту в Литве. Линкявичюс принимает корреспондента Die Welt в своем кабинете в Министерстве иностранных дел в Вильнюсе. Совсем недавно к нему приезжал с визитом заместитель госсекретаря США Стивен Биган. Die Welt: Господин Линкявичюс, ситуация в Белоруссии напряженная, тысячи людей выходят на улицы, протестуя против автократа Александра Лукашенко — а сам он с автоматом в руках похож на человека, который готов на все. Ни один высокопоставленный европейский политик не находится так близко к происходящему в Белоруссии, чем вы. Что будет дальше?

Линас Линкявичюс: Я не беру на себя смелость делать прогнозы. Но вы правы, ситуация напряженная. Это связано прежде всего с тем, что переизбранное руководство страны полагает, что у него есть полномочия на подавление протестов и арест граждан. Мы должны осознать, что под ударом оказались мирные протестующие, не радикалы. На допросы вызывали даже членов Координационного совета, в том числе бывшего министра культуры. Это люди, с которыми режим мог бы вести диалог. Но Лукашенко выбрал другой путь.

— Какую цель преследует Лукашенко?

— Он хочет спасти себя, но живет в параллельном мире. Я не знаю, откуда он берет информацию, но если он действительно думает, что большинство белорусов его избрали и поддерживают, то ему пора очнуться. Все-таки речь в первую очередь идет не о Лукашенко, а о белорусах. Лукашенко ведет страну к все более безвыходной ситуации, а они страдают. Лукашенко притворяется, будто заботится о суверенитете Белоруссии, в действительности же он просто хочет спасти самого себя.

— Вы быстро выступили с требованием ввести санкции против режима — и нашли сторонников в ЕС.

— Мы теперь должны доказать, что можем не только говорить, но и действовать. Общие европейские санкции должны надо реализовать как можно скорее. Когда именно, нам еще предстоит решить. Но могу вас заверить, что по крайней мере национальные санкции с нашей стороны были введены быстро.

— Вероятно, это не заставит Лукашенко сменить курс.

— Мы небольшая страна и предпочитаем вводить санкции совместно с ЕС. При этом мы особенно рассчитываем на руководство Германии, к тому же Берлин сейчас председательствует в Совете ЕС. Но тем не менее мы не можем сидеть сложа руки. Мы — свидетели нарушения прав человека, в Белоруссии пытают людей. Речь здесь идет об универсальных правах.

Скажу еще раз: мы вправе не только призывать, мы должны действовать. И надо перестать относиться к режиму в Белоруссии как к избранному правительству. Это не так. Мы должны изолировать этих людей и ввести против них санкции, заморозить счета и ограничить свободу их передвижения. Нет никаких оснований наблюдать, как представители режима сегодня в Минске пытают людей, а завтра едут за покупками через границу в Вильнюс.

— Санкциями вопрос не решить. Что надо делать дальше?

— Должны быть объявлены новые выборы. Это единственный путь. Режим не может «закрыть» всех протестующих. Их слишком много. Сложилась патовая ситуация: граждане митингуют, Лукашенко не знает, что делать, и обращается в поисках помощи к Москве. Но у Кремля свои проблемы, на Дальнем Востоке тоже протесты. Нет уверенности, что Москва поддержит безумца из Минска, что бы он ни сделал.

— Не может ли произойти так, что протесты утихнут, люди устанут, если Лукашенко не пойдет на уступки?

— Он на это и рассчитывает. Но и у протестующих хватает выдержки. Кроме того, после пыток и всего остального пути назад больше нет. ЕС, США, ОБСЕ, а также Россия должны оказать давление на Лукашенко и таким образом добиться проведения новых выборов.

— Заметно, что литовское правительство выступает в ЕС активнее всех, как заметно и выражение солидарности на улицах в Вильнюсе. В выходные литовцы даже создали «живую цепь» до самой белорусской границы. Почему, как вам кажется, литовцы так поддерживают Белоруссию?

— Это отчасти связано с нашей историей. 23 августа 1989 года мы встали в «живую цепь» от Таллина до Вильнюса в знак нашего стремления к независимости. Это была попытка привлечь к себе внимание мира. Внимание важно.

Вот, думаю, одна из причин, почему литовцы в годовщину «Балтийского пути» создали «живую цепь» до самой границы. Кстати, это была не инициатива правительства, а частный проект.

— Кандидат в президенты от оппозиции Светлана Тихановская находится в Литве. Вы пообещали ей защиту. Когда она вернется в Белоруссию?

— Этого я не знаю, это ей решать. По крайней мере она хотела бы вернуться. В то же время власти там с ней нехорошо обошлись. Мы видели отснятый материал. Это должен понять каждый в Европе, кто хочет общаться с Лукашенко. Мы больше не можем с ним разговаривать. С моральной точки зрения он сбился с пути.

Автор: Филипп Фритц (Philipp Fritz) для Die Welt, Германия, перевод ИноСМИ

Источник: www.obzor.lt

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о