По крайней мере, в Центральном райсуде.

Глубокой осенью 2018 года все попытки КПК «Сберегательный центр «Золотой фонд» в Омске (а это «чудо экономической мысли распространилось по многим городам и весям страны) избежать банкротства потерпели неудачу в 8-м апелляционном апелляционном суде. При этом второй стороной выступал Центробанк, который обнаружил фактическую «неплатежеспособность» структуры еще осенью 2017 года. Однако, как известно, раз машину завели, то грешно было бы отказываться от варианта получения прибыли. На факт, что под чары «обаятельных пустословов» попадают ни в чем неповинные граждане мало кто обращал внимание.

На тот момент недостача активов превышала 177 тысяч рублей при обороте в 548 тысяч. Да, с одной стороны цифры не столь впечатляющие. Но если учесть, что обогатиться таким образом мечтали отказывающие себе во многом пенсионеры, то ситуация немного видоизменяется. В общем, по большому счету зашла речь о накренившейся финансовой пирамиде. С поправкой на уже не такое «дикое» время уровня небезызвестного Мавроди достичь уже не удалось. Даже попытка «загасить» недостачу по кассе оказалась неудачной. Тогда то и возникло уголовное дело с десятками пострадавших, разыскиваемых всевозможными способами, в том числе и через прессу.

В Центральный райсуд дело поступило против некоего Алексея Филатова. Он являлся главным бухгалтером кредитного кооператива и, как считает следствие, «изрядно начудил» в балансовых ведомостях организации. Чтобы, как говорится, все было шито-крыто. Разбирательство, которое спустя год и два месяца подошло к логическому финалу, велось по статье «фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации».

— Филатов обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 172.1 УК РФ, «фальсификация финансовых документов учета в отчетности финансовой организации», то есть внесении в документы бухгалтерского учета и отчетность кредитного потребительского кооператива заведомо недостоверных сведений об обязательствах, имуществе, финансовом положении организации, а также подтверждение этих сведений, представление их в Центральный банк Российской Федерации. Они могли быть совершены в целях сокрытия признаков банкротства, — рассказала БК55 представитель окружной прокуратуры Людмила Метелева.

Вину признавать Филатов не спешил: егоо главным аргументом было то, что умысла обводить вокруг пальца именно ЦБ РФ не было. Тогда статья действительно была бы применена неверная.

При этом фактов фальсификации финотчетности отрицать главбух КПК не спешил. Оправдание скорее содержало ссылку на «неправильное поведение» Центробанка, не ставшего подробно знакомить обвиняемого со своими выкладками.

Несмотря на такие «маневры», гособвинитель предложила для исправления поведения омича отправить его в колонию общего режима на год, а также лишить права заниматься деятельностью, связанной с осуществлением властных, орграспорядительных и административно-хозяйственных функций еще на 2 года. Примечательно, что максимально ему могло светить 5 лет за решеткой и до 3 лет «ущемления» в карьерных правах.

Евгений Куприенко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here