В понедельник Россия и Кипр договорились повысить на 15% налог на проценты и дивиденды, которые переводятся на зарубежные счета. Этому предшествовали несколько месяцев переговоров и публичный разрыв соглашений. Россия добивается повышения налогов на капитал и от других стран. Зачем это нужно и чего ждать бизнесу?

О достижении договоренности первым сообщил в своем «Твиттере» министр финансов Кипра Константинос Петридис, а затем это подтвердили и в российском минфине.

Замминистра финансов Алексей Сазанов пояснил, что Москва остановила процесс денонсации налогового соглашения с Кипром, запущенный 3 августа.

В ближайший месяц планируется также завершить переговоры с Люксембургом и Мальтой — на тех же условиях, добавил он. В пятницу 7 августа Сазанов заявлял, что эти страны согласились поднять ставки на проценты и дивиденды из России до 15%.

Ранее российский замминистра финансов говорил, что в течение ближайших недель должен быть получен ответ от Нидерландов, которым отправили аналогичное предложение.

Процесс был запущен после телеобращения президента Владимира Путина 25 марта, в котором он говорил о мерах по поддержке населения и бизнеса во время пандемии коронавируса. Тогда он, в частности, предложил ввести налог в размере 15% на дивиденды, выводимые на зарубежные счета.

«Сейчас две трети таких средств, а по сути это доходы конкретных физических лиц, в результате разного рода схем так называемой оптимизации облагаются реальной ставкой налога лишь в 2%. Тогда как граждане даже с небольших зарплат платят подоходный налог в 13%», — объяснял свое предложение Путин.

Как развивался спор России и Кипра

Кипр уже давно является наиболее популярной у российского бизнеса низконалоговой юрисдикцией, через которую капитал переводится в офшоры и обратно в Россию. По данным ЦБ, только за 2019 год Россия вложила в Кипр более 14,5 млрд долларов, а получила 8,1 млрд прямых инвестиций.

Москва и Никосия несколько месяцев вели напряженный диалог по поводу введения новых налоговых правил для дивидендов. В апреле минфин РФ предложил кипрским властям отменить все льготы по налогу на дивиденды и проценты, однако Кипр на такой жесткий вариант не согласился.

Как сообщало агентство ТАСС со ссылкой на источник в кипрском правительстве, 2 июля во время второго раунда переговоров между финансовыми ведомствами двух стран представители Кипра потребовали внести в документ ряд исключений. В частности, они настаивали на необходимости «освободить от повышенного налогообложения государственные компании, те предприятия, ценные бумаги которых котируются на бирже, а также юридических лиц, надзор за деятельностью которых ведут инвестиционные группы».

Однако, как отметил собеседник агентства, «российская сторона посчитала, что предложенный круг компаний слишком широк».

В итоге 3 августа минфин объявил о начале денонсации соглашения с Кипром об избежании двойного налогообложения, заявив, что предложения кипрской стороны «размывают и делают недостижимым предполагаемый российской стороной эффект от принимаемых мер по поддержке национальной экономики и социальных программ».

В ведомстве также отмечали, что предложенные Никосией меры «будут способствовать безналоговому выводу с территории Российской Федерации через кипрскую юрисдикцию значительных финансовых ресурсов российского происхождения».

Тем не менее переговоры все же продолжились. В воскресенье заместитель министра финансов Алексей Сазанов пояснил, что Россия предложила Кипру повысить налог на проценты и дивиденды до 15%, но при этом сделать исключение для институциональных инвестиций.

Борьба за продвижение российских офшоров

С помощью пересмотра налоговых соглашений российские власти планируют подтолкнуть компании, использующие иностранные фирмы, к переходу в так называемые специальные административные районы (САР) в Приморье и Калининградской области.

Российские «офшоры» начали создавать в 2018 году. В министерстве экономического развития ожидают, что к концу году количество резидентов на островах Русский и Октябрьский вырастет с 31 до 40 компаний, писала РБК. Возможность переезда на остров Октябрьский обсуждали, например, акционеры компании «Лента», зарегистированной на Кипре.

Бизнесменов, желающих переводить свой бизнес в специальные административные районы России, пока не так много, и их нужно дополнительно стимулировать там регистрироваться, говорит партнeр юридической компании Amond&Smith Сергей Назаркин.

«Вопрос САРов не только экономический, но и политический. Условия там, безусловно, более выгодны, чем на Кипре и в Нидерландах, но вопрос в том, насколько бизнес будет готов довериться властям и зайти туда. Сейчас многие компании временно прекратили выплату процентов и дивидендов и взяли паузу, чтобы дождаться окончательной развязки всей этой истории и проработать различные варианты», — говорит он.

По словам руководителя налоговой практики UFG Wealth Management Максима Мартынова, пересмотр соглашений в первую очередь связан с продолжением политики деофшоризации, начатой в 2015 году и предусматривающей возможность применения льготных ставок налога у источника в соответствии с соглашениями об избежании двойного налогообложения (СИДН) только компаниями с реальным присутствием в иностранном государстве.

«Ранее данное требование не было закреплено в российском законодательстве, что позволяло без труда применять ставки 5% и 10% при распределении дивидендов и, как правило, не облагать выплату процентных доходов в соответствии с СИДН», — пояснил Би-би-си Мартынов.

Пополнение бюджета и головная боль для «белого бизнеса»

Для властей возвращение компаний в российскую юрисдикцию важно — в том числе с точки зрения уплаты налогов. Как отмечает Сергей Назаркин, такие меры сегодня предпринимают не только российские власти — это стало глобальной тенденцией.

«Если раньше на уход от налогов часто смотрели сквозь пальцы, то сейчас в целом страны борются за уплату налогов. Власти многих стран хотят, чтобы те бизнесмены, которые зарабатывают деньги в своем государстве, платили бы налоги там же. Кроме того, в условиях экономического кризиса, пандемии [коронавируса] и ухудшения финансовых показателей, конечно же, у государства есть желание ускорить этот процесс — все устали смотреть, как деньги утекают», — сказал Би-би-си эксперт.

По мнению Максима Мартынова, повышение ставок налога «в краткосрочной перспективе несомненно приведет к пополнению бюджета, а в долгосрочной перспективе будет зависеть о того, каким образом бизнес перестроит структуры владения и финансирования».

Директор московского офиса компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк в разговоре с Би-би-си высказывал опасения, что повышение налогов на дивиденды может увеличить число «черных» схем в российском бизнесе, что негативно скажется на сборе налогов.

«Тот факт, что совершенно «белые» схемы сделали невыгодными, на «черных» схемах никак не скажется. «Вчерную» деньги выводятся обычно по фиктивным контрактам, и на эти процессы кипрское соглашение вообще никак не влияет. Там налогов как не было, так и нет. Зато для «белого» бизнеса прибавилось головной боли», — полагает Савуляк.

Источник: www.bbc.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here