Артист также рассказал о своем обычном дне и том, что ему помогает поднять настроение

Андрей Данилко. Фото: Данил Павлов

Артист, телеведущий, продюсер, создатель легендарной Верки Сердючки в эксклюзивном интервью «Сегодня» рассказал о том, как сам начинал свою карьеру с интервью, где уже успел отдохнуть этим летом, и о будущих хитах.

С Андреем Данилко мы пообщались накануне концерта, который состоится уже сегодня на одесском Морвокзале. Несмотря на то, что наш разговор был по телефону, в этом интервью он мне показался таким откровенным и честным, каким я его никогда еще не видела, точнее, не слышала. Оговоренные заранее 40 минут растянулись на почти два с половиной часа, поэтому наш разговор выйдет в двух частях (продолжение читайте в газете «Сегодня» уже в следующую пятницу). Ну и, наверное, самое главное — то, что мой собеседник не просил показать ему материал перед публикацией. А это, поверьте, для любого журналиста — редкая удача, ведь в процессе утверждения материала известной личностью зачастую самые неожиданные его признания, к сожалению, удаляются. Но не в нашем случае.

Верка Сердючка
Фото: пресс-служба

— Андрей, расскажите, чем сегодня был наполнен ваш день до моего звонка?

— Буду честен с вами, Анна. До этой минуты он был наполнен сном. К своему удивлению, я проснулся сегодня в 5 утра. Видимо, еще все-таки не отошел от снотворных, которые принимал. Проснулся, позавтракал и подумал, что, наверное, как-то еще очень рано (Смеется.) Снова прилег с мыслью посмотреть какую-нибудь передачу или интервью с каким-нибудь артистом, да так и уснул. И вот — проснулся буквально полчаса назад (наше интервью началось в 16:00. — Авт.). Так вот: могу сказать, что даже не вспомню, когда последний раз так хорошо высыпался, причем естественным сном. Поэтому сегодня впервые за много время я проснулся действительно отдохнувшим.

— Это прекрасно. А как вообще выглядит обычный день Андрея Данилко, когда нет съемок?

— Вы знаете, я не люблю второй день после съемок: ощущается момент опустошения. У нас же не бывает все, как у людей. Или ничего, или сразу все, никаких полутонов. Либо ты загружен с раннего утра и до поздней ночи, и думаешь про себя: «Кто придумал такие ужасные графики?». А потом — раз, и у тебя целый день оказывается свободный. В таком случае я, естественно, отпускаю всех водителей и остаюсь просто дома. Сам я никуда уже давно не выхожу, на этот счет у меня свои какие-то фобии. Поэтому я, кстати, и люблю бывать в других городах и странах, где независим от машин. Захотел — пошел гулять по городу. Вот у нас недавно было окно в графике, и мы с Инкой (актриса Инна Белоконь, играет маму Сердючки. — Авт.) поехали в Грецию. Где-то на девятый-десятый день я почувствовал ощущение настоящего пионерского лагеря. Для меня это было самое счастливое время: когда ты идешь на завтрак еще сонный, ничего не соображаешь, даже не помнишь, как тебя зовут. Но ты все равно идешь, ведь тебе же надо позавтракать, потому что завтрак включен и уже оплачен (Смеется.) Именно в такие моменты я снова превращаюсь в человека, и хочется в таком режиме прожить месяц. Хотя раньше я думал, что мне могут помочь только особые врачи, какие-то больницы, а оказалось, что все проще: мне просто нужны были солнце, воздух и вода.

В Греции мне очень понравился климат. Там нет такой жары, как в Турции, где ты ходишь все время такой мокрый и противный. И где тебе через каждые пять минут кричат в спину «Андрей-Андрей, селфи-селфи». Это, конечно, не отдых. А вот мы с Инной нашли место, где ты можешь вести себя как студент. Потому что в основном там отдыхают пожилые пары из Европы. И на фоне них ты себя чувствуешь каким-то дитем.

— Готовясь к нашему разговору, я пересмотрела ваши последние телевизионные интервью и пришла к выводу, что в принципе вы любите общаться с журналистами и давать интервью. Для вас самого интервью — это способ самоанализа или напоминания народу о себе?

— Словосочетание «люблю давать интервью» какое-то очень странное. Я скорее люблю борщ или выпить в компании водочки. Интервью получаются не пресными, когда мне нравятся люди, с которыми я общаюсь. Поэтому многое зависит от человека, который берет это интервью. И вот важно, чтобы этому журналисту самому было интересно со мной общаться, а не просто стремиться выполнить задание газеты или канала. А ведь на съемках часто приходят девочки с каких-то сайтов и задают вопросы по типу: «Андрей, а что такое для вас «Х-Фактор?». И я думаю, что же в очередной раз им ответить. Нет, чтобы меня вывести как-то из себя, разозлить… Некоторые журналисты вообще не отталкиваются от человека, у которого они берут интервью. Они подходят ко всем с одинаковыми вопросами, и я в этот момент чувствую себя придурком. И вы спросите меня сейчас почему.

— Почему, Андрей?

— Потому что и Олег Винник, и Настя Каменских, и Дима Шуров выступают в шоу «Х-Фактор» от роли себя, а я — закулисный человек. То есть я же не выступаю на сцене как Андрей и участвую в этой программе больше как приглашенный эксперт, который создал популярного и коммерчески выгодного персонажа.

Верка Сердючка с мамой (Инна Белоконь)
Фото: пресс-служба

— Немногие знают, что первые в своей жизни деньги вы заработали именно за то, что сами брали интервью у известных личностей, публикуя их в газете «Комсомолец Полтавщины». Вспомните, какое было самое сложное интервью?

— Ой, ну фраза «Я брал интервью» — это громко сказано. Это было больше желание мальчика прикоснуться к известным артистам. Это был конец 80-х, время, когда гремели «Ласковый май», «Мираж». А тут возможность с ними пообщаться вживую! Анжелика Варум, Сергей Челобанов, Наталья Гулькина… И единственный человек, который вспомнил меня, что я когда-то брал у него интервью, был Андрей Разин. На дворе были 2000-е, Сердючка — на волне мегапопулярности, и с того интервью прошло больше 15 лет. Волей случая мы оказываемся с Разиным в одной машине, и я ему рассказываю всю эту историю, как я брал у него интервью, будучи еще подростком. Он в шоке и говорит: «А я помню тебя, кажется. Это ты был в зеленой рубашке и джинсах «мальвина»? Представляете? То есть он запомнил меня! И, наверное, еще и потому, что у меня был такой сиротский вид, который за мной закрепился, и в дальнейшие годы я так и одевался. Помню, все стояли с микрофонами, а я — с тетрадкой по товароведению, потому что учился в торговом СПТУ. И, наверное, интервью он мне дал больше из-за жалости. И не только, кстати, он.

— Легендарная программа «СВ-шоу», после которой о вас узнала вся страна, тоже была своего рода вашим публичным интервью со звездами.

— Ой, сейчас мне кажется, я это делал все так неумело, что не могу даже на это сегодня смотреть! И хоть я и уважаю тот период и по-своему его люблю, я вижу на экране отсутствие опыта и многих других качеств, которые потом приобрел. Мы же на съемках там выпивали, кстати, неплохо так. Для расслабления, для настроения. То есть такая свобода была даже в новинку. К тому же спонсором программы был алкогольный бренд, поэтому даже было бы странно, если бы мы не пили. Так вот: были программы, где я хорошо тепленький. Это, кстати, еще одна причина, почему я не люблю то шоу пересматривать. Есть выпуски, где я как будто на кухне дурачусь. Конечно, что-то было лучше, что-то хуже, но специально в трезвом виде я бы это сейчас не смотрел. Хотя при всем этом это была программа своего времени. К тому же идея была оригинальная, а не купленная по лицензии. Вот эту форму — как простая проводница едет с артистом из пункта А в пункт Б и ведет с ним какой-то разговор — никто раньше не использовал. Потом пытались повторить, но ничего внятного не получилось.

— А если бы сейчас вам предложили возродить «СВ-шоу», вы бы как отреагировали?

— Все, конечно, может быть. Но мы же настолько стали другими! Причем я не знаю, хорошо это или плохо. По всем категориям сегодня я совсем другой человек. А там в кадре — юность, несерьезность, хулиганство даже, дурачество. Наверное, именно это и притягивало зрителей, плюс у нас еще были крутые гости. А еще это же была одна из первых украинских программ, которую купила себе Россия для трансляции на ТВ-6. И благодаря именно этой программе мы и стали там популярны. Не было бы ее, я даже не знаю, прославились бы мы вообще.

— Вашей коллегой в этом проекте была девушка по имени Геля, которую играла актриса Радмила Щеголева. Как у нее сложилась жизнь?

— Сегодня мы в хороших отношениях, хотя было время, когда мы и не общались. Она стала мамой, у нее двое прекрасных деток. Мы не часто списываемся, но в курсе, что происходит в жизнях друг друга.

Одной из героинь в «СВ-шоу» была Людмила Гурченко. Что вы чувствовали в момент, когда такая уже легендарная на тот момент актриса предложила вам, 23-летнему юноше, вместе с ней лечь в постель?

— В тот момент мне не было страшно, я просто стеснялся. А ведь изначально Людмила Марковна приехала не на нашу программу, а в другую, где ее как-то обманули. После чего она жутко разозлилась и уже была готова уезжать. Редакторы в панике бегали и решали, что же делать, и завели в павильон, где мы на тот момент снимали очередной выпуск. Помню, меня к ней подвели, я стоял такой перепуганный. Она на меня глянула и сказала: «Ладно, снимаюсь». Думаю, она нас просто пожалела. В этой программе она была настоящей актрисой, а я — вот такое чудо в перьях. Еще и безумно зажатый. И вот, чтобы хоть как-то спасти финал программы, Людмила Марковна сказала: «Иди, сынок, ложись уже рядом» — и мы легли. То есть она сама отрежиссировала этот момент и таким образом мне помогла. Я вам скажу: именно после этой программы с участием Гурченко другие артисты начали быстрее соглашаться, ведь программа на тот момент была еще новая, и никто не знал, что там вообще происходит. В итоге у нас появилось действительно много крутых артистов — Михаил Пуговкин, Ольга Аросьева, Светлана Немоляева, Спартак Мишулин, Александр Демьяненко. Кстати, мне всегда было интересно общаться именно с артистами, а не с музыкантами. Потому что артисты того поколения — это мое детство, поэтому в этом плане у меня всегда была личная заинтересованность — иметь возможность пообщаться вживую с тем, кого раньше видел только по телевизору.

— Сегодня в Одессе вы представите шоу, в котором обещаете спеть новые песни. Когда же ждать новых хитов от Сердючки уровня «Все будет хорошо» и Dancing Lasha Tumbai?

— Все в процессе, материал пишется. Тут, опять же, появляется вопрос: а уместно сейчас выпускать такие хиты? Пока у меня такого ощущения нет. Плюс я же сейчас мелкотой занимаюсь. Я имею в виду группу Mountain Breeze. Я очень рад их появлению в моей жизни. Ребята уже переехали в Киев, выпустили первый альбом. С их помощью у меня появился какой-то смысл, какая-то мотивация. Они меня вернули во времена общаги. То есть они как бы студенты первого курса, а у меня уже выпускной. Я не чувствую между нами разницы в возрасте, мы даже перешли на «ты». Вообще это очень важно, когда ты передаешь кому-то свой опыт. Конечно, я еще ответственный за финансовую часть развития их творчества, и все это, могу вам сказать, очень затратные штуки. Но, когда ты смотришь на людей, которые горят своим делом, забываешь о всех трудностях. Я понимаю, что это не быстрая история и что еще нужно время, чтобы они в себя влюбили.

Андрей Данилко и Mountain Breeze
Фото: пресс-служба

— Не так давно вы сказали: «Сейчас в жизни я веселее, чем на сцене». Когда именно это произошло?

— Это парадокс. Но, перестав шутить на сцене, я действительно начал смеяться в жизни.

— Эту фразу я точно возьму в заголовок.

— Берите, ведь это правда. Одно время сцена была единственным местом, где мы могли реально посмеяться, где у нас было хорошее настроение. В жизни этого не было вообще. Мы были какие-то затюканные, загнанные в угол дети. Я же даже начал курить только из-за того, чтобы хоть как-то спастись в разговоре с незнакомыми людьми. Эти бесконечные гастроли, вечеринки, банкеты, на которых тебе нужно сидеть, иногда выпивать, улыбаться даже несмешным анекдотам и выслушивать какие-то истории, которые тебе самому ну вообще не интересны. Да, такие были условия. Я даже помню, когда мы покончили с этим разговорными номерами. Когда я сказал: «Все, я больше не могу это читать».

А потом началась золотая эра корпоративов, которые я, кстати, никогда не воспринимал как халтуру. К ним у меня всегда было такое же отношение, как к сольному концерту в концертном зале. Всегда. И, кстати, я никогда не видел и не чувствовал на себе какое-то неуважение или пренебрежение, как, бывает, рассказывают другие артисты. Мне никогда не затыкали рот, не относились как-то борзо.

— Говоря о настроении. Что сегодня вам может его поднять?

— Разное. Например, вчера я захотел посмотреть что-то легкое и позитивное и включил фильм «Игрушка», который смотрел еще в детстве. Я получил такое удовольствие! Даже в конце немного прослезился. Мне нравятся фильмы, в которых есть какой-то смысл, а не просто спецэффекты. Когда я смотрю навороченные блокбастеры, у меня ощущение, будто играю в игровые автоматы. Такой фильм у меня не вызывает каких-то чувств. А вот «Игрушка» вызвала, поэтому советую всем ее пересмотреть.

— А что по поводу книг?

— Честно? Я не люблю читать. Ну не мое это. Может быть, потому, что у меня плохое зрение, не знаю. Но со чтением литературы у меня не сложилось. Я от этого очень устаю, и мне быстро становится скучно.

Уже сегодня в 20:00 состоится торжественное открытие гранд-сцены на одесском Морвокзале: зрители увидят шоу от Verka Serduchka & Band, с которым артисты выступают в Европе и Америке. Как мы узнали, это будет последнее выступление Верки Сердючки перед ее прощальным концертным турне, которое начнется через год. Зрителей ждет зажигательное шоу мирового масштаба. В Одессе народная любимица исполнит полную версию обновленной концертной программы. Вместе с Веркой и ее мамой на сцену выйдут 20 человек. Не раскрывая всех тайн, артист уверяет, что именно в Одессе впервые прозвучат несколько его новых песен.

Источник: Сегодня