Ответы из серии «я знаток, я так вижу».

Сегодня в Первомайском районном суде состоялось очередное заседание по уголовному делу Олега Шишова, которого обвиняют в неуплате НДФЛ. На вопросы прокурора и стороны подсудимого отвечала эксперт Юлия Рыковская, которая ранее подготовила экспертизу со стороны обвинения.

Напомним, на одном из предыдущих заседании, которое было уже больше месяца назад, её заключение уже раскритиковали как «слепленное из того, что было».

Адвокат Шишова ходатайствовал о том, чтобы привлечённый его клиентом эксперт — директор ООО «Спец-аудит» Светлана Аникина — тоже смогла задать вопросы Рыковской. Спросив мнение прокурора, которая оказалась против, судья Шевченко всё же удовлетворил, основываясь на 168-й статье УПК.

Прокурор напомнила, что на заключение Рыковской, мол, выдали опровержение — как она на это отреагирует?

«Я знакома с опровержением, считаю, что оно сделано небрежно и поверхностно. Эксперт при этом путает методы. Создаётся ощущение, что вопрос она не понимает…

Кроме того ко многим положениям часто использовалась формулировка «не менее». Её можно трактовать очень широко и поэтому считаю её не слишком корректной», — сообщила Рыковская.

«В экспертизе на поставленные вопросы вы ответили?», — уточнила обвинитель.

«Ответила, но основываясь на имевшихся материалах. Согласно представленным документам. Их было очень много, но прежде всего это были сводные, расчётные листы, но только по одному филиалу — якутскому. Первичные документы не предоставляли, но в сводных их информация тоже есть», — ответила Рыковская.

Адвокат подсудимого начал свои вопросы с очевидного — когда наступает момент уплаты НДФЛ? Судья отклонил это, усмотрев здесь чуть ли не троллинг.

«Вы изучали, как выплачивалась зарплата в компании. Как считали НДФЛ?», — в таком случае спросил защитник.

«Умножением выплаченной зарплаты на начисленную», — заявила Рыковская.

«Но зачем? Ведь НДФЛ — это просто 13%»

«Я не могу использовать эту методику».

Далее вокруг именно этого в основном и ломались копья. Сторона подсудимого добавляла аргументов о том, почему не учитывалось то, что есть и другие удержания или вычеты — алименты, случаи, если родитель — одиночка, ипотечные или образовательные вычеты.

А также и почему не бралось во внимание, что долг по зарплате уменьшался.

Рыковская настояла, что её логика была такова: за определённая время исследуется зарплата, которая подлежит уплате НДФЛ, то сумма определяется именно умножением выплаченной на начисленную. То, что это противоречит методике ФНС, как отметил адвокат, её не смущает.

«Я даже логики этого понять не могу!», недоумевал он.

На вопрос прокурора, в какой ситуации эксперт использовала бы методику ФНС, та ответила — если бы была ревизором, а не экспертом.

«А документов вам для этого хватило бы?»

«Вряд ли».

Примерно на этом моменте сам Шишов отметил, что как раз в «Мостовике» всегда хранили все документы, касающиеся зарплат, поэтому объективно поднять их у эксперта возможность была. На вопрос прокурора, а где они находятся сейчас, он предположил, что и сейчас там же, видимо — только при том, что компания уже не имеет к нему отношения.

Плюс, добавил экс-глава НПО, в якутском филиале, который только и проверила Рыковская, работали только 36 специалистов, а не все 22 тысячи. То есть сам собой встал вопрос о показательности ситуации в нём.

Впрочем, в одном из эпизодов заседания эксперт парировала, что исследуй она все первичные документы, что от неё требуют, ей бы понадобилось работать лет пять.

Словом, аргументы стороны обвиняемого против заключения Рыковской были весьма убедительными, а вот её упорство в попытках показать логику там, где её по мнению адвоката, не было, выглядели странно.

Следующее заседание состоится 28 сентября, на нём показания даст сам Олег Шишов. Он настаивает допросить до того свидетеля обвинения Свистунова, но тот пока так и не может участвовать в процессе по разным причинам, связанным с коронавирусом.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here