Сирил Абитебул, управляющий директор Renault Sport Racing, рассказал о том, как его команда справляется с поставленными перед ней стратегическими задачами, и заявил, что уже в следующем году она догонит Mercedes и Ferrari.

Вопрос: Перед началом сезона перед Renault стояли две задачи: 4-е место в Кубке конструкторов и сокращение отставания от лидеров. В какой мере удаётся их выполнить?
Сирил Абитебул: Пока мы успешно решаем все наши задачи, за исключением одной. Мы не сократили отставание от лидеров, а это важный элемент программы. Ещё предстоит разобраться, почему. Но тут есть два момента: во-первых, наша команда всё ещё находится на начальной стадии развития. Этот год мы должны закончить на 4-м месте, и уже видно, что мы выступаем довольно стабильно, допуская мало ошибок.

С другой стороны, нам не удаётся поддерживать достаточно высокие темпы модернизации, чтобы ликвидировать отставание, размер которого с начала сезона не изменился. Это отражает положение дел в Формуле 1 в целом. Чтобы добиться успеха, необходимо задействовать определённые факторы: привлечь инвестиции, обеспечить ресурсы, пригласить нужных специалистов. Мы пока не достигли того уровня, к которому стремимся.

2018-й – последний год этой стадии. Мы продолжаем приглашать людей, привлекать новых партнёров, перестраивать структуру менеджмента, наращивать ресурсы. Пока мы недостаточно сильны, чтобы отыграть отставание.

Вопрос: С чем это связано в большей степени – с шасси или с двигателем?
Сирил Абитебул: Понятно, что с шасси. Двигатель достаточно хорош, чтобы бороться за поул-позиции и выигрывать гонки, и Red Bull это доказывает. Если бы не проблемы, эта команда претендовала бы на победу в чемпионате. Причём только в двух случаях эти проблемы были связаны с двигателем. Так что мы на пути к своей цели, и я уверен, что уже в 2019 году мы сможем догнать Mercedes и Ferrari, а, может быть, даже их перегоним.

Я удовлетворён темпами роста эффективности, но не уровнем надёжности. Если говорить о шасси, то мы по-прежнему уступаем в плане аэродинамики.

Вопрос: Вообще-то внешне ваша машина не сильно отличается от Mercedes, Ferrari или Red Bull. На чём вы теряете целую секунду?
Сирил Абитебул: Если бы я знал, мы бы уже ехали на секунду быстрее. Всё дело в деталях. Действующий технический регламент таков, что прогрессу способствует постоянный процесс модернизации, работа над нюансами. Очень многое из того, что влияет на скорость, скрыто от стороннего наблюдателя.

Кроме того, системы подвески стали очень сложными. Наша машина уступает другим по уровню механического сцепления, по тому, как она взаимодействует с резиной. Нам не удаётся вносить изменения в конструкцию шасси достаточно быстро. Путь от разработки того или иного элемента в аэродинамической трубе до его реального применения на трассе занимает слишком много времени. Мы прилагали значительные усилия по укреплению нашего конструкторского отдела, а теперь пора заняться развитием производственных мощностей.

Вопрос: После завершения сезона Red Bull и Renault расстанутся: в чем позитивные и негативные моменты этой перспективы?
Сирил Абитебул: Мы ожидали от них такого решения. Когда в Toro Rosso отказались от продолжения сотрудничества c нами, это стало первым шагом, и мы были готовы к тому, что Red Bull начнёт совместный проект с Honda. Но у нас всё-таки заключён трёхлетний контракт с McLaren.

К позитивным последствиям, как мне кажется, относится вот что: после развода с Red Bull наша команда должна понять: мы должны всего добиваться самостоятельно. В Red Bull Racing показали нам, каких результатов можно добиться с нашим двигателем, если построить хорошее шасси. Мы должны принять этот вызов.

Альянс с Red Bull много от нас требовал и порой отнимал слишком много сил.
Эта команда очень высоко установила планку, мы получили возможность сравнить наш двигатель с остальными, и, к сожалению, выяснилось, что двигатель Renault пока не позволяет бороться за победу в Кубке конструкторов. Это я бы отнёс к негативным моментам.

Вопрос: Насколько велико желание доказать Red Bull, что они приняли неверное решение?
Сирил Абитебул: Было бы неправильно желать того, что всё равно не исправить. У Red Bull были свои причины так поступить, и мы должны это принять. Они вместе с Toro Rosso предпочли выстроить что-то своё вокруг Honda, что по сути обеспечит им заводской статус. Мы не можем им этого предложить, для нас Red Bull была клиентской командой. Но мы продолжим добиваться оптимальной интеграции двигателя и шасси.

Вопрос: В какой мере Renault сейчас отстаёт Mercedes и Ferrari, если говорить об эффективности силовых установок?
Сирил Абитебул: Это сложно выразить в цифрах, поскольку все считают по-своему. Мы полагаем, что по-прежнему уступаем Ferrari и Mercedes порядка 5-10 киловатт, но опережаем Honda киловатт на 20-30. Однако шасси тоже играет очень важную роль, однако сравнение с Red Bull получается некорректным, поскольку они немного отстают от нас в области работы с топливом.

Вопрос: Вы поддерживаете введение такой меры как мораторий на доработку двигателей, что могло бы позволить вам сократить отставание от Mercedes и Ferrari?
Сирил Абитебул: Мы считаем, что на определённой стадии такой мораторий станет абсолютной необходимостью. Если к 2021 году нам пришлось бы разрабатывать совершенно новый мотор, то повторились бы те же ошибки, что и в 2014-м. Этого делать нельзя – надо подумать о болельщиках.

К счастью, сейчас неплохая ситуация: команды сотрудничают с тремя поставщиками двигателей и показывают при этом сравнимые результаты. Поэтому мы считаем, чтобы было бы ошибкой вновь менять правила игры.

Лучше всего сохранить действующий регламент и постепенно его корректировать, чтобы гонщики могли свободно атаковать на всей дистанции Гран При. Для этого надо отказаться от ограничений, повысить массовый расход топлива и обороты двигателя, что позволит улучшить звук. Я не понимаю, для чего разрабатывать новый двигатель. Каждому из производителей это обойдётся в 50 млн. евро.

Вопрос: Как вы относитесь к ограничению бюджетов?
Сирил Абитебул: В прошлом в Энстоуне не раз доказывали, что умеют строить машины, способные бороться за победы. К концу года у нас будет работать 700 человек, а благодаря Renault и нашим спонсорам у нас хороший бюджет. Тем не менее, мы не в можем претендовать на титул. Правильная ли это ситуация? Не думаю. У нас работают неглупые люди, и наша команда хотя бы должна бороться за подиумы. Но этого не происходит. Значит, с Формулой 1 что-то не так. Следовательно, надо что-то делать.

Лично я сторонник более широкой унификации в противовес реформе регламента. Надо шире использовать унифицированные компоненты, чтобы прекратить бессмысленные расходы на вещи, которые никак не влияют на зрелищность гонок. Если этот подход не сработает, только тогда надо переходить к ограничению бюджетов. Но для этого нужен правильно составленный технический регламент.

Вопрос: Если бюджеты будут ограничены на уровне $150 млн. в год, вам придётся проводить сокращения?
Сирил Абитебул: Незначительные. Наш бюджет несколько превышает этот уровень, но он намного меньше, чем тратят три топ-команды.

Вопрос: Что значит для Renault контракт с Даниэлем Риккардо?
Сирил Абитебул: Он подтверждает наше стремление догнать лидеров. Также это признание той работы, которую мы ведём на протяжении двух с половиной лет. Талант и обаяние Даниэля – настоящий бонус для нашей команды. За его веру в Renault мы должны отплатить, обеспечив Риккардо самой лучшей машиной, какую только в состоянии построить.

Источник: F1news.ru

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о