Фото © ТАСС / Arne Bänsch / dpa

Доцент Финансового университета Геворг Мирзаян — о том, как и зачем Евросоюз решил сортировать туристов по странам.

Евросоюз ввёл против России очередные ограничения, и на сей раз они носят не декларативный характер. С 1 июля Европа откроет границы для туристов из стран, чьи власти «взяли под контроль распространение коронавирусной инфекции». В цифрах «взять под контроль» означает, что в государствах среднее число новых заболевших за две недели не превышает 16–20 человек в пересчёте на 100 тысяч населения (то есть выше, чем в среднем по Евросоюзу). И Россия в этот перечень не входит — её показатели превышают указанный норматив почти в пять раз.

На первый взгляд Евросоюз вроде как можно понять. Европа только-только пережила пик эпидемии и теперь пытается найти золотую середину среди двух важнейших задач: не допустить нового всплеска и перезапустить экономику. Поскольку сейчас летний сезон отпусков, то перезапуску могут помочь туристы, изголодавшиеся за период карантина в своих странах по прогулкам и отдыху. Однако прибытие туристов из стран, где эпидемия ещё бушует, вызовет резкий всплеск количества заражённых, а значит, вынудит власти ввести новый виток ограничений, что добьёт экономику. Поэтому в Евросоюзе и решили обратиться за помощью к математике и ограничить себя от «опасных стран», где либо власти не справляются с эпидемией, либо она началась позже европейской и потому ещё находится на пике. При этом европейские власти обещают пересматривать список раз в две недели и на основе получаемой статистики убирать государства из списка запретных.

Проблема в том, что применяемая Европой стратегия, мягко говоря, не идеальна. Она основывается на спорных аргументах, а также лишена гуманизма, столь нужного миру для преодоления нынешнего кризиса. Кризиса не столько эпидемиологического или даже экономического, сколько ментального.

Да, в мире регулярно публикуют статистику по больным коронавирусом — в том числе и указывают численность заболевших за каждый день. Однако эти данные, по сути, не отражают реальную картину происходящего. Это не количество заболевших, а количество выявленных заболевших. Публично названные цифры по выявленным случаям коронавируса целиком и полностью зависят от количества тестов.

Чем больше будет тестов — тем большее количество выявленных заболевших. Да, тут Россия на третьем месте в мире во многом из-за того, что мы не стеснялись тестировать и по количеству проведённых тестов находимся на втором месте (после США). Отсюда и большое количество больных, что в пересчёте на 100 тысяч населения даёт высокую цифру.

На самом деле заболели и переболели уже проценты и даже десятки процентов населения ряда стран, просто кто-то не стесняется демонстрировать цифры, а кто-то играет в большую внешнюю и внутреннюю политику. Наконец, Европе есть смысл перестраховываться тогда, когда они уже здоровы, а мир ещё нет. На самом же деле в Европе самой ситуация с коронавирусом ещё далека от идеала: в той же Франции вылечено менее половины заболевших, а в Бельгии — лишь четверть.

Это всё математика, но не меньшее значение тут имеет психология. Эпидемия коронавируса показала, насколько мы слабы и разъединены. Да, когда народы, связанные общей судьбой, после эпидемии закрылись, это списали на психологический шок. Но сейчас шок прошёл и, казалось бы, пора открываться — снова быть единым миром, продолжать глобализацию и помогать друг другу излечиваться, прежде всего психологически, тем более не бесплатно. Однако мы видим настоящую дискриминацию и неблагодарность.

Вместо того, чтобы ввести адекватные фильтрационные механизмы: экспресс-тесты в аэропорту, разрешение для въезда только тем людям, кто является носителем антител и предъявляет согласованный вариант справки, Европа делит мир по формальным — ещё раз, далеким от объективных — признакам на народы первого и второго сорта. Первым можно заходить в приличный европейский дом отдыха даже с насморком, а вторые пусть посидят в сенях.

Наверное, Европа забыла, кто пришёл к ней на помощь в час нужды. Кто — пока союзники-американцы тырили у европейцев лекарства и средства защиты — отправил в ту же Италию оборудование и врачебные бригады? Наверное, забыла, но разве это является сюрпризом? Может, уже пора россиянам как-то сделать выводы из этой регулярно повторяющейся амнезии? По словам вице-президента Российского союза туриндустрии Юрия Барзыкина, на поездки в Европу спрос возрастает в конце осени, и к этому времени перед нами уже откроют двери в европейский дом и пригласят заплатить за испитую там чашечку капучино. Но, может быть, вместо того, чтобы заходить в этот дом, стоит оглянуться по сторонам — в округе достаточно других домов отдыха. Где кофе душевнее и вкуснее, а хозяева радушнее, не смотрят свысока, а иногда даже свободно говорят по-русски.

Оригинал статьи в ЛАЙФ

Источник: www.obzor.lt

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments