Около двух лет назад в России завершился один из крупнейших судебных процессов по делу одной из казанских организованных преступных группировок под названием «Хади Такташ». На скамье подсудимых оказались 13 главных членов бригады, которые обвинялись в 15 убийствах, двух покушениях, бандитизме, наркоторговле, организации проституции, вымогательстве и хранении оружия. Следствие длилось два года, материалы уголовного дела составили 32 тома, а прошло по нему около 500 свидетелей. Многие тогда сомневались, что преступники окажутся за решеткой, но суд был принципиален — два главаря получили пожизненное заключение, а остальные подсудимые — от 6 до 24 лет лишения свободы.

«Поэтический» феномен

Вообще-то Хади Такташ — это известный татарский поэт-романтик первой половины прошлого века, и его имя носит одна из улиц столицы Татарстана. Именно от названия небольшой улицы, где расположено всего несколько десятков домов, и получила свое наименование бригада, буквально наводившая ужас на всю Казань во второй половине 90-х годов. В это время в татарской столице появляются даже поговорки: «Хади Такташ — весь город наш» и «Хади Такташ — страна чудес: зашел в подъезд и там исчез». А начиналось все в 1982 году в Вахитовском районе Казани: из юных жителей улиц Хади Такташ и Жданова образовалась обычная по тем временам молодежная банда, которая в основном устраивала разборки с подобными себе бандами из других районов. Тогда вся страна уже начала говорить о так называемом казанском феномене, когда казанская молодежь устраивала кровавые побоища район на район.
Хотя «Хади Такташ» и не была самой крупной среди тогда еще молодых ОПГ, но и она урвала свой кусок пирога от характерного для конца 80-х — начала 90-х годов рэкет-бизнеса. Тогда в бригаде было два лидера — Рауф Шарафутдинов и Асгат Халиуллин. Последний предпочитал заниматься более мирным крышеванием и вкладывать деньги в легальный бизнес, и в этом его поддерживало молодое поколение братков. В свою очередь, Шарафутдинов был склонен к жизни по воровским законам и отдавал предпочтение классическим преступлениям — вымогательствам, разбоям и грабежам. Между двумя главарями возник конфликт, который разрешился стрельбой, — Халиуллин был убит в ноябре 1992 года в офисе казанской фирмы «Сандра» на улице Бутлерова, а через два месяца, в январе 1993 года, в Москве убивают Шарафутдинова.
После этих кровавых событий «Хади Такташ» разделилась на пять бригад. Одну из них возглавили молодой Радик Галиакберов — Раджа и его друг Николай Гусев — Гусь. Именно они и взяли под свою крышу фирмы, оставшиеся от Халиуллина, что весьма не понравилось «старикам» под предводительством Владимира Диденко — Диди. Внутри бригады назрели новые разборки. Осторожный и хитрый Раджа решает избавиться от «стариков» и делает это весьма продуманно. В сентябре 1993 года он предлагает Диденко пробить в Москве кредит на 50 тысяч долларов, и они вместе отправляются в столицу. В ночь с 29 на 30 сентября Диди и двух его помощников люди Раджи расстреляли в совместно снятой квартире на улице Адмирала Макарова, а расчлененные останки выбросили в канализационный коллектор.
Расправы планируются и в Казани. Так, Галиакберов предложил «авторитету» Павлу Кобальнову съездить на розыски пропавших, но тот отказался, а через два дня его машину обстреляли. У «стариков» начали возникать определенные подозрения, и один из бригады Диденко — Андрей Черножуков — высказывает их вслух. Раджа незамедлительно отправляет к слишком догадливому братку Вадима Зайнутдинова — Бульбу. Дружески распив с Черножуковым коньяк, Бульба предлагает выйти во двор, где он, извинившись перед другом, выстрелил в него, но попал только ниже спины. Жертве удалось удрать. Андрей Черножуков выехал из Казани в Украину… Его отыскали в одной из колоний нашей страны, когда по «Хади Такташ» уже велось следствие. Следователи уговорили Черножукова дать показания, но через несколько дней его неожиданно этапировали в казанский СИЗО, где уже сидели главари бригады. Напуганный Черножуков отказался свидетельствовать.
После стрельбы в Казани Раджа перебирается в Москву. Оправившийся от ранения Кобальнов и другие «старики» — Аксанов и Куваков — отправляются в Москву на поиски Диди. Радик Галиакберов вычислил их и пригласил Аксанова на встречу, но, когда тот приехал к Радже, его избили до полусмерти. Затем Галиакберов с ключами, полученными от Аксанова, ворвался в квартиру Кобальнова и Кувакова, которых он и его товарищи изрубили топорами. Еще живого Аксанова с торчащей из головы костью забавы ради пытали три дня, а потом, по выражению Раджи, превратили в «Венеру Милосскую», то есть расчленили. После этих «трудов праведных» Галиакберов с ближайшими соратниками отправились отдыхать в Ялту, а «бизнес» в Казани оставили вести младшим товарищам.

Браток братку — волк

В Казань Галиакберов возвращается в 1994 году, и для «Хади Такташ», собраной под его железной рукой, наступает золотой век. Группировка берет под свой контроль наркоторговлю, собирает дань с полусотни фирм и банков и даже с двух кладбищ. Из объектов легального бизнеса у Галиакберова остаются завод «Оргсинтез» и комбинат «Здоровье» — оздоровительный комплекс с бассейнами, саунами, массажными и, конечно, с проститутками. Руководил оздоровлением богатых клиентов Асхат Валлиулин — Пенек. Проституция давала «хадитакташевцам» 5 тысяч долларов дохода ежедневно, а от продажи героина и кокаина они имели тысячи долларов, реализуя до 1 кг наркотиков в день. Кроме того, «Хади Такташ» организовывала подпольные собачьи бои.
В августе 1997 года на почве наркобизнеса у «хадитакташевцев» произошел крупный конфликт с другой ОПГ из района Первые горки, в народе — попросту Перваки. Один из «перваков», Александр Гриньков — Гриня, взял у «хадитакташевцев» партию кокаина и забыл расплатиться. На настойчивые напоминания он не реагировал, но пригласил к себе домой «хадитакташевцев» поговорить за бутылкой коньяка. Видимо, разговора не получилось, и Гриня со своим другом Тативосом Кирокосяном были застрелены. Тогда же был убит и неосторожно зашедший в ту ночь к Гринькову в гости Акакий Аршба. Гриня был не последним человеком в бригаде, но мнения «перваков» разделились — одна часть боялась связываться с «Хади Такташ», а другая — во главе с Батровым — Бибиком — выступала за объявление войны. «Бибиковские» отловили одного из «хадитакташевских» и забили его до смерти. Галиакберов объявил, что будет платить за голову каждого «первака» по 5 тысяч долларов, а убийство Бибика было оценено в 50 тысяч долларов. В этой войне не пострадал ни один «хадитакташевец», зато погибли
7 «перваков». Сам же Батров от возмездия скрылся в Петербурге.
В декабре 1997 года из тюрьмы возвращается Ринат Фархутдинов — Ринтик, которому Раджа предлагает создать специальную бригаду киллеров. В нее вошли друг детства Ринтика Анатолий Новицкий, его племянник Денис Чернеев и Валерий Широков. Так образовалась бригада в бригаде, выполнявшая заказные убийства. Для Фархутдинова преступный бизнес был прежде всего, и его рука не дрогнула убить своих друзей Ильнура Исмагилова и Александра Сакмарова. Последний приходился шурином Бибику, и его убийство на глазах жены и ребенка совершалось лишь с целью выманить на похороны Батрова. После разборок с «перваками» «хадитакташевцы» объявляют войну ОПГ Павлюхина, поскольку им показалось, что павлюхинский смотрящий за молодежью Марушкин отбивает у «Хади Такташ» потенциальных членов, а кроме того, торгует наркотиками на чужой территории. Марушкину был вынесен смертный приговор, и в ноябре 1999 года, когда тот возвращался домой, навстречу ему вышел Анатолий Новицкий, переодетый бомжом. Несколько выстрелов «положили» Марушкина, но «хадитакташевский» киллер не учел, что у смотрящего в подъезде всегда трется его молодняк. Около 15 подростков услышали выстрелы, схватили мнимого бомжа и избили до полусмерти, а потом сдали милиции. Арест Анатолия Новицкого и стал начальным этапом, с которого правоохранители стали раскручивать дело «Хади Такташ».

Казань — «дело тонкое»

Наконец в 2002 году правоохранителям удалось усадить на скамью подсудимых 13 членов группировки во главе с 33-летним Радиком Галиакберовым. Наибольшей проблемой суда было обеспечение безопасности свидетелей. Кстати, одна из главных свидетельниц, Юлия Гаврилова, во время следствия «случайно» отравилась дымом от костра, разведенного какими-то бомжами под окнами ее квартиры. Для дачи показаний свидетелей, одетых в бесформенные балахоны и маски, в суде была оборудована специальная комната, а голоса людей, свидетельствовавших о преступлениях, искажались специальной аппаратурой. Все это выводилось на монитор, установленный в зале, при этом свидетелей нельзя было опознать ни по лицу, ни по фигуре, ни по голосу. Только судьи знали их личности. Благодаря этому «маскараду» правоохранителям и удалось собрать свидетелей, а судьям вынести приговор.
Адвокаты пытались обжаловать его в Верховном суде Татарстана, а потом и Российской Федерации в Москве. Поговаривают, что на подкуп судей Раджа собрал 1 миллион долларов. Сам Радик Галиакберов и его главный соратник Фархутдинов в Москву на суд не поехали. Для них был организован специальный телемост Верховный суд РФ — казанский СИЗО. Во время заседания, закончившегося 6 февраля 2003 года, подсудимые были очень спокойны, но весьма удивлялись и возмущались, когда услышали, что судьи ВС не удовлетворили их апелляции и приговор оставили в силе.
Послесловием к этой истории может служить сообщение ИА «Татар-информ» от 17 октября 2003 года, в котором говорится, что правоохранителями задержан пятнадцатилетний подросток — член ОПГ «Хади Такташ». Он вместе с 7 товарищами избил ученика одной из школ Вахитовского района Казани за то, что парень «гулял по чужой территории». В конце информации сообщается: ОПГ «Хади Такташ» продолжает существовать, но в ней сейчас только одни подростки.
Однако дети очень быстро растут…