"[1K] Криминал :: Казанский феномен молодежной преступности"В конце 80-х — начале 90-х годов в Советском Союзе криминалисты и широкая общественность заговорили о так называемом казанском феномене. Сам термин в криминологии возник еще в конце 70-х годов. Им обозначались враждующие преступные молодежные группировки, объединенные по территориальному принципу, которые впервые появились именно в столице Татарской АССР. И именно в Казани в 1978 году прошел первый, пожалуй, за полстолетие судебный процесс, на котором подсудимые были осуждены по немыслимой для страны «развитого социализма» статье 77 УК СССР — «бандитизм». Этот факт широко не разглашался (кстати, прессу в зал суда не допустили), но именно тогда и возник термин «казанский феномен». Десять лет спустя подобные банды молодежи, делившиеся на районы, возникли чуть ли не в каждом городе Советского Союза, но никто не забыл, что пионерами в этом виде «самоорганизации» подростков были казанцы. Тем более, что они и не собирались сдавать позиции, и Казань стала пользоваться репутацией одного из крупнейших криминальных центров СССР, а позже России. Только повзрослевшие подростки уже «делили не асфальт», а сферы влияния в рэкете, наркобизнесе и контроле над проституцией, и не только в Казани. Казанские ОПГ уже в начале 90-х годов завоевывают рынки Москвы и Петербурга, хотя их главной базой, откуда черпались людские и материальные ресурсы, продолжает оставаться столица Татарстана.

Трудные дети

История организованной преступности в Татарии — одна из древнейших на территории бывшего СССР. Ее корни тянутся еще с далеких 70-х годов, когда на всю Казань прогремело беспрецедентное дело о легендарной молодежной банде «Тяп-ляп», в которую входили представители юного поколения жителей микрорайона завода «Теплоконтроль». Этот жилмассив появился в начале 60-х годов и заселялся молодыми семьями рабочих, в которых дети были приблизительно одного возраста. Подростки из Теплоконтроля были просто вынуждены объединяться, потому что поначалу они были часто биты другими районными группировками. Таких тогда в Казани существовала уже масса — на улицах Павлюхина, Тукаевской, Меховщиков, К. Якуба, Ш. Камала (так называемая Ново-Татарская слобода), в поселках Калиновка и Борисково, в микрорайоне Жилплощадка. Кстати, многие из этих молодежных группировок позже превратились в мощные ОПГ. Социологи, изучавшие проблему образования преступных молодежных группировок, объясняют «казанский феномен» тем, что столица Татарской АССР сильно отставала в организации социальной инфраструктуры, рассчитанной на обслуживание подростков. К примеру, на микрорайон, где проживали 150 тысяч человек, приходился один кинотеатр на 200 посадочных мест. На рубеже 70-х — 80-х годов республика стала регионом с невиданными ранее масштабами возведения крупных промышленных объектов («Атоммаш», «КамАЗ», «Химмаш»), и все средства из Москвы и республиканского бюджета направлялись главным образом на развитие социальной сферы новых городов. Казань в этот список не попадала.
Отсутствие развлечений и вражда с другими группировками, естественно, ориентировала молодежь из Теплоконтроля на занятие спортом. Как и другие банды Казани, они обустраивают в подвалах своих многоэтажек спортзалы (первый такой зал появился в 1970 году), где занимаются боксом и «качаются». Время от времени совершаются вылазки в соседние районы, и там устраиваются массовые побоища с применением заточек, велосипедных цепей и монтировок. К середине 70-х годов «тяпляповские» уже считались одной из сильнейших группировок, которая наводила ужас на весь город. Очевидцы вспоминают шокирующий для того времени факт, когда группа «тяпляповцев» на автобусах приехала на танцы во Дворец культуры имени Урицкого, ворвалась в зал и начала избивать всех присутствующих. Милиция подоспела лишь к концу драки, и автобусы с «тяпляповцами» в ее сопровождении были отправлены восвояси, но никто из хулиганов наказания не понес.

Война по-взрослому

Подобное хулиганство было не единственным делом «тяпляповской» молодежи. Вскоре они начинают заниматься вымогательствами и грабежами. В банде появляется воровской общак. Такой переход от «самоутвердительных» побоищ с другими районами к чисто криминальной деятельности не случаен. Катализатором этого процесса выступил некий ранее судимый авторитет Сергей Антипов (Антип). После очередной отсидки он поселился в районе Теплоконтроль, подчинил своему влиянию подростковую банду и стал ее лидером, хотя позже на суде главенствующую роль приписали 25-летнему Джавдату Хантемирову.
В конце 70-х годов «тяпляповская» банда сильно окрепла и насчитывала уже до 200 членов. В это время она совершает ряд тяжелых преступлений: в октябре 1977 года были две попытки убить приемщика посуды Гришина, «чтобы не стучал» в милицию; в феврале 1978 года шестеро «тяпляповцев» забили до смерти по каким-то причинам неугодного им гражданина Даньшина; в июле 1978 года в деревне Старое Победилово банда устроила грандиозное побоище с местными — в итоге: двое пострадавших с ножевыми ранениями, один человек застрелен. На все эти «проказы» местная милиция закрывала глаза, поскольку совладать с разгулом молодежного бандитизма не могла, а статистику портить не хотела. Кстати, впоследствии за это со своего поста был снят руководитель милиции Татарской АССР С. Япеев, который до этого бессменно возглавлял татарских правоохранителей на протяжении 24 лет.
«Тяпляповцы» настолько поверили в свою безнаказанность, что решили устроить грандиозную акцию устрашения в Ново-Татарской слободе для группировки, с которой они враждовали долгое время. 31 августа 1978 года три группы «тяпляповцев» продефилировали по улицам Приволжского района, избивая каждого встречного и круша все на своем пути. Несколько десятков прохожих были побиты металлическими прутьями, из огнестрельного оружия обстреливался автотранспорт, в частности микроавтобус с милиционерами, пулей из пистолета была ранена 20-летняя девушка, которая осталась инвалидом, а 74-летний пенсионер Закиров застрелен возле своего дома. Все пострадавшие были просто случайными прохожими, и жертв могло быть гораздо больше, но, к счастью, не взорвалась граната, которую бросил некто Тазетдинов. В ходе акции пострадали и сами «тяпляповцы» — случайные ранения от своих получили четверо человек, один, по фамилии Музафаров, скончался в больнице. Такую бойню милиция уже не могла проигнорировать, и на скамье подсудимых оказались 28 человек. Из них самому старшему было 26 лет, семеро — несовершеннолетние. Большинство подсудимых уже имели практику «малолетки». После долгих согласований с Москвой закрытый суд вынес суровые приговоры — четверых расстрелять, остальным — от 10 до 15 лет лишения свободы. После апелляции двоих из приговоренных к высшей мере наказания помиловали. Расстрелян был формальный лидер «Тяп-ляпа» Джавдад Хантемиров, а вот «серый кардинал» Сергей Антипов отделался долгой отсидкой.
После этого резонансного для Казани процесса потрепанная «тяпляповская» группировка хоть и поутихла, но не прекратила своего существования. Она заняла рядовое место среди десятка подобных формирований столицы Татарстана.

Эпоха Ренессанса

Второе дыхание у молодежных группировок Казани открылось во второй половине 80-х годов. В это время гопники из Татарстана не только выясняют отношения между собой на родине, но и совершают частые вояжи в Москву и даже Ленинград. Там они занимаются в основном мелким грабежом «зажравшихся» столичных сограждан. В конце 80-х подростковые банды взрослеют и начинают переходить к серьезному криминалу: вымогательству у цеховиков и кооператоров в обмен на крышу, контролируют наркоторговлю и проституцию. В столице Татарстана складываются мощные ОПГ — «Жилплощадка», «Первые Горки», «Борисковская», «Кировско-Тукаевская», «Хади Такташ» и многие другие.
Поделив между собой Казань, с начала 90-х годов татарстанские преступные сообщества распространяют свое влияние на Москву и Петербург. В Белокаменной тогда действовали три казанские бригады, а в Северной Пальмире — 4 татарские группировки. Последние долгое время воевали со знаменитой тамбовской ОПГ и в результате пришли к соглашению с «тамбовцами» о разделе сфер влияния.
Возродилась в Казани и легендарная группировка «Теплоконтроль», хотя и не во всем своем былом величии. Кстати, в начале 90-х годов на свободу вышел ее бывший лидер Сергей Антипов, но в Казань он не вернулся и предпочел поселиться в Москве. Стал ли он снова во главе «тяпляповцев», неизвестно, скорее всего, он попытался это сделать, но, вероятно, место было уже занято. За свои амбиции Антип поплатился головой — в середине 90-х его застрелили в Москве. По последним сведениям, преступное сообщество «Теплоконтроль» возглавляет некто Сергей Леонидович Скрябин, который, кроме «бизнеса» в Казани, контролирует СП «Хадтон» (г. Измайлово) и СТОА «Автоваз» (г. Балашиха) в Подмосковье. В сравнении с прошлыми «подвигами» «тяпляповцев» это довольно скромные достижения для современной криминальной эры, но в истории российской криминалистики ОПГ «Теплоконтроль» навсегда останется первым и самым ярким проявлением «казанского феномена».