Самым влиятельным человеком уходящего года в Крыму оказался премьер автономии Анатолий Могилев. Накануне близящихся праздников свой рейтинг влиятельности на суд общественности представил Крымский независимый центр политических исследователей и журналистов. И хотя на истину в последней инстанции это исследование не претендует, тем не менее дает повод для размышлений.
В общем-то, первое место премьера в этом парад-алле чиновников и депутатов было предсказуемо и ожидаемо. Спорить о том, кто в Крыму первый, а кто второй, еще можно было во времена властного тандема Грач — Куницын (или наоборот, кому как нравится). Зато когда спикером стал Анатолий Гриценко, крымский Совмин на время превратился в предбанник ВР автономии, и все вопросы решались в кабинете Анатолия Павловича. К слову, сам он теперь вовсе не попал в рейтинг, впрочем, как и два других экс-спикера Леонид Грач и Василий Киселев, еще недавно не уступавшие по влиянию более высокопоставленным политикам. Попробуй скажи после этого, что не место красит человека.
Второе место, тоже вполне прогнозируемо, занял первый вице-премьер Совмина Павел Бурлаков, чья роль в истории не так заметна для широкой публики, но по достоинству оценена экспертами. Если лицом минувшей предвыборной кампании «регионалов» в Крыму был Могилев, то Бурлаков был его стилистом. А вот первое должностное лицо республики — спикер Владимир Константинов — удостоилось лишь третьего места, и то, скорее, это дань его нынешней должности. С первых дней на этом посту Владимир Андреевич сделал «ку» перед макеевскими и удовольствовался уже тем, что его бизнес не отбирают, а из бюджетного пирога финансирования капстроительства «Консоли» тоже перепадают жирные куски. Зато дальше в этом занимательном чтении следует полная чехарда. На четвертом месте почему-то оказался Лев Миримский, опередив всех нардепов и многих чиновников. Вероятно, сказалась та самая предвыборная история, когда Лев Юльевич «сделал» всех донецких, вырвав у них депутатский мандат. Без выхода на начальника предвыборного штаба «регионалов» Андрея Клюева и главу президентской администрации Сергея Левочкина здесь точно не обошлось, что косвенно свидетельствует о связях самого Миримского. Впрочем, рейтинг может быть отражением не столько влиятельности, сколько публичности, поскольку в роли экспертов зачастую выступают сами журналисты. Ну, какое, скажем, влияние у министра курортов и туризма Крыма Александра Лиева? А он в этом ранжире занимает 22 строчку. Хотя Александр Сергеевич действительно всегда открыт для прессы, и это правда.
Вместе с тем не вызывает удивление шестое место зампредседателя Совмина и руководителя его аппарата Ольги Удовиной, пропустившей вперед Мустафу Джемилева. Судя по всему, Ольга Максимовна снова стала модератором закулисных отношений двух властных домов: правительства и ВР Крыма, отражая интересы одной из групп влияния на премьера, а возможно, играя и собственную партию. Во всяком случае, эксперты поставили ее впереди всех вице-спикеров и остальных министров, не говоря уже о рядовых депутатах. Заметим, даже многие нардепы, и не только новички, не удостоились чести попасть в рейтинг. Зато бывший «серый кардинал» Александр Мельник, еще не так давно занимавший строчку в первой пятерке, откатился на 16 позицию. А зачастую упоминаемый в паре с ним депутат ВР автономии Игорь Лукашев вообще опустился на 23 место. Где-то между ними, на 18-й строчке, разместился постпред президента Виктор Плакида, что само по себе можно рассматривать как удар по авторитету гаранта.
Вместе с тем не вызывают сомнение или удивление 8 и 9 места двух силовиков. Их заняли прокурор республики Вячеслав Павлов и главный милиционер Крыма Михаил Слепанев соответственно. Иначе и быть не могло. Вот и не верь после этого в миф о полицейском государстве Украина. Остальные места в рейтинге влиятельности разделили члены президиума ВР Крыма, министры и нардепы. Единственным нечиновником и недепутатом среди влиятельных крымчан, по мнению экспертов, стал лидер организации «Себат» Сейдамет Гемеджи, дирижирующий сейчас некоторыми «полянами протеста».
Зато нет ни одного мэра или депутата местных советов. Вот и думай, кто же кого красит — человек место или место его?