Как вы относитесь к Евгению Петросяну? Хорошо и даже замечательно? Я вас поздравляю.
Я к Петросяну не отношусь никак. А точнее, отношусь неважно — не к нему самому, естественно, а к качеству его юмора, который при помощи пробивной силы Петросяна заполонил не только телеканалы, но и умы зрителей. Ведь одни из них брезгливо отворачиваются, а другие обхохатываются.
Петросяна как явление отрицать нельзя, в том числе и сегодня, когда ему 65.
Мальчик из Баку хотел стать артистом и стал им. Пример великого Аркадия Райкина не давал ему спать спокойно (впрочем, не только ему). Знал бы уважаемый Аркадий Исаакович, каких последователей он расплодил! Естественно, школьная самодеятельность, естественно, путь в Москву. Петросян окончил эстрадное училище, был учеником знаменитого конферансье А. Алексеева и неповторимой Рины Зеленой. Что ему только не приходилось делать, чтобы прославиться, даже нахлобучивать на голову кошмарные парики. Удачно выступил на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. Работал конферансье в оркестре под управлением Леонида Утесова. Потом вышел на собственную эстрадную дорогу, вот тут и началось.
Я прекрасно помню так называемого раннего Петросяна. Он был обаятельным, мягким, интеллигентным. Правда, и тогда навязчиво прыгал козликом, но это не раздражало. Наши нервы начали напрягаться, когда Евгению Вагановичу дали волю.
Пожалуй, его юмор был всегда лоялен к режиму. Его не вырезали, не выкидывали из концертных программ. Петросян десятилетиями мелькал на телевидении. Менялись названия передач, не менялся только он сам — Евгений Петросян.
«Смехопанораму» мы еще терпели, потому что там показывали отрывки из выступлений хороших юмористических артистов, а тогда это было в дефиците. Но когда наступила эпоха «Страны Лимонии, деревни Петросянии» и «Кривого зеркала» — терпение у многих лопнуло.
«Кривое зеркало» — апофеоз пошлости и низкопробного юмора ниже пояса (если вам таковой нравится — ваше дело). А какая собралась компашка! Какие-то фрики, кошмарные дядьки в шляпах и без, с портфелями и без, старушки, напоминающие банальных трансвеститов, давно объевшиеся морковки славы опухшие «кролики» и так далее. Плюс как апофеоз не слишком высокого вкуса — Петросян с постоянно выпученными глазами и его Елена Степаненко, третья по счету жена. Бой-баба, перекричавшая всех вокруг, мощно воцарившаяся, монументально убежденная в том, что народ ее любит.
Петросян не дурак, правда, шутки у него часто дурацкие. Он сам хорошо понимает, что востребован определенной частью простого народа, зачем же ему отказываться от свалившейся на голову телевизионной славы? Да, слишком много показывают, надоел до предела. Но ничего — потерпеть можно, а под водочку вообще хорошо идет. Ведь пьем — глупеем или делаем вид.
А протрезвеем — и от этого «Кривого зеркала» у нас исключительно кривая улыбка, не больше и не меньше.
Евгения Петросяна можно уважать разве что за упорство и непоколебимость. Он шутит так, как понимает, как хочет и как может. Он прикормил тех, кто вполне подходит ему по уровню юмора, но никогда не будет претендовать на пальму первенства. Он взрастил рядышком с собой Степаненко, масштабы которой зашкаливают. Он по-своему непобедим, не обращает внимания на тонны критики, объясняет нападки в основном тем, что его, Петросяна, слишком много показывают по телевизору, вот и надоедает. В конце концов, критики устают и машут на Петросяна рукой. Сам он не устает никогда. Он всегда победительно улыбается и готов бодро ответить на любой вопрос.
И только один вопрос до сих пор остается без ответа. Сегодня Евгению Петросяну — 65. Когда он наконец-то угомонится и сдаст свое «Зеркало» в утиль?