"[1K] Телемир :: Бабушка русского сыска, или Ох уж эта Настя Каменская!"«Каменская» - сериал долгожитель. Когда смотришь нынче серии первого сезона и сравниваешь с новой, пятой «Каменской» ( «Имя потерпевшего – никто», «Посмертный образ», «Соавторы» и т.д.) чувствуешь, что называется, разницу. Настя явно превратилась в Анастасию Павловну, заматерела, но при этом не потеряла завидного обаяния. А вот коллега Анастасии Коротков в исполнении Сергея Гармаша пал смертью храбрых. Его похоронили в начале первой серии.

У Каменской (Елены Яковлевой) по-прежнему вся ее семья состоит из мужа Чистякова. Когда артист Андрей Ильин был чуть более юным (лет 10 назад), в ангелоподобность его Чистякова верилось достаточно легко. Сейчас герой, взрослый вроде бы мужчина, производит несколько странное впечатление. Плохо скрывая презрение к женщинам, персонаж Ильина все так же сюсюкает с супругой, самозабвенно катается с ней на катке и в силу своих скромных возможностей помогает ей раскрывать преступления. Лучше бы, правда, увлечения спортом не принимали столь настойчивую форму — в последней серии Анастасия Павловна сильно «ломается» на лыжах. Но, с другой стороны, это немного обостряет ситуацию: все-таки героиня, ограниченная в движении, это хоть как-то оригинально.
По законам драматургии с течением лет Алексей Чистяков должен был как-нибудь измениться, но у персонажа Ильина этого нет и в помине. Разве что он красится в «молодой» — черный цвет, но это его не красит. А его неожиданный героизм в конце «Закона трех отрицаний» вызывает только недоверчивую улыбку. Остается удивляться то ли мужеству самого актера, то ли его стойкой любви к деньгам: просто-таки невозможно столько лет подряд изображать на экране одно и то же. Легче застрелиться или застрелить кого-нибудь.
А вот «рабочая» семья Каменской изменилась — из сериала выбыл Коротков в исполнении Сергея Гармаша. Один из самых симпатичных персонажей «Каменской», однако. Понятно, почему режиссеры так любят зазывать Гармаша в свои картины — артист одним своим присутствием улучшает и утепляет все вокруг, даже если действует без слов.
По официальной версии, Гармаш сам отказался сниматься в пятой «Каменской», потому что съемки не совпадали с его напряженным графиком. В общем, героя Гармаша похоронили в начале первой серии новой «Каменской» — Коротков пал смертью храбрых. Оригинальная идея, что и говорить.
К теме похорон светлого мента создатели сериала возвращаются неоднократно. Коллеги по службе то поминают Короткова, смачно закусывая соленым огурцом, то обсуждают его памятник. Хорошо хоть на памятник не водрузили фото Гармаша. Впрочем, уход Короткова не сильно подействовал на Колобка, Каменскую и Доценко — они утешились очень быстро и принялись с новой энергией распутывать преступления, сложные и не очень.
Уход Гармаша очков сериалу, понятно, не добавил — потерялась какая-то очень важная часть, юмора и человечности стало меньше. Да и идти по следу особенно некому: Каменская — дама, Миша Доценко (С.Дужников) хоть и старается закрыть брешь, но его жена очень долго собирается рожать, вот и приходится в некоторых сериях почтенному Гордеичу-Колобку (С.Никоненко), невзирая на возраст и звание, самолично гоняться за преступниками по лесу в тот момент, когда его благоверная уехала отдыхать.
Что же касается новых персонажей, то и они очень неравнозначны. Запомнилась в одной из серий Татьяна Пилецкая, еще из того, старого советского кинематографа, в другой, в «Соавторах», мелькнет своеобразный Юрий Ицков, но в целом и Артур Ваха, и Илья Носков, и Арнитис Лицитис, и многие другие лишены достойного драматургического материала. Вот и получается, что настоящих противников у Каменской в пятом сезоне нет. Все они какие-то фрагментарные.
Не в лучшей форме и режиссер. Куда более опытный Юрий Мороз в первых фильмах «Каменской» пытался поддерживать напряжение, необходимое для детектива, пробовал раскрывать характеры, по возможности удивлять. В пятой же «Каменской» Андрей Сиверс находится в куда более тяжелом положении. Сериал на исходе, он выжат как лимон. И Александра Маринина не знает уже толком, что делать со своей героиней, и телевизионное зрелище получается довольно-таки однообразное и анемичное, хотя и не раздражающее.
Невозможно снимать бесконечно, всему есть предел. Приключения телевизионного Штирлица считаются эталоном, но если бы легендарных мгновений было не 17 (а серий не 12), а, к примеру, 34, уверен, что Штирлиц Макс Отто нам бы изрядно поднадоел и старина Мюллер уже бы не знал, что ему делать с этим вечным Тихоновым.
А ведь собираются снимать и шестой сезон «Каменской». Впрочем, это неудивительно — такое одинаковое, ровное, лишенное вспышек и неожиданностей действо можно снимать бесконечно.

фото: Сыщик Анастасия и ее начальник Гордеич-Колобок распутывают очередное убийство