Он был самым популярным крымским мэром, мог стать премьер-министром автономии, а умер на острие атаки. Весть о том, что не стало городского головы Феодосии Владимира Шайдерова, потрясла многих в Крыму. О нем и сейчас трудно говорить в прошедшем времени.

Роль личности в истории

Он стал мэром Феодосии в марте 1998, когда страна и Крым переживали непростой период, вошедший в историю как время разгрома криминалитета. Местные газеты отдавали целые полосы под снимки в рубрике «Внимание! Розыск», милиция сообщала о «конце крымской Сицилии», а политики наперебой примеряли лавры борцов с преступностью. Пришедшего из бизнеса Шайдерова эта волна тоже не миновала, и одно время его фамилию упоминали в связи с местным авторитетом Белым, контролировавшим в середине 90-х весь юго-восток Крыма — от Феодосии до Судака. Дважды Шайдерова даже задерживали на несколько суток, но потом отпускали. В последний раз всплеск внимания правоохранительных органов к его персоне отмечен через год после избрания на первый срок. «В Украине становится приметой: с приходом весны сажать Шайдерова», — мрачно шутил по этому поводу Владимир Александрович.
Но время шло, город заметно преображался, и без всякой посторонней помощи Шайдеров переизбрался на второй, а затем и на третий срок. Под руководством энергичного мэра за десять лет его работы Феодосия полностью газифицирована, приведено в порядок коммунальное хозяйство, появился собственный концертный зал, неузнаваемо изменились к лучшему городской стадион, поликлиника, набережная и центральные улицы, открылись новые музеи, отремонтирована главная достопримечательность города — картинная галерея Айвазовского. В прошлом году первыми в Крыму местные власти решили давать служебное жилье нужным для города специалистам. Причем не отмывать на этом деньги или уводить их из бюджета, а именно привлекать в город врачей, детских тренеров, давая им квартиры. В городе и поселках-спутниках выросли новые современные гостиницы, пансионаты и инфраструктура отдыха с весьма привлекательными, в отличие от Ялты или Алушты, ценами. Из закрытого полурежимного «почтового ящика», затерянного в дремучих камышах где-то между военными частями, оборонными заводами и закрытыми городками, Феодосия стала курортом с инвестиционно привлекательным климатом. Восточный Крым начал успешно конкурировать с ленивым и пресыщенным Южным берегом. Но вместе с успехом, как водится, приходит и зависть.

Мог стать премьером

Примерно за три недели до трагического события в Феодосии в «грязном» Nete появились записи нескольких телефонных разговоров, якобы имевших место между Владимиром Шайдеровым и в тот момент прокурором автономии Виктором Шемчуком. Можно по-разному относиться к этим «документам», но мы все же рискнем сослаться на один из них. Если верить записи, Шайдеров был в числе претендентов на пост премьера автономии в один из периодов смены власти с апреля 2005-го по апрель 2006 года. Диапазон столь большой, потому что записи не датированы и о времени их появления можно только догадываться по косвенным признакам. Напомним, что это был переломный для Крыма период. Весной 2005 года последним из всех регионов Украины ушло в отставку «старорежимное» правительство Сергея Куницына. Год между выборами оказался самым сложным и неопределенным для местной элиты. С апреля по апрель в автономии поменялось четыре состава Совета министров.
В расшифровке разговора человек с голосом, приписываемым Шемчуку, спрашивает якобы у Шайдерова, как он относится к тому, чтобы стать премьером Крыма. «Я был в первом кабинете раз и второй, — говорит собеседник, — и меня спрашивают, дай альтернативную кандидатуру. Я говорю, что я не могу вам сразу сказать, я должен переговорить с человеком. И вот я звоню, чтобы с тобой поговорить…» Шайдеров на это отвечает: «Если родина скажет «да», значит, да, а если «нет», значит, нет».
Если такой разговор и был, то, очевидно, родина сказала нет, поскольку премьером Владимиру Александровичу не суждено было стать. А жаль. Неизвестно, выиграл бы Крым от такого назначения, но, глядя на тех, кто вереницей прошел за это время через кабинет председателя крымского правительства, под руководством Шайдерова полуостров бы точно не проиграл. Определенно, мэр Феодосии да еще, пожалуй, городской голова Евпатории Андрей Даниленко самые подготовленные и достойные кандидаты на этот пост. Достоверно известно, что и тот и другой никогда не рвались к должности премьера, но еще задолго до «оранжевой» революции назывались в числе кандидатов, чем неизменно вызывали зависть тех, кто это кресло занимал или мечтал о нем. У Шайдерова же проблемы с руководством автономии начались уже вскоре после весны 2006 года.

Остался первым

Слухи о том, что между первыми лицами автономии и мэром Феодосии пробежала черная кошка, появились еще летом 2006 года. А через год их было уже трудно не замечать — мэр Феодосии все реже посещал официальные мероприятия крымской власти, чаще посылал вместо себя замов, а сам город попал в немилость сразу по многим статьям. Наконец, осенью прошлого года руководство автономии окончательно побило горшки с Шайдеровым, на октябрьской сессии парламента буквально продавив отмену постановления Верховной Рады Крыма об определении границ Щебетовки. За этим нехитрым документом, принятым весной того же 2007 года, стоял, как выяснилось, колоссальный инвестиционный проект, который депутаты с подачи спикера походя похоронили, вернув Щебетовку в ее прежние границы. В результате подвешенным оказалось решение местного поссовета о согласовании землеотвода в Лисьей бухте площадью 130 га киевской фирме «Т.М.М.» под строительство рекреационного комплекса. Октябрьское решение крымского парламента оказалось той последней каплей, которая переполнила чашу терпения феодосийских властей. «Есть закон, а Гриценко — это еще не закон, он просто забыл, что Крым не приватизирован», — негодующе заявил по этому поводу Шайдеров. Поддержанный сессией горсовета и поселковыми властями Щебетовки, мэр заявил, что не собирается выполнять решение крымского парламента и будет обжаловать его в суде. «У нас все будет по закону… Они нам что, формируют бюджет? Мы — регионы — содержим Крым, и Гриценко, и Верховный Совет регионы содержат», — возмущался мэр Феодосии. Городским властям пришлось не только обжаловать в суде это решение ВР Крыма, но и перевести свои отношения с властями автономии в судебную плоскость. Сначала город успешно отсудил у правительства 12,3 млн. грн., причитающихся Феодосии за передачу на баланс коммунального хозяйства ведомственного жилья. Затем подал еще один иск на 7,9 млн. грн. А в довершение ко всему пригрозил разорить крымскую казну иском на 127 млн. грн., истребовав назад свои деньги, перечисленные на протяжении 6 лет на реализацию правительством совместных с местной громадой социально-экономических и культурных программ, но так и не вернувшиеся в город бюджетными инвестициями. Городу надоело унижаться и просить, и, не останови феодосийского мэра нелепая смерть, вероятно, так бы и произошло.
Таким был человеком городской голова Владимир Шайдеров. Конечно, его не огибали волны политики, сегодня это и невозможно, но до хруста в позвоночнике Шайдеров не гнулся ни перед «бело-голубыми», ни перед «оранжевыми». Во всех ситуациях сохранял достоинство и чувство юмора, за что его уважали в городе и за его пределами. Мало кто знает о том, что в 1987 году Шайдеров был награжден медалью «За выполнение интернационального долга», а год спустя орденом «За боевые заслуги». Он никогда не пиарился на этой теме, даже не упоминал, за что и где получил награды. Имел врагов, но гораздо больше друзей. В своих немногочисленных интервью признавался, что за 10 лет сделал в городе все, что хотел. Ну почти все, вот только дворец спорта осталось построить, ледовый каток, заложить на Карантине новый курортный массив, открыть яхтенную марину, а потом можно и на покой. Не успел…
В этом году Владимир Александрович стал победителем национальной премии «Человек года». 11 марта награду должны были вручать в киевском дворце «Украина».