Почему последние шесть лет ощущается столь значительная разница между Феодосией и Керчью? Изначально эти два города находились практически в одинаковом положении: оба работали на военно-промышленный комплекс, и там и тут несколько гигантских предприятий и порт, военные базы. Однако с 1998 года Феодосия неуклонно развивается и движется вперед, тогда как Керчь находится в постоянном кризисе, несмотря на огромные вливания из госбюджета в восстановление инфраструктуры города. В чем феномен таких различий? С этого вопроса «1К» начала общение с городским головой Феодосии Владимиром Шайдеровым.

За капремонт взялись турбаза «Приморье» и пансионат «Голубой залив» в Коктебеле, пансионат «Украина».
В трех здравницах сразу строятся открытые плавательные бассейны с подогревом воды, чтобы отдыхающие могли купаться и при плохой погоде

1К Владимир Александрович, как вы объясните такую разницу между двумя вроде бы похожими городами?
ВШ Давайте начнем с того, что в Феодосии ситуация еще шесть лет назад была хуже, мы находились где-то на уровне Джанкоя. Керчи помогали все: премьер Крыма Анатолий Франчук, его первый зам керчанин Александр Сафонцев, спикер, также керчанин Леонид Грач. У каждого города есть папа и мама — у Судака папа, у Евпатории мама, у Ялты родители выше рангом, это вообще летняя политическая столица Украины… А Богом данная Феодосия (так ведь название переводится) родных не имела.
Потом пришли нормальные люди и сказали, что городу — быть. Никогда не хвастался и не буду хвастаться, не просил помощи и не буду просить. Почему мы должны это делать?
1К Феодосия сама может заработать себе на жизнь?
ВШ А мы уже зарабатываем. В 1998 году в городе в целом собрали 45 миллионов гривен налогов, а в прошлом году — уже 180 миллионов, в четыре раза больше. Есть разница?
1К Понятно, что основной кормилец вашего бюджета — это Феодосийское предприятие по обеспечению нефтепродуктами. Но есть и другое стратегическое предприятие — судостроительная компания «Море», гендиректор которой буквально на днях уволен из-за долгов по зарплате.
ВШ Проблемы «Моря» — это беда не только нашего города и не только Крыма. Это наша общая проблема. Завод «Море» добивается заказов, для их выполнения берет кредиты для пополнения оборотных средств, производит продукцию — и за это ничего не получает.
Вот у меня на столе две папочки лежат, это судебные материалы по «Судокомпозиту» и заводу «Море». Официально признанный через суд долг компании по зарплате составляет 9,5 миллиона гривен. Это происходит потому, что государство дает заказы (иностранные все равно проходят через «Укрспецэкспорт»), забирает продукцию, а деньги не платит.
Греция заказала «Морю» два судна на воздушной подушке «Зубр». Стоимость контракта — 94 млн. долларов. Завод взял кредит, построил оба корабля. Один «Зубр» ушел заказчику, а второй до сих пор стоит на заводе, потому что греки перечислили всего 78 млн. долларов. Компания «Море» по сей день не получила 8,89 миллиона долларов. Умножьте не полученные предприятием деньги на курс доллара — вот вам и погашение долга по зарплате, и развитие компании. А гендиректор «Моря» Ленинар Богатов уволен из-за долгов перед коллективом.
«Судокомпозит» тоже работает, выполняет заказы. Однако уже более четырех лет у него есть долг по зарплате в 600 тыс. гривен, тоже бюджетный. Проблем сегодня очень много, особенно на предприятиях военно-промышленного комплекса, которых в городе до развала Союза насчитывалось 75.
1К Сегодня поговаривают о возможности акционирования или корпоратизации «Моря». Как вы относитесь к такой идее?
ВШ Уже принята соответствующая государственная программа развития предприятий судостроения, военной промышленности и других. Если даже «Море» акционируется и часть пакета акций перейдет в частные руки — больших потерь не будет, я думаю. Зато мы получим заказы, рабочие места и зарплату работникам. Нужно менять технологию, обновлять оборудование, пересматривать отношение к производству.
Возьмем, например, нашу чулочную фабрику ОАО «Лаванда». Фабрика стояла десять лет, работали 16 человек. Когда итальянская компания Efercal выкупила 34% акций предприятия и год назад зарегистрировала инвестпроект стоимостью 1,4 млн. долларов, дела пошли на лад. Сегодня здесь работает 240 человек, выпускается 11 видов колготок. Пока вся продукция идет на экспорт, но с мая предприятие планирует выйти и на внутренний рынок — для Украины предназначено около 100 тысяч пар колготок.
1К Скоро лето. Владимир Александрович, что Феодосия готовит к курортному сезону?
ВШ Прежде всего пляжи, по моему распоряжению создана комиссия по проверке их состояния. Во-вторых, в наших здравницах идет ремонт — где капитальный, где косметический. За капремонт взялись турбаза «Приморье» и пансионат «Голубой залив» в Коктебеле, пансионат «Украина». В трех здравницах сразу строятся открытые плавательные бассейны с подогревом воды. Так мы хотим избежать прошлогодней проблемы, когда холодное море (помните, вода по всему Крыму была до 8 — 12о С) чуть не сорвало нам курортный сезон, и отдыхающих приходилось возить на Азов.
Рядом с Золотым пляжем у Берегового москвичи будут строить аквапарк с 14 бассейнами, землю мы им выделили, оборудование уже заказано, так что к следующему сезону он заработает.
На май наметили провести очередной фестиваль воздухоплавания.
Вообще, чистим город, и не только на субботниках. От центра пошли на окраины, проводим конкурс на лучший дом и лучшую улицу с премиями от 3000 до 10000 гривен.
Все будет, было бы желание работать. Я считаю, что проблема не в ситуации, а в человеке, кто бы он ни был — сварщик, плотник, дворник или руководитель.