"[1K] Криминал :: Борьба двух крымских наркокланов: торгующие смертью бессмертны"Еще лет пять назад, когда в крымские морги чуть ли не ежедневно стали поступать жертвы наркотического «передоза», наше общество пыталось при помощи лозунгов да метадоновых программ бороться с наркоманией. Однако со временем ко всему плохому, равно как и хорошему, быстро привыкаешь: наркоманов оставили в покое, дав им возможность самим делать выбор между жизнью и смертью, а на торговлю наркотиками не просто закрыли глаза, она стала самым прибыльным видом крымского бизнеса — как для криминальных структур, так и для правоохранителей. Всем известен факт, когда прокуратура расследовала и отправила в суд дело 11 сотрудников отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Керченского горуправления милиции, занимавшихся наркоторговлей и контрабандой.

А им все равно…

Есть у нас в Крыму международный благотворительный фонд им. Натальи Потопаевой и реабилитационный центр для наркозависимых (ул. Киевская, 137), которые, наверное, никогда не перестанут бороться с наркоманией. Ребята из цент-
ра (в прошлом практически все наркоманы) устраивают благотворительные акции, митинги, ездят по школам, вузам полуострова, рассказывают о том, как избавились от страшной зависимости, делятся опытом и призывают к здоровому образу жизни. Однако на этом их благая деятельность не заканчивается — бывшие наркоманы пытаются помочь правоохранителям бороться с наркоторговлей в Крыму. Ездят по городам и снимают на видео точки сбыта наркотиков, а потом с этим материалом отправляются прямиком в милицию. Результат нулевой: еще бы, правоохранители и сами прекрасно знают обо всех наркоточках. Но почему-то не спешат их прикрывать.
Борцы с наркоманией пошли дальше: не так давно устроили митинг, на котором во всеуслышание перечислили все притоны и точки сбыта наркотиков и обратились с призывом закрыть их к конкретным работникам милиции и представителям власти. Результат опять-таки был нулевым. На бунтовщиков тогда мало кто обратил внимание. Крымская наркомафия по сей день провозглашает себя бессмертной. И небезосновательно.
На полуострове с начала 90-х годов оборот наркотиков контролировал цыганский наркоклан (преступность, конечно, не имеет национальности, но мы вынуждены назвать этническую принадлежность этого клана для ясности повествования). В 90-х годах цыганские бароны — «вайды» — уже не кочевали с таборами, а селились в роскошных коттеджах, имели расширенные сети наркоторговли, контрабанды, взимали дань с таборов и вовсю «взаимодействовали» с правоохранительными органами.
То ли справиться с цыганской преступностью работникам милиции было нелегко (в таборе практически все родственники и друг друга, понятное дело, не сдают), то ли манила «золотая наркожила» великим соблазном… Однако факт остается фактом — бессмертие крымской наркомафии отчасти обеспечивала крымская милиция.
Некоторых из правоохранителей даже посвящали в… цыганские бароны.

Цыганский барон в погонах

Ж. У-в, 1953 года рождения, известен как лидер самого мощного на полуострове наркоклана и занимает высокое положение в своей иерархии. По информации неофициальных источников, начинал он свой бизнес с изготовления и реализации фальсифицированных спиртных напитков. Потом переключился на более выгодное дело — изготовление наркотиков и мелкую торговлю ими. Преступная деятельность Ж. изначально носила семейный характер — в нее были вовлечены практически все его родственники, включая жену и детей.
Теперь товар у цыгана Ж. представлен в широком ассортименте — маковая соломка, анаша, ацетилированный опий, героин… Его самая крупная точка сбыта находится на одной из улиц Симферополя в старом городе и прославилась на весь Крым — ее знает каждый, кто имеет дело с наркотиками. Да и весь клан от бесславия, а главное — бедности, не страдает. У-вы входят в десятку самых богатых семейств Крыма: недвижимость, автомобили, домработницы, дворецкие — все, как в лучших домах Парижа…
Поднялся до такого уровня цыганский наркобарон благодаря мощной правоохранительной «крыше». Высокопоставленный начальник, которого должность обязывала бороться с наркоторговлей на полуострове, вошел в дело на равных долях. Этого «доблестного» стража порядка даже посвятили в «цыганские бароны»: уж больно похож он был на представителей этой нации, да и элемент «крышевания» или, если угодно, покровительства сыграл тут не последнюю роль. Произошла эта бизнес-сделка в конце 90-х. Схема оборота наркотиков в Крыму имела вид замкнутого круга: клиент, Ж., его жена С., правоохранительная «крыша», опять Ж., и так по кругу…
Если подробнее, то коррумпированный правоохранитель вместе с женой наркобарона, которая являлась адвокатом, создали адвокатскую контору. Ж. же, в свою очередь, посылал очередного наркокурьера на точку сбыта наркотиков, где его поджидали работники милиции — люди высокопоставленного начальника. Курьера брали на горячем, арестовывали, заводили уголовное дело, и тут появлялась защитница С. Она, будучи адвокатом, «вытаскивала» курьера, заверяя последнего, что откупила его за большие деньги, которые тот должен отработать. Обработанного С. клиента подхватывал Ж. и сажал его на крючок. С этой минуты должник работал на цыганского наркоторговца, отдавая всю прибыль семейству У-вых, те, в свою очередь, вкладывали деньги в недвижимость. Не осталась без хлеба с икоркой и правоохранительная «крыша»: тех, кто не мог выплатить «долг», последний отдавал под суд, стряпая таким образом «рабочие показатели». Одним словом, высокопоставленный милицейский начальник рационально совмещал приятное с полезным.
Благодаря такой отлаженной схеме эта компания на протяжении многих лет выходила сухой из воды. К счастью, среди представителей милиции во все времена имелись и до сих пор имеются порядочные люди, которые действительно выпол-
няют свой профессиональный долг. Такие «комиссары Катани», подчас рискуя жизнью, не раз пытались усадить наркоклан У-вых за решетку, устраивая облавы и обыски, но все было тщетно.
В 2005 году «1К» писала о том, как наши правоохранители провели очередную оперативную закупку марихуаны у наркоторговки, работающей на Ж. Ранее эта гражданка уже привлекалась к уголовной ответственности за сбыт наркотиков, однако суд постоянно оправдывал ее. Так же произошло и в этот раз: милиция нагрянула с обыском и изъяла партию наркотиков. Наркоторговка тут же была задержана и отправлена в ИВС, срок ей грозил немалый — от 8 до 15 лет. Однако муж преступницы уверенно заявил оперативникам, что сидеть его жена и в этот раз не будет. И… оказался прав. Суд изменил меру пресечения с ареста на подписку о невыезде, и обвиняемая была освобождена из-под стражи.
Всемогущий Ж. постарался. К слову, он частенько предупреждал своих наркокурьеров: дескать, если менты задержат с товаром, говори, что у меня купил, — я все решу. Известно, что, когда пытались посадить адвоката С., муж откупил ее от неволи за 50 тысяч долларов. Также известно, что начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, который жаждал усадить цыганских наркоторговцев за решетку, ушел тогда на пенсию. Разочарованный и отчаявшийся.

Нездоровая конкуренция

Работала подобная круговая схема около 6 лет, пока не появились у цыганского наркоклана серьезные конкуренты в лице преступной семейной группировки И-вых. Последние лет семь эти наркоторговцы, так же, как и У-вы, успешно занимались сбытом наркотиков в Крыму. Их наркологово известно всем «употребляющим» симферопольцам, расположено оно на улице, названной в честь известного баснописца. Несмотря на то, что преступный бизнес И-вых совсем не вяжется с их религиозными воззрениями, этот наркоклан сколотил на смертельном зелье приличное состояние. Информированные источники сообщают, что И-вы «закушались» до такой степени, что не брали у наркоманов за товар даже золото — только наличные. Так было удобнее сразу вкладывать деньги в недвижимость. На ней и столкнулись интересы двух крымских наркокланов.
Настоящая война разгорелась между ними несколько лет назад: поначалу конкуренты переманивали друг у друга клиентов. Потом разгневанный Ж. при помощи своей правоохранительной «крыши» начал устраивать милицейские облавы на наркоточки И-вых. Однако те тоже были не лыком шиты — определенные связи у них имелись. Да и беспредельщиками были еще теми: когда работники милиции пытались навести порядок и заявились с обыском к И-вым, те их попросту… избили. Как ни парадоксально, но даже это сошло наркоторговцам с рук.
Однако Ж., похоже, добился своего. На днях состоится суд, на котором по одному из эпизодов И-вым должны вынести приговор за… убийство человека. Дело в том, что И-вы, как и цыганское семейство, занимались скупкой недвижимости, преимущественно у своих же клиентов — наркоманов и алкоголиков. У одного из них И-вы приобрели дом за 10 тыс. долларов, дав несчастному задаток 100 долларов. Как только об этом узнал Ж., тут же предложил хозяину дома 15 тыс. долларов за его жилище. Тот, конечно же, согласился и пошел к И-вым возвращать задаток и отказываться от сделки. Больше его никто не видел. Через некоторое время продавца дома нашли в районе, где тот проживал, с пробитой головой. Есть информация, что этого человека держали в плену и избивали.
Возможно, наркоклану на этот раз не удастся избежать наказания… Хотя есть вероятность того, что, как это уже повелось в последнее время, наркомафия, торгующая смертью, действительно так и останется бессмертной.
Кстати, это далеко не первый случай, когда на объектах недвижимости пересекаются интересы обеспеченных людей и дело заканчивается убийством. В позапрошлом номере «1К» мы рассказывали о заказном убийстве бывшего руководителя управления Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку по Крыму и Севастополю Владимира Тихончука. По одной из версий правоохранителей, Тихончука ликвидировали из-за объекта недвижимости — санатория «Славутич», директором которого тот являлся. Однако, как стало известно, кроме «чеченской версии» этого заказного убийства, выдвигается теперь и другая: заинтересованными в смерти этого человека могли быть не покупатели санатория, а, наоборот, те, кто не хотел его продавать, — некоторые из учредителей «Славутича». Вот и получается та же схема: недвижимость, конкуренция, убийство.