Украинская армия ‒ в боевой готовности на административной границе с аннексированным Россией Крымом. Каковы возможные сценарии российского вторжения и планы пробить сухопутный коридор в Крым?

Журналисты спецпроекта Радіо Свобода Донбасс.Реалии побывали у «ворот» в Крым и узнали, как военные Вооруженных сил Украины несут службу в окопах и живут в условиях, похожих на донбасские. Какие предпосылки для вторжения может создать Россия и что крымчане думают о превращении полуострова в российскую военную базу?

Туман над Северо-Крымским каналом. Таврийск, Херсонская область. В городе, где начинается этот искусственный водоем, есть даже музей не так давно главной водной артерии Крыма.

«Вот здесь конь крутился по кругу и добывал воду ‒ настолько она была ценна. Если семья маленькая ‒ позволялось всего одно ведро воды в день», ‒ рассказывает об истории добычи воды куратор Музея Северо-Крымского канала Владимир Скляров.

На вопрос журналиста о том, что с водой на полуострове сейчас не все в порядке, он говорит: «Сейчас, наверное, да, проблема, но давайте не буду комментировать это, они все прекрасно знают, что там с водой».

Журналисты Донбасс.Реалии поехали к месту, где перекрыли воду в Крым. КПВВ «Каланчак» ‒ один из трех пунктов пропуска на полуостров. В это время года его пересекают около двух тысяч человек в сутки, рассказывают украинские пограничники.

«Вдоль админграницы у нас расположены боевые позиции, на которых военнослужащие также несут службу по охране и обороне админграницы ‒ это фортификационные сооружения, в том числе и блиндажи. Также у нас тесно налажена взаимопомощь, взаимодействие с Вооруженными силами Украины», ‒ объясняет помощник начальника Херсонского пограничного отряда Иван Шевцов.

Защита у «ворот» Крыма

Противотанковые рвы и построенные укрытия ‒ то, что едва бросается в глаза с КПВВ. Внешне эти окопы очень похожи на окопы на Донбассе, где пятый год продолжаются боевые действия. Хотя сейчас здесь нет активных боевых действий, украинские подразделения несут службу в полевых условиях.

Военные проводят небольшую экскурсию. Блиндаж, на первый взгляд, более просторный чем те, что на востоке Украины.

«Я думаю, что попадание 80-миллиметровой мины в любом случае это сдержит. Насколько известно, у них также есть линия обороны, имеются инженерные сооружения, есть техника ‒ все это они в принципе держат, как и мы, в полной боевой готовности», ‒ рассказывает о мощности блиндажа военнослужащий ВСУ Тарас.

Но сейчас на админгранице безопасно передвигаться в полный рост и вне окопов. Здешние условия бойцам есть с чем сравнивать: за плечами у каждого ‒ не одна ротация на Донбассе.

«Здесь гораздо спокойнее, однако на Донбассе мы знаем, чего ожидать, какая провокация может быть. Здесь же против нас стоят более слаженные подразделения, поэтому если будет какое-то обострение обстановки, то может быть более опасно», ‒ рассказывает военнослужащий ВСУ Игорь.

Как далеко может зайти Россия?

Сама по себе атака с полуострова ‒ маловероятный сценарий, считает украинский военный эксперт, заместитель директора Центра исследования армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь. В сухопутном компоненте Украина с Россией еще может соперничать, тем более на узком крымском перешейке, поэтому Кремль может пойти другим путем, говорит он.

В случае вооруженной агрессии украинские подразделения готовы к отпору, сформированы группировки с целью противодействовать войскам с той стороны админграницы Василий Галыгин

«Прежде всего, будет осуществляться влияние за счет нанесения быстрых ракетных и авиационных ударов на Киев, Днепр, Запорожье, Харьков ‒ для создания массового потока беженцев. Через несколько дней после создания хаоса и дезорганизации можно будет проводить наземную операцию», ‒ предполагает Самусь.

Казалось бы, фантастический сценарий, но атака на украинские корабли, считает Самусь, была своеобразной проверкой, как далеко может позволить России зайти международное сообщество.

«Это ‒ реакция, которая показывает, что международное сообщество может воспринять огневое поражение, не массированное, поскольку ракетные удары могут быть анонсированы как точечные удары для, скажем так, снижения агрессивной политики украинского правительства. Затем может быть сказано о провокации украинской стороны», ‒ говорит эксперт.

Полуостров для жизни или военная база?

По данным официального Киева, российские силы в Крыму после аннексии возросли втрое ‒ более 30 тысяч военных. Появились российские танки и зенитно-ракетные комплексы. Бронемашин стало больше в шесть раз, артиллерии ‒ почти в семь.

«У них очень часто проводятся учения, мы даже слышим разрывы, когда они проводят стрельбу из крупнокалиберного оружия», ‒ отмечает военнослужащий ВСУ Игорь, который служит на админгранице с Крымом.

«Мы понимаем, что туда, вглубь Автономной Республики Крым, войска до такой степени «напичканы»… Они, соответственно, в любое время могут прибыть сюда, на передовую. В случае вооруженной агрессии подразделения готовы к отпору, сформированы группировки как раз с целью противодействовать войскам, расположенным с той стороны административной границы», ‒ рассказал офицер штаба группировки войск Василий Галыгин.

Возможный путь на Приднестровье

Ранее Донбасс.Реалии рассказывали о двух сценариях возможной атаки России ‒ с выходом российской армии в Крым или дальше ‒ в Приднестровье. Но аналитики Stratfor уверены: пробивать этот «сухопутный коридор» Россия не будет.

Россия не хочет аннексировать всю Украину, конечная цель России ‒ помешать евроинтеграции Украины Юджин Чаусовский

«У России, возможно, был шанс осуществить такой замысел в начале конфликта, но за 4 года у Украины было время для развития своего военного потенциала, есть поддержка Запада. Россия же не хочет аннексировать всю Украину, знаете, для этого необходимы огромные ресурсы, которых у Москвы просто нет. Поэтому конечная цель России ‒ помешать евроинтеграции Украины. А полномасштабное военное вмешательство приведет только к противоположному результату», ‒ отмечает аналитик разведывательно-аналитической компании Stratfor Юджин Чаусовский.

По словам заместителя директора Центра исследования армии, конверсии и разоружения Михаила Самуся, учитывая отношение России к Крыму, как к такой себе военной базе, условия проживания там людей для нее вторичны.

«С точки зрения нормального функционирования Крыма, его развития как территории, где можно проживать, действительно такой наземный коридор абсолютно нужен. Если цинично учитывать то, что для россиян Крым ‒ это просто военно-морская, авиационная, ракетная база, то в принципе их сельское хозяйство и уровень жизни населения не волнует», ‒ говорит Михаил Самусь.

Как решить проблему с водой и не тревожит ли крымчан, что Россия превращает Крым в военную базу? Эти вопросы Донбасс.Реалии задали жителям Симферополя:

‒ Мне не мешает, в пробках я за танками не стою.

‒ Армия защищает нас же, правильно.

‒ А вы новости смотрите ‒ сколько кораблей американских в Черном море, сколько всяких у нас там недругов, лучше от них избавиться.

‒ Так постановили ‒ значит, так должно быть.

‒ Они не идут на контакт, эта Украина, они же нас презирают, мы же оккупанты.

‒ Они нас могут отравить, это же «фашисты» пришли к власти, ну куда с ними связываться, я бы и не хотела той воды.

Водой Северо-Крымский канал снова наполнят в апреле. Но дальше Херсонской области, в Крым, она, похоже, не пойдет ‒ пятый год подряд.

Источник: Krymr

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о