Следующее заседание по «делу украинских диверсантов» пройдет 12 ноября. Бывшие сотрудники крымского аналитического центра «Номос» Дмитрий Штыбликов и Алексей Бессарабовуже более чем полтора года находятся в заключении. Их задержали в ноябре 2016 года​ в Севастополе ​вместе с Владимиром Дудкой по обвинению в подготовке диверсий по заказу украинской разведки.

16 ноября 2017 года Севастопольский городской суд приговорил Штыбликова к 5 годам колонии строгого режима и к штрафу в размере 200 тысяч рублей (95 тысяч гривен). Теперь его привлекают к суду над Дудкой и Бессарабовым в качестве свидетеля.

Бессарабов и Дудка свою вину отрицают. Служба безопасности Украины опровергает какую-либо свою причастность к этим людям.

Брат обвиняемого Владимира Дудки Петр Дудка рассказывает о его состоянии здоровья.

– Обследование проводили 10 октября. Известно, что у него язва желудка зарубцевавшаяся уже, проблемы с сердцем и по мужской линии, а также гипертония. Однако результатов обследования мой брат не знает, то есть можно сказать, что оно прошло впустую. Проблемы с сердцем и давлением – новые, они связаны с его арестом и задержанием. Сын Владимира пытается передавать ему необходимые лекарства, но они же быстро заканчиваются. Передачи и свидания разрешены 1-2 раза в месяц. Я так понимаю, что местные врачи вообще не принимают никакого участия в его судьбе. К адвокатам у меня претензий нет – они делают все возможное, чтобы доказать невиновность моего брата и Алексея Бессарабова. Когда на суде ФСБшник говорил, что они такие плохие и так далее, адвокат у него спросил, видел ли тот их, контактировал ли? Ответ был отрицательный.

На последнем заседании суда по делу Бессарабова и Дудки 31 октября допросили сотрудника ФСБ России и засекреченного свидетеля под псевдонимом «Орлов». Как рассказал адвокат обвиняемых Сергей Легостов, показания были в пользу обвинения, однако свидетель не смог подтвердить, что где-то видел Бессарабова и Дудку.

Эксперт Центра глобалистики «Стратегия ХХ», в прошлом руководитель информационных программ Центра НОМОС в Севастополе Павел Лакийчук убежден, что на месте троих обвиняемых в этом деле мог оказаться любой бывший украинский офицер в Крыму.

На их месте мог оказаться любой, кто имел какое-либо отношение к Военно-морским силам Украины Павел Лакийчук

– Олег Сенцов мог готовить диверсию? Нет. Бессарабов – тем более. Владимир – старый человек и аполитичный, если говорить прямо. Но дело в том, что в тот период, когда оккупанты – не хочу говорить «правоохранители» – схватили их, видимо, россиянам нужно было продемонстрировать всем бывшим украинским военным, оставшимся в Крыму, необходимость лояльности к оккупационному режиму. На их месте мог оказаться любой, кто имел какое-либо отношение к Военно-морским силам Украины. Других причин я не вижу.

Ни одного оправдательного приговора в России не выносится, тем более по политическим делам. Поэтому надеяться на оправдательный приговор нет смысла. Дмитрий Штыбликов решил себя оговорить, чтобы получить меньшие сроки, пошел на сделку со следствием. Алексей и Владимир принципиально отказались, несмотря на то, что срок сокращается почти в три раза.

Петр Дудка хотел бы видеть больше поддержки для своего брата и других политзаключенных со стороны украинского государства.

– Мы чувствуем поддержку общественных организаций, а когда встречались в консульском отделе Министерства иностранных дел Украины, нам сказали, что консула послать в Крым не могут. Да, я согласен: послать консула – это значит признать аннексированный Крым российским, но можно делать что-то другое на международных площадках. Я имею в виду руководство страны – оно может поднимать этот вопрос. Не только по Сенцову, Балуху, Кольченко, но и по остальным узникам Кремля. Мое личное мнение, что в сфере международной поддержки для политзаключенных украинское государство недорабатывает.

Заместитель главы правления Крымской правозащитной группы Владимир Чекрыгин задается вопросом, что может рассказать российскому суду уже осужденный Дмитрий Штыбликов.

В делах, где обвиняемые на сделки со следствием не пошли, четко видно, что у российских следователей ничего не получилось Владимир Чекрыгин

– Суд проходит в закрытом режиме, судить о нем можно только поверхностно, из коротких заявлений адвокатов. Что там будет на заседании 12 ноября, состоится ли оно – сложно прогнозировать. Как известно, ожидается участие Дмитрия Штыбликова, и очень важно, какие показания он даст, насколько сильно на него смогли надавить. Одно дело, если он просто оговорил себя и пошел на сделку со следствием. А если его вынудят дать какие-то показания о том, что к этому сфабрикованному делу были причастны и другие фигуранты, то это, конечно, будет уже плохо для Дудки и Бессарабова. Вообще, в тех делах, где обвиняемые на сделки со следствием не пошли, четко видно, что у российских следователей ничего не получилось. Если же сумели убедить человека не обращаться к независимым адвокатам, надавили на него – там у них что-то получилось. Все остальные дела в суде выглядят смешно.

Владимир Чекрыгин полагает, что у осужденных фигурантов «дела украинских диверсантов», учитывая все нарушения со стороны российских правоохранительных органов и в судебном процессе, будут хорошие перспективы в Европейском суде по правам человека, хотя напрямую это им не поможет.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Источник: Krymr

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о