Категории
 
архив
 
91 < 92 > 93



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Хлеб в обмен на золото

/АЛЕКСЕЙ ПОПОВ/

[1K] Среда обитания :: Хлеб в обмен на золотоГрабеж во имя великой цели

Об этом никогда не писали в трудах советских историков. Режим хотел, чтобы люди забыли о существовавших в годы первых пятилеток магазинах с загадочной вывеской «Торгсин», которые были оазисами сытости в мрачном царстве продуктовых карточек и скудных пайков. Это был даже не пир во время чумы, а откровенный грабеж собственных граждан.

Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами в СССР («Торгсин») было создано в январе 1931 г. Вопреки своему названию, оно стало не столько организацией по обслуживанию гостей из-за рубежа, сколько государственным инструментом для выкачивания драгоценных металлов и других ценностей из карманов советских граждан. Схема работы «Торгсина» была проста и цинична. С 1929 по 1935 г. в СССР существовала жесткая карточная система распределения продуктов питания, ставившая многих жителей страны перед реальной угрозой голодной смерти (вспомним миллионные жертвы голодомора 1932 — 1933 гг. в Украине). В то же время в широкой сети магазинов «Торгсина» любой советский гражданин мог свободно обменять имеющиеся у него «валютные ценности» (золото, серебро, драгоценные камни, предметы старины, наличную валюту) на продукты питания или другие потребитель-
ские товары.

Валютные комсомолки

При Крымской областной конторе «Торгсина» осенью 1931 г. была создана сеть специализированных универмагов, магазинов и ларьков, охватывающая все города полуострова. Первоначально предполагалось, что «Торгсин» через свои торговые точки действительно будет с выгодой для государства обеспечивать потребности гостей из-за рубежа в привычных для них товарах. Но откуда было взяться большому количеству иностранцев в надежно защищенном железным занавесом Советском Союзе сталинской эпохи? Поэтому одним из направлений деятельности «Торгсина» было так называемое шипчандлерство — снабжение экипажей иностранных судов, заходящих в порты СССР. В портах Керчи, Евпатории и Феодосии через «Торгсин» приобретали товары экипажи торговых судов из Великобритании, Голландии, Греции, Дании, Италии, Франции. А чтобы ни один доллар из кармана иностранного матроса не оказался на черном рынке, учитывались все интересы морских волков. В крупных портах по инициативе «Торгсина» возникают валютные кафе и бары. Ретивые руководители, озабоченные задачей привлечения валюты, фактически превратили их в дома терпимости. А для пропаганды и установления интернациональных связей с иностранными моряками сюда привлекались наиболее сознательные комсомолки. На этом фоне наивным было обращение сочувствующего коммунистическим идеям матроса одного из иностранных судов к руководству местного «Торгсина». Он писал: «Вольность операций «Торгсина»… создает впечатление первоклассного публичного дома в капиталистических странах. Когда шипчандлер в первый раз пришел на наш пароход, он сказал морякам, что девочки в кафе ожидают их. Товарищи, я считаю, что это возмутительно…»
Комплексное обслуживание экипажей иностранных судов было для «Торгсина» едва ли не основным способом привлечения наличной валюты. Рядовые советские граждане если и имели на руках валюту, то сдавали ее с большой опаской, опасаясь преследований ОГПУ. Принеся в «Торгсин» несколько однодолларовых купюр, они тревожно оглядывались и полушепотом рассказывали придуманные истории о происхождении серо-зеленых банкнот. Например, крестьяне чаще всего утверждали, что получили валюту в обмен на продукты от иностранных интервентов во время Гражданской войны.
В первые месяцы существования «Торгсина» сотрудники ОГПУ действительно устраивали засады у дверей его магазинов, беря с поличным «валютчиков». Доллары у запуганных советских граждан, разумеется, изымали, причем часть конфискованной валюты оседала в карманах самих чекистов.

Помощь Гитлера советским колхозникам

Важным источником снабжения государства безналичной валютой было принудительное отоваривание через магазины «Торгсина» денежных переводов иностранцев, предназначенных родственникам в СССР. Понятно, что украинское население полуострова получало денежную помощь в основном из США, Канады и Польши, евреи с надеждой ждали переводов из Палестины, а татарские семьи поддерживались представителями турецкой диаспоры. Проживающие в Украине и Крыму этнические немцы рассчитывали на денежную помощь из Германии, где к власти уже пришли нацисты. Там даже возникли благотворительные фонды, собирающие средства для голодающих немцев Украины. Один из них носил красноречивое название «Братья в нужде». Сам рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер пожертвовал на эти цели тысячу марок из собственных сбережений. Немцы СССР собранные для них деньги могли получить только торгсиновскими товарами. Однако некоторые партийные руководители местного уровня обратились в Москву с предложением отвергнуть «подачки фашистов». Тем более, что советское правительство на международном уровне упорно опровергало «лживые слухи» о «проблемах с продовольствием» в отдельных регионах Советского Союза. Центр нашел гениальный выход: деньги поступили на счета «Торгсина», но их получателей — колхозников-немцев с помощью того же ОГПУ «убедили» публично заявить об отсутствии голода в СССР и отказаться от этих средств в пользу Международной организации помощи борцам революции.
И все же основными для «Торгсина» стали не внешние, а внутренние источники поступлений. Так, в 1933 г. Крымской областной конторой «Торгсина» было привлечено валютных ценностей на сумму около 1,8 млн. руб. Среди них наличная валюта составляла всего 161 тыс. руб. (9%), а переводы из-за границы — 309 тыс. руб. (17%). Основную же часть поступлений составляли золото-лом (778 тыс. руб., или 43%), золотые монеты старого чекана (210 тыс. руб., или 11,5%), серебро (312 тыс. руб., или 17%). Это значит, что в длинных очередях у дверей «Торгсина» часами стояли жители Крыма, желающие обменять обручальные кольца или чудом сохранившиеся золотые царские червонцы на мешок муки. Вскоре крымские «Торгсины» начали принимать от населения еще и бриллианты, изумруды, рубины, сапфиры, жемчуг.

Потребительский рай образца 30-х

Рекламное объявление 1934 г. призывало покупать в широкой розничной сети магазинов «Торгсина» «исключительно за золото, серебро, иностранную валюту и бриллианты» «продовольственные и непродовольственные товары как отечественного, так и зарубежного производства, в т.ч. спортивные принадлежности, грампластинки, парфюмерию». Но и тогда, а тем более в голодные 1932 — 1933 гг. эти «предметы роскоши» большинство граждан не интересовали. Львиная доля (более 75%) спроса покупателей крымских магазинов «Торгсина» — это мука, крупа и отруби.
А вот иностранные туристы охотно приобретали в торговых точках «Торгсина» антиквариат и сувенирную продукцию, а также марочные крымские вина. Однако объемы иностранного въездного туризма в СССР на протяжении всего периода существования «Торгсина» были незначительны. В романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» есть эпизод, в котором неугомонный кот Бегемот посещает московский универмаг «Торгсина». Представшая перед его глазами картина могла свести с ума рядового советского гражданина сталинской эпохи, выросшего в условиях тотального товарного дефицита: «Сотни штук ситцу богатейших расцветок виднелись в полочных клетках. За ними громоздились миткали и шифоны и сукна фабричные. В перспективу уходили целые штабеля коробок с обувью, и несколько гражданок сидели на низеньких стульчиках, имея правую ногу в старой, потрепанной туфле, а левую — в новой сверкающей лодочке… Где-то в глубине за углом пели и играли патефоны». Ну а посетители сего потребительского рая, по версии писателя, выглядели так: «Низенький, совершенно квадратный человек, бритый до синевы, в роговых очках, в новешенькой шляпе… в сиреневом пальто и лайковых рыжих перчатках стоял у прилавка и что-то повелительно мычал. Продавец в чистом белом халате и синей шапочке обслуживал сиреневого клиента. Острейшим ножом… он снимал с жирной плачущей розовой лососины ее похожую на змеиную с серебристым отливом шкуру».
Однако облик провинциальных магазинов «Торгсина» разительно отличался от той идиллической картины, которую можно было наблюдать в столице. Они были плотью от плоти советской торговли: грязные и темные помещения, огромные очереди, ежедневные драки, грубость и воровство продавцов, мошенничество приемщиков драгоценных металлов. Крымские «Торгсины» также не избежали этих негативных явлений. Самой дурной репутацией пользовались торгсиновские магазины в Севастополе. Их руководство установило тесные контакты со спекулянтами, которым из-под прилавка отпускались наиболее дефицитные товары.
Видимое изобилие «Торгсинов» было относительным. Действительно пользующихся спросом товаров постоянно не хватало. Процветала практика «нагрузок», когда, чтобы получить муку и крупу, надо было взять дополнительно селедку и галоши, расплачиваться за которые также приходилось золотом или валютой. Настоящим бичом «Торгсина» стали перебои в централизованной системе снабжения его торговых точек. Вопрос о внеплановой поставке мешка сахару приходилось решать едва ли не на уровне Москвы. Директор ялтинского универмага «Торгсина» мог подать заявку на 70 пар летней обуви, а получить из центра 300 пар валенок.

270 миллионов на алтарь Отечества

С середины 30-х гг. для системы «Торгсина» начинается период глубокого кризиса. Это было следствием улучшения продовольственной ситуации в стране, когда продукты первой необходимости наконец-то появились в открытой торговле. 1 января 1935 г. в СССР были отменены карточки на хлеб, с октября 1935 г. — на мясо, сахар, жиры, картофель.
Однако качественный трикотаж и добротную обувь все еще можно было приобрести только в обмен на золото или валюту, а вот хлебные очереди у дверей магазинов «Торгсина» исчезли. Как и прежде, поход в «Торгсин» для большинства рядовых крымчан оставался вынужденным шагом. Лишь две немногочисленные категории населения — ювелиры и зубные врачи — продолжали ходить сюда ежедневно и охотно, покупая дефицитные импортные товары для своих семей. В таких условиях содержание огромной сети этих магазинов потеряло всякий экономический смысл. В январе 1936 г. Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами в СССР было ликвидировано.
Один из наиболее волнующих вопросов, связанных с деятельностью «Торгсина», касается судьбы огромного количества «заготовленных» им драгоценностей. Не вызывает сомнений, что полученная «Торгсином» валюта, а также золото, серебро и драгоценные камни вывозились за рубеж. А вот окончательные результаты и смысл этой экономической спецоперации оцениваются неоднозначно. Можно услышать утверждения, что выкачанные из карманов советских граждан с помощью «золотого насоса» «Торгсина» ценности осели в зарубежных банках, составив солидную часть пресловутого «золотого запаса» Коммунистической партии.
Однако большинство исследователей считают, что добытые таким образом золото и валюта вернулись в Союз в виде станков и другого оборудования. За все время существования «Торгсина» его доходы составили более 270 миллионов инвалютных рублей, которые, по всей видимости, были возложены на алтарь индустриализации. Этой суммы хватило для того, чтобы полностью обеспечить импортным оборудованием 10 крупнейших промышленных предприятий СССР, созданных в те годы, включая Горьковский автозавод, Днепрогэс и Харьковский тракторный завод.
После ликвидации «Торгсина» советские власти постарались сделать все возможное для того, чтобы позорная страница узаконенного грабежа граждан собственным государствам была забыта. В официальном информационном поле, будь то публицистика или серьезные научные труды, эта тема не всплывала вплоть до распада Советского Союза. Однако народный фольклор сохранил память о деятельности этой организации. В «Антисказке» Владимира Высоцкого, написанной в год празднования 50-летия Октября, трагическая картина гибели пушкинского Лукоморья содержит рассказ о том, как Кот ученый, «сукин сын», «цепь златую снес в «Торгсин» «и на выручку — один — в магазин». И до сих пор некоторые жители одной шестой части суши тяжело вздыхают, вспоминая рассказы своих бабушек о длинных очередях у дверей магазинов, в недрах которых безвозвратно исчезли фамильные драгоценности их семьи.

комментариев:1   распечатать статью 

Еще в рубрике Среда обитания:

 

Отопительный сезон под вопросом. Ответ — у «Крымтеплокоммунэнерго»

[1K] Инфраструктура :: Отопительный сезон под вопросом. Ответ — у «Крымтеплокоммунэнерго» Арендному предприятию «Крымтеплокоммунэнерго», снабжающему теплом большинство крымских объектов, в том числе жилой фонд, видимо, нравится быть в центре скандалов. Прошлой зимой оно отрабатывало фокусы с 50-миллионным долгом за поставленное...

Проклятие президентского золота

[1K] Криминал :: Проклятие президентского золота Криминальная история Крыма — целый авантюрный роман, действующие лица которого являются носителями интересных, а иногда уникальных историй. «1К» начинает публиковать материалы под условной рубрикой «Милицейские байки». Их рассказчики не всегда...

Игра не в масть с президентскими картами

[1K] Политика :: Игра не в масть с президентскими картами ровалив первую попытку президента Виктора Ющенко утвердить Юрия Еханурова в должности премьер-министра Украины, депутаты показали главе государства силу оппозиции и поставили его перед выбором: остаться у руля страны виртуозом дипломатии или...

Крым съел «чужого» премьера и ждет «своего»

[1K] Политика :: Крым съел «чужого» 
премьера и ждет «своего» Анатолия Матвиенко, проработавшего в Крыму 4 теплых месяца, можно было бы назвать «курортным премьером», если бы далеко не курортные условия, в которых ему пришлось работать. Он, оставаясь чужаком для местного политического междусобойчика, так и...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Пляжная стройка в Севастополе
  • Промысел на чужом азарте и глупости
  • «Бульварные» песни Гордона — за себя и за того парня
  • Юрий Ларин — генератор советских креативных идей
  • Лучший бармен Украины станет лучшим барменом мира
  • Арбуз — сладкое «водяное чистилище»
  • Вино из ежевики
  • Женщины изнасиловали таксиста
  • Газификация по-крымски. Для избранных
  • Сохранить урожай до лета
  • Утомленная почва, или Как спасти заболевший сад
  • А теперь — Горбатов
  • Детское творчество бьет по родительским кошелькам
  • Хочу жить вечно. Заморозьте!
  • Убивают из мести, корысти и… обычной злости
  •  
    Яндекс.Метрика