Категории
 
архив
 
91 < 92 > 93



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

На полуострове идет операция «Бродяга»

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: На полуострове идет операция «Бродяга»Журналист «1К» вместе с работниками милиции посетил лучшие помойки Симферополя

Для кого-то 7 часов утра — время раннее, но не для тех, кто выехал на поиски обитателей помоек. «А позже нам даже нет смысла выезжать! — говорит заместитель начальника приемника-распределителя Геннадий Друченко. — Наши «клиенты» — ранние пташки: им нужно успеть обойти свою территорию до того, как оттуда вывезут мусор». Сентябрь — золотое время для бродяг, которые прибывают в Крым из всех областей Украины и ближнего зарубежья. Кто-то перебирается в теплые края, кто-то скрывается от милиции. Спрятаться в Крыму, где полным-полно приезжих, проще, чем где-либо. Именно поэтому сейчас в автономии идет операция «Бродяга»: потрепанными и дурно пахнущими путешественниками интересуются многие подразделения милиции. А для сотрудников приемника-распределителя — единственного в Крыму учреждения, занимающегося бомжами, — это будничная работа. И рейд, в который они взяли корреспондента «1К», — тоже рядовое событие.

Места знать надо!

«Наши, что ли?» — сбавляет скорость за перекрестком старший инспектор Александр Калиниченко. Ох, ничего себе начинается рейд! На перекрестке — иномарка, смятая спереди в гармошку, чуть дальше — «пирожок» с распахнутыми дверцами. Три тела: посреди дороги, на бордюре, возле крыльца здания. В «пирожке» как раз везли на общественные работы (побелить-покрасить) трех «клиентов» приемника-распределителя. От удара врезавшейся иномарки людей буквально расшвыряло в стороны. Три «скорые» увозят пострадавших — уже потом мы узнаем, что двое мужчин отделались сильными ушибами, а третий — неглубокой раной на голове.
Вторая наша остановка — помойка имени… ну, скажем, одного из сотрудников приемника. Коллеги по работе так окрестили это место, потому что живет он неподалеку. Заодно наблюдает за завсегдатаями мусорки, появляющимися там новичками, фиксирует «лежбища». Но на «именной» помойке уже ни души: мусор вывезли, искать здесь нечего.
«Вот еще место интересное, «кафе «Белочка», — показывает Геннадий Друченко на неказистую будку, — правда-правда, было здесь раньше такое кафе и называлось на редкость удачно, такая уж клиентура была, многие действительно до «белочки», белой горячки, напивались». Но в бывшую «Белочку» нужно ехать вечером, когда там с выпивкой и закуской «подводят итоги» завершившегося дня.
На одной из кривых улочек старого города в районе железнодорожного вокзала наша машина тормозит. Возле стеклопункта гремят пустыми бутылками две женщины. «Девочки, документы есть?» — интересуется инспектор Евгений Галюк. «Девочки», опухшие, с лицами давно и упорно пьющих людей, поднимают головы. Документов у них нет. Начинают говорить, что живут поблизости, потом возмущаются: «Уже и бутылки нельзя сдавать?» Когда дам водворяют в машину, внутри прочно поселяется запах перегара и немытого тела. Один из инспекторов начинает записывать данные: их потом проверят в приемнике. Очень часто бродяги называются чужим именем, но прокалываются на деталях. С удивлением слышу, что одной из «девочек» всего 34 года, а по виду ближе к пятидесяти.
Перебираемся на Московское кольцо, и машина заполняется буквально за пятнадцать минут. Евгений Галюк нарушает утреннюю «поправку здоровья» двух приятелей. Один из них — человек бывалый, имеет при себе ксерокопию паспорта. Второй, без документов, отчаянно цепляется за мешок с собранными бутылками и пытается затащить его в машину. Геннадий Друченко тем временем приводит вполне прилично одетого мужчину. Возможно, в другой ситуации на него не обратили бы внимания, но «выдала» спутница — типичное «дитя помойки».

Кандидаты наук и прокуроры

Мы привозим семь человек. Кто-то из них будет отпущен сразу после проверки — если есть жилье и не было конфликтов с законом. Для остальных — санобработка, обед и ожидание — до 30 суток. Именно столько времени отводит закон на проверку данных каждого бездомного гражданина. Все эти люди выйдут из приемника со справками, по которым можно в родном городе или районе оформить новый паспорт. В советские времена расходы по получению документов брало на себя государство. Оно же предоставляло каждому, кто прошел через приемник, возможность трудоустройства.
Теперь же самому приемнику-распределителю не помешала бы помощь: деньги выделяют только на зарплату сотрудникам (да и то не в полном объеме). Главное достижение — удалось наладить хорошее трехразовое питание для обитателей камер. Зато большие проблемы с бензином, аптечка почти пуста, а канцтовары приходится покупать самим.
С начала года здесь побывало более 700 человек, причем 80% из них — не крымчане. «Мы выявили 38 человек, находящихся в розыске за ранее совершенные преступления, — рассказывает Геннадий Друченко, — и еще 99 человек обоснованно подозреваются в правонарушениях».
Чаще всего бродяги крадут, реже грабят. Убийц с начало года было задержано трое, все случаи — классика: «сидели, выпивали, поссорились, прибили по пьянке». До сих пор самым необычным крымским убийством, совершенным бомжем, остается преступление Вити-Ташкента (он, кстати, тоже прошел в свое время через приемник-распределитель). Несколько лет назад этот человек приехал из города, по названию которого ему и дали кличку. Нашел себе подругу — такую же бродяжку и поселился в подвале одной многоэтажки. Скучающие подростки, жившие в этом доме, однажды решили «поучить бомжей» и спустились в подвал. Витя тогда где-то промышлял, «дома» оставалась только женщина. Вот тут-то мальчики из хороших семей и дали волю своей фантазии. Когда просто бить женщину стало неинтересно, они оголили провод электроплитки, на которой бездомные грели свои нехитрые обеды, и устроили «электрический стул» для бродяжки. В тот вечер они хорошо развлеклись, снова и снова издеваясь над перепуганной женщиной. Витя-Ташкент вернулся только утром и, выслушав подругу, взял нож и пошел мстить. Квартиру, где жил один мальчишка, он знал. Подросток, правда, уже успел уйти, и тогда бродяга ударил ножом его мать. Она умерла почти сразу.
В приемнике-распределителе оказывается немало… пропавших без вести. Вот один из ответов на вопрос, «куда пропадают люди». Однажды они просто уходят, оставляя за спиной дом, семью, работу. Бывает, что возвращать родным «пропажу» приходится и не один раз — не хочет почему-то человек жить, как все.
Среди бродяг попадаются и бывшие учителя, и инженеры, и даже… работники правоохранительной системы. Так, однажды в приемник попал бывший сотрудник одной из прокуратур Севастополя. Выпивал, вылетел с работы, потерял семью, потом жилье — так и стал бродягой. Примерно по такому же пути прошел и заместитель директора одного из крупных предприятий Симферополя — сотрудникам приемника оставалось только удивляться, чего ему не хватало в той, прошлой жизни. «Давно, правда, но был человек, не наш, из России, который работал в научно-исследовательском институте, кандидат наук, — вспоминает Геннадий Друченко. — Знал все! С каким вопросом ни обратишься — все объяснит, одно удовольствие с ним разговаривать: хоть о литературе, хоть об искусстве, хоть о технике. Ходячая энциклопедия, кроссворды щелкал как семечки».
…И завтра, и послезавтра инспекторы приемника-распределителя — если найдется бензин — снова поедут по «урожайным местам», опять привезут и будут размещать в камерах бродяг. Многие из них потом придут сюда еще — добровольно, зимой: лучше пожить взаперти, чем погибнуть на свободе.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Игра не в масть с президентскими картами

[1K] Политика :: Игра не в масть с президентскими картами ровалив первую попытку президента Виктора Ющенко утвердить Юрия Еханурова в должности премьер-министра Украины, депутаты показали главе государства силу оппозиции и поставили его перед выбором: остаться у руля страны виртуозом дипломатии или...

Проклятие президентского золота

[1K] Криминал :: Проклятие президентского золота Криминальная история Крыма — целый авантюрный роман, действующие лица которого являются носителями интересных, а иногда уникальных историй. «1К» начинает публиковать материалы под условной рубрикой «Милицейские байки». Их рассказчики не всегда...

Крым съел «чужого» премьера и ждет «своего»

[1K] Политика :: Крым съел «чужого» 
премьера и ждет «своего» Анатолия Матвиенко, проработавшего в Крыму 4 теплых месяца, можно было бы назвать «курортным премьером», если бы далеко не курортные условия, в которых ему пришлось работать. Он, оставаясь чужаком для местного политического междусобойчика, так и...

Как охраняют музейные сокровища Крыма

[1K] Соцзащита :: Как охраняют 
музейные сокровища Крыма Из новостей искусства главной на этой неделе была криминальная — о краже картины Василия Поленова из севастопольского музея им. Крошицкого. Полотно великого русского художника среди бела дня подменили цветной ксерокопией. Выяснилось, что верхний...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Пляжная стройка в Севастополе
  • Промысел на чужом азарте и глупости
  • «Бульварные» песни Гордона — за себя и за того парня
  • Юрий Ларин — генератор советских креативных идей
  • Лучший бармен Украины станет лучшим барменом мира
  • Арбуз — сладкое «водяное чистилище»
  • Вино из ежевики
  • Женщины изнасиловали таксиста
  • Газификация по-крымски. Для избранных
  • Сохранить урожай до лета
  • Утомленная почва, или Как спасти заболевший сад
  • А теперь — Горбатов
  • Детское творчество бьет по родительским кошелькам
  • Хочу жить вечно. Заморозьте!
  • Убивают из мести, корысти и… обычной злости
  •  
    Яндекс.Метрика