529
“Первая крымская”
 
N 529, 28 НОЯБРЯ 2014/5 ДЕКАБРЯ 2014    
 
100-летие Петра Алейникова: под фамилией Вани Курского
/АРТУР МАКАРОВ/
[1K] Телемир :: 100-летие Петра Алейникова: под фамилией Вани Курского     Только благодаря телевидению нет-нет да и увидим мы его лицо на экране. Белозубая улыбка, чубчик. Петя Алейников, Петр Мартынович — знаменитый киногерой прошлого века. Он был вечным младшим сыном, самым любимым непутевым отроком, которому прощают все. В нынешнем июле ему исполнилось бы 100 лет.
     Алейников из беспризорников, из шпаны, из попрошаек. Рано осиротел, ушел из дома, пустился в бега. Каким-то чудом в школе-интернате встретил киномеханика, пристрастившего проблемного пацана к таинственному Великому немому. Теперь Петруша не представлял жизнь без кино, и учеба в Ленинградском институте сценических искусств на отделении кино — логичное продолжение жизненного пути.
     Он учился у Сергея Герасимова — одного из лидеров советского кинематографа. Он играл у Герасимова в первых, еще немых фильмах. Он на пару с Герасимовым влюбился в молоденькую актрису Тамару Макарову, но та, моментально почувствовав, кто из них двоих солиднее и перспективнее, предпочла Сергея Аполлинарьевича. С ним и прожила долгие годы в жизни и кино, играя все главные роли в его фильмах и став той самой Тамарой Федоровной Макаровой, которую уважали и побаивались многие.
     А что Алейников? Алейников сильно переживал любовную неудачу и даже запил. В будущем запои станут обычным его состоянием, но тогда по молодости он легко преодолевал кризисы и вскоре сыграл у того же Герасимова рядом с той же Макаровой роль, которая сделала его знаменитым, — поваренка Молибогу в картине «Семеро смелых». Этот поваренок-нахаленок покорил зрителей, Алейников моментально вышел в первые актеры страны.
     Во всех фильмах, во всех ролях — и в «Большой жизни», и в «Комсомольске», и в «Трактористах» — он играл, по сути, одну роль — самого себя. На него смотрели и не могли насмотреться — на его лукавство и бесшабашность, отчаянный и юморной характер, восхищались его простотой и умением легко выдать какой-нибудь «кандибобер», запоминавшийся на десятилетия. Как он пел в «Трактористах»: «Здравствуй, милая моя, я тебя дождался!» Уникально пел. Его пытались копировать — не получалось.
     Фамилия его уже никому не была нужна. Все звали его Ваня Курский — по имени героя из «Большой жизни». На экранах жизнь его была большой, а на самом деле разной. Он был совершенно неофициальным человеком, его никто никогда особо не отмечал, не чествовал, не одаривал почетными званиями и наградами. Он мог напиться вмертвую и не раз это проделывал. Режиссер Иван Пырьев даже грозился отстранить актера от работы в «Трактористах», если он не прекратит закладывать за воротник. Мог, выражая несогласие с примитивным постановщиком, снять прилюдно брюки и заявить: «Вот вы кто, а не режиссер!» (так он поступил во время съемок фильма «Случай в вулкане» в одном из номеров ялтинской гостиницы).
     Он мучительно пытался вырваться из жизненного однообразия, пытался сломать свой образ, рабом которого стал. Даже Ивана-дурака, которого он сыграл в «Коньке-Горбунке», все по привычке звали Ваней Курским. Алейников бросил вызов приклеившемуся к нему имиджу своего в доску парня и сыграл в кино не кого-нибудь, а Александра Сергеевича Пушкина в картине «Глинка».
     Это был оглушительный провал! Зрители в зале просто хохотали, когда их Ваня Курский появлялся в кадре курчавым и начинал изображать великого поэта. Времена, когда кто угодно может играть кого угодно, были еще впереди. А тогда… тогда ему стало стыдно, хотелось бежать куда-нибудь, спрятаться и не высовываться больше на экран.
     Как и всякий типажный артист, он не нашел себя в пожилом возрасте. Снимался меньше и меньше, все больше в эпизодах, продолжал пить, буянить, подводить съемочные группы. Стал выезжать с концертными бригадами, на афишах крупными буквами писали: «Петр Алейников», и народ по привычке шел и дарил ему аплодисменты, гром оваций, другие артисты, принимавшие участие в концерте, не имели и десятой доли этого успеха. Петр становился неудачником.
     Многие так называемые друзья отвернулись от него. Он был пронзительно одинок, часто бродил по московскому зоопарку, кормил там волка по кличке Норик, и однажды после очередного брошенного в клетку куска хлеба Норик подошел совсем близко и лизнул Алейникова в лицо — лизнул одинокого волка из актерской стаи, постаревшего, никому не нужного…
     Он пил и болел, болел и пил, жил у чужих людей, многие не узнавали в нем когда-то беззаботного и красивого Петра Алейникова. Незадолго до смерти снялся в фильме с символичным для него названием «Утоление жажды». В картине это был он и не он, жалкий какой-то, совсем не похожий на веселого парня, которого когда-то самозабвенно любила огромная страна.


постоянный адрес статьи: http://1k.com.ua/529/details/10/3

2003-2007 (с) “Первая крымская” Все права защищены.
Использование материалов допускается только с письменного разрешения издателя. Ответственность за достоверность материалов, размещенных в газете, несут информационные агентства. Исключение составляют материалы, на которые имеется ссылка о предоставлении их другими информационными агентствами.
Яндекс.Метрика